?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у pobedonoscev в Принципы Пираньи. Мы – правые


Мы начинаем публикацию глав из книги право-консервативного публициста, идеолога проекта Nova Dextra Мецкаля Джонса "Принципы пираньи".

Введение

Перед тем, как начать разговор о предмете книги, я бы хотел сказать несколько слов читателям.

Это книга об актуальной консервативной политологии и социологии, а точнее - о методах, с помощью которых консерваторы могут восстановить свое лидерство. Я сосредоточился преимущественно на информационных методах и концепциях, максимально действенных и наиболее актуальных в наше время. Огромная проблема консервативного движения заключается в его нежелании и неприятии "идеологической работы" - традиционно она была сферой доминирования левых, а правые, как это часто бывает, забрезговали ей как "поверхностной" и удалились из нее. В конечном итоге это привело к тому, что большинство стран мира так или иначе попали под влияние левой культуры, образования, дали сформироваться левацкой журналистике, профсоюзам и всевозможным организациям, которые направляют умы и используют в своих интересах достижения консерваторов, присваивая, перераспределяя и откровенно воруя.
[Spoiler (click to open)]
Левые изначально делали ставку на пропаганду и агитацию - до этого додумались еще домарксовы социалисты и современники Маркса. В этой книге я предпочитаю вести счет от них, поскольку именно это поколение левых идеологов сформулировало и озвучило универсальную доктрину, на базе которой и выросли все виды современного левачества. Левое движение никогда не боялось использовать разные пропагандистские методы - от "цивилизованного" написания статей, книг и выпуска СМИ (Герцен, Огарев, Ткачев, Плеханов) до "хождения в народ", что было, по сути, переосмыслением проповеднической практики. В дальнейшем институт левой пропаганды укреплялся и рос, с возникновением Коминтерна он достиг пика своей мощи, а когда социализм в формате СССР столкнулся с принципиальным вопросом "мировая революция или могущественная страна?" и решил его не в пользу революции, европейские левые отказались от советского стиля, переключившись на более гибкие и гуттаперчевые троцкизм и маоизм - и сформулировали идею культурной гегемонии в противовес тяжелому институту красной пропаганды. Именно эта форма левачества, делающая ставку прежде всего на захват культурного и образовательного сектора, сегодня доминирует на Западе. Разумеется, она не монолитна - в ней масса разнородных течений, которые объединены общим вектором и общими целями. Стороннему наблюдателю может показаться, что общего вектора нет, большинство левых искренне ненавидят друг друга, однако это ложное впечатление - у левых есть колоссальный опыт совместного существования в различных глобальных организациях, от старых Интернационалов до современной ALBA. Взаимные противоречия в левом лагере практически всегда отступают на второй план, когда речь идет о достижении ими своей цели. Цель у них, разумеется, совершенно не мистическая и не конспирологическая, о ней мы поговорим в отдельной главе.

Правые, в свою очередь, пытались честно работать, предоставляя публике самой смотреть, оценивать и "познавать по делам". Будучи индивидуалистами, они редко оформляли общественные движения, предпочитая политические партии, завязанные на интересы бизнеса и национального капитала. Публика, однако, оказалась падкой на красивую пропаганду, молодежи результаты трудов консерваторов были не так интересны, как бегающие по сельвам и горам романтичные революционеры, и в результате правые проиграли информационную войну по всем фронтам - при полном доминировании в сферах науки, промышленности, культуры и экономики. Методы выхода из этого информационного тупика я хочу рассмотреть в своей книге.

Стиль изложения я выбрал достаточно вольный, публицистический, перегружать читателя цитатами и массивными ссылками не хочу. В связи с этим хочу указать - здесь я раскрываю один узкий аспект такого явления, как консерватизм. Ожидать от книги, посвященной информационным методам и отмычкам, глобального "общего анализа всего" не стоит, я перед собой такую цель не ставил.

Глава первая. Мы - правые.

Это будет самая утомительная статья - как и большинство ей подобных заметок, посвященных распутыванию узлов и определению сложных понятий. Я подошел к вопросу максимально поверхностно и не стал запихивать в нее дополнительных сложностей, вроде "третьего пути", о котором мы обязательно поговорим позже. Итак, мы - правые.

