?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у falangeoriental в Иван Чёрный: Ландшафт и политика

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/03/blog-post_9890.html

Все мы помним, что в учении Дугина, восходящем к Шмитту, морская цивилизация является «демоном упадка», представляет собой метафору, выражающую силы, размывающие Строй мира, и на одном из поздних этапов мирового цикла «заговор моря» должен облекаться в формы, чьим религиозным ядром было бы учение о дуализме Высшего и наличного, исходным моментом которого, в свою очередь, была бы интуиция мёртвого космоса. На первый взгляд, нетрудно найти аналогию такого мирочувствования в природной среде, где якобы возникло оно – пустыни Ближнего Востока, и где ему было суждено распространиться, если принять за прообраз торговой цивилизации Запада пустыню моря.

Вместе с тем, аналогия эта хромая. Чтобы показать это, можно обратиться к мифологии Нуна... Кроме того, ближневосточная пустыня была средой зарождения Православного монашества. Если Моисей ввёл свой народ в «землю, текущую молоком и мёдом», то первые Египетские отшельники «ввели» свой народ в пустыню – к возможному огорчению тех, кто, вслед за Аленом де Бенуа, хочет абсолютизировать противостояние Леса и Пустыни (насилуя Русский слух, привыкший к синонимичности «леса» и «пустыни» - отсюда «мать-пустыня» и «пУстынь». Разве и сама одежда Христианского монаха не имеет в себе лика пустыни?

[Spoiler (click to open)]
Наконец, если идентичность «духа пустыни» Исламу как наиболее «креационистской» религии до известной степени не вызывает возражений, то нетрудно почувствовать, что применительно к атлантизму она несколько неудачна, поскольку вид морской пустыни слишком величествен и суров, чтобы восприниматься как символ земноводной цивилизации, которая «e pluribus unum», и нуждается во всевозможных «ништяках и цацках», чтобы функционировать как таковая. Действительно, она находит себя не в конфронтации с язычеством, но во всесмешении, при этом демонстрируя своё преемство от Атлантиды, а для многих несистемных групп оказываясь «Вавилоном» и «Карфагеном». Ибо пустое пространство в древней символике никогда не было только выражением мёртвого Ничто, наоборот, в том же Египте, могло именоваться Нуном – в своём водном аспекте, но Нун был Именем Запредельного. В контексте патристики, тому было уделено внимание Василия Великого… В противном случае, предпосылки дуализма пришлось бы усматривать в морских путешествиях Варягов, находить у Рюрика элемент Семитской ментальности, у «учившего плавать» Головина...

На это возразят, что Запад воспринял пустое как неживое. Однако, дело не в живом и мёртвом, а в натурфилософии острова. Пустыня воды – фон, на котором должна располагаться фигура, знаменующая этот геополитический полюс, ею должен быть остров, наполненный океаническими испарениями тёплых течений. Теперь нам открывается вид, служащий ландшафтным образом язычества, манифестационизма, или эманационизма как такового. Океан – монэ, его туман, кутающий остров – проодос, его реки с мореходами – эпистрофэ, растворяющие умеренно влажную, часто болотистую почву.

В качестве контрпункта рассмотрим образ крепости. Здесь Единое репрезентировано через неприступное. Фигура крепости сообщает пейзажу «диурнический», «креационистский» элемент - следовательно, в пределе, должна быть каменной, и хозяева должны быть носителями власти, резко отдельными, «трансцендентными» для всех. «Культура суши». «Люди отчаянныя», уничижительно обращающиеся к власти, травматический климат…

Атлантическую островную цивилизацию, можно связать и с креационизмом, и с язычеством, то и другое совершенно ложно при однобоком впечатлении.

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner