Helgi Avatara (goutsoullac) wrote,
Helgi Avatara
goutsoullac

Categories:

Игорь Гаркавенко: Украина как государство-крепость, государство среднего класса, государство шпенгле

Оригинал взят у falangeoriental в Игорь Гаркавенко: Украина как государство-крепость, государство среднего класса, государство шпенгле

http://falangeoriental.blogspot.com/2015/01/blog-post_67.html

"Тот, кто настаивает на том, что название Украины означает "окраина", "крайняя", не подозревает, что апологетирует эсхатологию (греч. "эсхата" – "крайняя"). Из Александрии Эсхаты (Самарканда) начал свой поход Железный Тимур... С крайней для всей Иудеи Галилеи пришел Сын Божий. Discite moniti ("Помните, предупрежденные!")"
(Олег Гуцуляк)

"Значение слова «Украина» — страна у края бытия. Она всегда под угрозой пасть, но всегда её поддерживает Дух Святой" (Олег Гуцуляк)

"Окраина". Несмотря на внешнюю скромность и возможно оскорбительность этого слова, именно оно таит для нас источник небывалой силы и твёрдости.
Первое, что скрывается за формулировкой "новое средневековье" есть "конфликт цивилизаций".
Точкой в теме "универсального", было раскрытие в нём скрытого "аутентичного".
Линейка и шкала теперь способны вызвать лишь улыбку, так как за каждой из них, и за самой "холодной" в том числе, теперь проглядывает своя специфическая кровь и своя страсть.
После нескольких столетий бюрократии и вопроса "частной собственности", в этот мир вернулась граница, вернулся край и неснимаемая пропасть.

Эта война не есть война государств, инициированная их "государственными интересами". Иначе, происходящее имело бы характер организованного и рационального, конкретных требований и конкретных действий, и