Термин "правый" сегодня невероятно размыт и неконкретен. Под ним понимают что угодно - от нацизма до религиозного фундаментализма, от маргинальных уличных банд до либертарианцев. В связи с этим надо начинать распутывать этот клубок определений. Для начала я скажу очень важную вещь, которую многие, к сожалению, не понимают, а если и понимают, то часто считают ее оскорбительной. Тем не менее, это правда. Экономика очень значительно определяет политику и общество. Экономика фундаментальна и укоренена в самых разных общественных и политических институтах. Любое явление, любой общественный конфликт, любой крупный социологический феномен частично объясняется экономикой, точнее - ее присутствием и воздействием на данный феномен. В зависимости от того, какой тип экономики доминирует в обществе, будет определяться его структура, его элиты и внутренние отношения. Я вовсе не хочу сказать, что "люди это производные экономики" или что-то подобное. Нет. Но человек как биологическая единица, человек как социальное существо и человек как активный субъект общественных отношений - это разные пласты такого многослойного явления, которое мы называем собственно "человеком". И те пласты, которые задействованы в общественных отношениях, подвергаются значительному влиянию экономики. Иными словами, одинокий человек на необитаемом острове - "свободен" от экономики. Причем чем сильнее он одичает, тем свободнее будет - в конечном итоге, деградировав в животное, он окончательно избавится от экономики, поскольку перестанет продумывать, анализировать, прогнозировать свою дальнейшую жизнь - ведь постройка жилья, запасы еды, дрова и мусор для сигнального костра - все это элементы экономики, которую он в одиночку будет строить на своем острове. Окажись на острове какой-нибудь Пятница - и мы будем наблюдать конкуренцию и поглощение более успешным концерном "Робинзон" менее успешного концерна "Пятница", или же буквальное поглощение Робинзона Пятницей. А может, они вообще учредят корпорацию с разделением труда, или коммуну - кто знает?

Экономика фундаментально определяет политику. И она бывает правой, центристской и левой. Точнее, чистой правой и левой экономики не существует - есть экономики, радикально или не очень склоняющиеся вправо или влево. Основные принципы правой экономики - самостоятельность, независимость от государства, свобода предпринимательства, частная собственность, частная жизнь, "теология труда", корпоративная этика, иерархичность, принцип "сколько поработал - столько получил", свобода мнения, слова и самозащиты, благотворительная помощь нуждающимся.

Правое государство в первую очередь исходит из интересов бизнеса, профессиональных работников всех сфер, армии (как гарантии безопасности граждан). Оно базируется на принципе, который можно озвучить так: если кто-то богат и нет никаких доказательств того, что богатство это нажито нечестно - значит, он просто больше трудился. Завидовать, требовать отобрать и перераспределить не нужно - просто работай столько же, сколько работал более состоятельный гражданин. Для создания равных стартовых условий в бизнесе и при получении работы государство в значительной степени "уходит" из экономики, снижает налоги по принципу "пусть каждый работающий получит больше", максимально упрощает гражданам процесс трудоустройства и открытия бизнеса, поощряет трудовую этику и трудовые достижения. Как правило, такое государство представляет собой федерацию (систему, в которой регионы делегируют полномочия федеральному центру и сами ведут свои внутренние дела), хотя оно может существовать и в унитарной форме, и в форме конфедерации ("союза вольных земель", где федеральный центр играет чисто декоративную и дипломатическую функцию). Политически правое государство вообще ничем не ограничено - оно может быть республикой и монархией, демократией и диктатурой, хотя правых диктатур в реальности было мало - редкий диктатор может удержаться от запускания рук в карманы граждан и перераспределения найденного там в свою пользу, да и сохранение принципа неприкосновенности частной жизни при диктатуре затруднено. Тем не менее, умеренно правые диктатуры существовали - навскидку можно назвать режимы Франко и Салазара в Испании и Португалии, Сухарто в Индонезии, латиноамериканские хунты.

Правому государству чужда теория классовой войны - как правило, оно базируется на принципах внутренней солидарности, которые определяются через общее дело на благо общества, процветание каждого гражданина и общую культурную идентичность. Дополнительно может использоваться национальный и религиозный фактор, но они не являются определяющими - главным образом потому, что в правом государстве церковь не вмешивается в экономику и личную жизнь граждан, а национальность - это просто часть культурной общности. Радикальный национализм и религиозный фундаментализм правым не свойственны, поскольку эти явления по природе своей иррациональны и непредсказуемы, имеют обыкновение стремительно впадать в революционный угар, требовать давить несогласных, ломать общество под себя и т.д. Правому государству в принципе чужд тоталитаризм, поскольку тоталитаризм - это избыточное присутствие государства в сферах, куда его не приглашали и где его не ждут. А правый спектр выступает за уменьшение роли государства даже в области экономики и крупной промышленности - какой уж тут тоталитаризм.

Хочу обратить ваше внимание на любопытный факт - абсолютное большинство из перечисленных мной правых диктатур представляли собой скорее правление "кризисных менеджеров", собственно элементы диктатуры там были продиктованы острой необходимостью, чем "волей к власти" и тиранией лидеров. Франко занимался воспитанием короля Испании и сам прописал варианты собственного отстранения от власти и передачи ее Регентскому совету в случае народного волеизъявления. Пиночет (Чили) спокойно ушел после референдума. Бермудес (Перу), увидев, что его политика не приносит должных результатов, провел свободные выборы и ушел из властных структур, не пробыв "диктатором" и пяти лет. При этом они старались не грабить бизнес и рабочих, не лишали граждан права на оружие и самозащиту и не преследовали людей за отличающееся мнение. Я хочу сказать лишь, что диктатура в правом контексте - скорее вынужденное и не особо желательное решение, чем реализация жажды власти и личных комплексов вождя.

В качестве современных примеров правых государств можно назвать США, Австралию, Канаду, Перу, Чили, отчасти Россию 2001-2005 годов (позже Путин стал склоняться влево и пошел по пути постепенного слияния капитала и государства), Чехию. Низкие или относительно низкие налоги, большие возможности для бизнеса, много вариантов трудоустройства, свобода частной жизни, право на свое мнение и его выражение.

Левая экономика базируется на следующих принципах: зависимость индивида от государства, ограничение или полный запрет предпринимательства, "теология освобождения", классовая война, перераспределение, принудительная помощь нуждающимся. Важно отметить, что левое государство рано или поздно приходит к ограничению свободы слова, хотя в самом начале оно обычно искренне желает дать людям максимальную свободу. Проблема в том, что современные левые видят корень освобождения человека в "вырывании" из него экономики, в которой они видят орудие угнетения, и передачу ее в руки государства или неких надгосударственных структур самого разного толка. А поскольку экономика определяет человека и его место в обществе с самого детства, то левые реформы обычно вызывают у среднего человека сильное недовольство, моральные травмы и желание прекратить государственное насилие. Почему я говорю, что экономика определяет человека с самого детства? Ну как же. Детей в детский сад одеваем красиво? Красиво. Игрушки им покупаем? Покупаем. А зачем? Порвет, протрет и поломает, сто процентов! Гораздо практичней купить строго функциональную одежду, спецовку маленького размера, а играет пусть деревянными брусками. Но в этом случае его попросту затравят в группе - ребенок покажет себя экономически несостоятельным, а потом его сделают и общественно несостоятельным, проще говоря - определят в изгои. А спустя десять лет водите его к психоаналитику, раскошеливайтесь, когда дите, наигравшись брусочками и наевшись унижений, начнет воровать да котиков калечить. Детская жестокость - это, конечно, аргумент. Только важно помнить, что весь феномен детской жестокости сводится к двум вещам: дети чрезвычайно искренни и у них нет моральных тормозов. Вот и все. Иными словами, унижая бедного, они не специально хотят ему зла, а всего лишь без тормозов определяют его как экономически несостоятельного. Такие же процессы идут и в мире взрослых, только мы их вуалируем, сглаживаем, форматируем под более общественно приемлемые. Вот и вся экономика.

Чтобы максимально эффективно осуществлять государственное управление экономикой, левые создают сложный аппарат налогового и законодательного насилия, направленный против предпринимателей и бизнеса - людей, составляющих государству конкуренцию и не желающих мириться с сильным давлением на себя. Я называю левые налоги насилием, потому что воля ваша, но отдавать 50-55% заработанного на налоги и социальные сборы - это очень обременительно. Кроме того, подобная практика отъема большей части заработанного и выдача возмещения социальными гарантиями - показывает отношение к человеку как к скотине, о которой нужно заботиться, но которая не имеет права на свое мнение и видение ситуации. Необходимость в непомерных налогах резонно влечет за собой формирование государственной машины пропаганды, оправдывающей и объясняющей такие действия государства. Также возникает необходимость в формировании таких слоев населения, которые были бы объявлены "неприкосновенными" и на содержание которых потребовались бы изымаемые суммы. Ведь левое правительство никогда не изымает столько налогов, сколько нужно ровно для предоставления гражданину социального пакета - оно изымает на несколько порядков больше, перераспределяя львиную долю себе в карман, на дело мировой революции (через Социнтерн, региональные организации и прямую помощь левым режимам - например, сейчас Уго Чавес сильно содержит левую Аргентину, в которой сначала правил муж, сейчас правит его жена, которая готовит поправку к Конституции, по которой она может идти на новый срок - европейцы и латиноамериканские левые называют это демократией). Иными словами, левый режим всегда берет больше, обещая более обширный соцпакет, которым гражданин может никогда не воспользоваться - мы же не болеем каждый месяц, да и "бесплатное" обучение в вузе длится 5-6 лет, тогда как по налогам за всю жизнь человек заплатил на три сотни таких обучений.

Теория классовой войны тоже претерпела значительные изменения. Рабочие профессионалы давно стали частью капиталистического мира, устраивать революции они не хотят, да и раньше пожары разжигали в основном не они, а интеллигенты, разночинцы, студенты и криминал. Поэтому в орбиту "классовой войны" левые включают все новых и новых маргиналов, стремясь революционизировать их и с их помощью прийти к власти и механизмам перераспределения. Отсюда внезапно возникшая страстная любовь новых левых к таким противоположным группам населения, как сексуальные меньшинства и мусульманские нелегалы, радикальные феминистки и цветные расисты. Отсюда поддержка уже невероятно уродливых и отвратных (чисто эстетически) "деятелей искусства", отсюда постоянный, выражаясь фигурально, запашок гнили возле левой интеллигенции, которая идет в авангарде левого движения. Некоторые читатели могут резонно возразить - мол, в СССР никакой гнили не было, никакие меньшинства не поддерживались и т.д. Во многом это правильно. Но, во-первых, поздний СССР сложно назвать левым. Он был смешанной системой, которую проще всего назвать государственным капитализмом. Во-вторых, СССР много лет буквально выживал, а на грани жизни и смерти в последнюю очередь хочется думать о нелегкой судьбе цветных расистов, мусульманских радикалов и сексуальных меньшинств. Многие ранние большевики, еще не получившие практического опыта "собирания страны", на "национализм окраин" и сексуальные меньшинства смотрели скорее нейтрально-положительно. Среди них были и гомосексуалисты, как Иоффе, и сторонники регионализации, как Свердлов. И в-третьих (оно же в-главных): левая система, также основанная на экономическом базисе, может воплощаться как в формате крайне жестокого, даже террористического режима, каким был военный коммунизм, режим красных кхмеров, так и в формате демократической и развитой благополучной системы, как Швеция или Уругвай. Левые режимы часто дрейфуют в сторону диктатуры, однако делают это относительно медленно, поскольку сами левые лидеры редко хотят получить на выходе тоталитаризм - у них просто так выходит. Главная опасность левого государства заключается в том, что оно не считается с гражданами. Сегодня оно вводит очень хорошие соцпакеты и строит благополучное общество, перераспределяет в пользу пенсионеров и детей, а завтра оно неожиданно объявляет неприкосновенными другую, более выгодную группу населения - нелегалов, какие-либо меньшинства и т.д. Левое государство само или через систему "независимых" структур доминирует над гражданином, чей голос в конце концов оказывается не столь важен. И с этим трудно что-то сделать - ведь левое государство обладает мощным аппаратом насилия и оно устроено так. чтобы давить несогласных быстро и качественно.

Левыми государствами можно назвать Францию, страны Скандинавии, Венесуэлу, Аргентину. Высокие налоги, системы, блокирующие бизнес либо через коррупционную вертикаль, либо через грабительские налоги и квоты, согласно которым предприниматель обязан нанимать работников из "ущемленных" категорий в ущерб предприятию, полный или почти полный запрет на гражданское оружие, ущемление свободы слова.

Если говорить коротко, то правые выступают за конкуренцию, соревнование, равенство возможностей, базовые права человека, неприкосновенность личной жизни и собственности, культурную и национальную солидарность и руководствуются этикой "работающий человек - хороший человек". При этом этика правых, естественно, включает в себя помощь немощным, т.е. тем, кто по-настоящему нуждается и действительно не может работать (а не ссылается на мифический расизм работодателей, незнание языка и прочее). Правая система также называется экономическим консерватизмом.

Этика левых подразумевает подавление конкуренции, государственное перераспределение в пользу всех, кого государство назначило немощным, уменьшение наличных денег за счет расширения соцпакета, уязвимость либо отсутствие частной собственности, а также уязвимость личной жизни - избыточное присутствие и опека государства приводят к тому, что оно начинает заботиться о гражданах путем введения ювенальной юстиции, запрета на гражданское оружие, ограничения иностранных валют и прочих милых вещей.

Здесь нужно сделать важное отступление. Очень важно понять, что "ненавидеть левых вообще" - глупо и недальновидно. Нельзя ненавидеть философскую и экономическую концепцию. Она сама по себе ни плоха, ни хороша. Мы оцениваем левую систему субъективно, она нам не нравится, так как посягает на нашу свободу. При этом надо отдавать себе отчет, что есть люди, которые по каким-то причинам комфортно себя чувствуют в состоянии несвободы и опеки со стороны государства, Старшего Брата или кого-то более сильного и авторитарного. Это нормально - мы живем в век неврозов, многим людям хочется стабильности и тихой гавани. Кроме того, левые идеологи по-прежнему агрессивно используют пропаганду, вбивание идеологии в головы детям через систему образования и устрашающие факторы, говоря проще - террор. Все это заставляет большое количество людей, которые ходят голосовать, выбирать левых по умолчанию - потому что им внушали со школы, что консерваторы ели людей, массово убивали всех подряд, а еще были за рабство и инквизицию. И только левые могут спасти всех от этих людоедов. В Европе и Латинской Америке левые регулярно устраивают небольшие теракты с целью запугать власти и граждан. Все это, оставаясь без адекватного ответа, приводит к постепенному принятию левых идеалов как панацеи от кризисов. Как общественных, так и экономических.

Обвинять людей, которым с детства вдалбливали такие вещи в головы, не стоит - у них практически не было выбора. Наша задача - не выкинуть этих людей на свалку истории, а показать им альтернативы и избавить от невротичной заштампованности. При этом мы имеем полное право ненавидеть и затыкать левых идеологов, поскольку к ним относятся ровно три категории людей. Первые - это обычные террористы, как Абимаэль Гусман, Камилла Вальехо, Фусако Сэгинобу или Альфонсо Кано. Вторые - религиозно верующие в левые штампы либеральные идиоты, как всевозможные либерально-толерантные журналисты, зеленые активисты, протестная интеллигенция, которая мечется между радужными и нацистскими флагами, не зная что выбрать. Третьи - это циничные подонки, которые используют левую риторику для доступа к ресурсам и получения власти. Ярчайший пример - Барак Обама, лауреат премии мира, развязавший глобальный конфликт на Ближнем востоке, любитель левых лозунгов о том, что богатым надо бы поделиться с невероятно страдающими на пожизненном госсодержании афроамериканцами и "интернационалист", использующий аргументы из арсенала черных расистов. Вот эти люди действительно заслуживают ненависти. Но не слепой и глупой, а прагматичной и брезгливой. Необходимо выбить оружие из рук левых, завладеть дискурсом, перехватить у них инициативу. Желать им зла или моровых язв - значит попусту тратить силы и время. У нас есть свои цели, исполнению которых мешают какие-то газетенки или телевизионные балаболы. Ну раз мешают - значит, надо давить, они же сами не уходят. А давить правые не умеют - в силу преданности идеалам свободы слова и высокого уровня культуры. Надо учиться. Учиться давить, не нарушая принипов свободы слова, а напротив, пользуясь ими. Этим мы и займемся в следующих главах.

Автор: Мецкаль Джонс
http://modus-agendi.org/articles/1534

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner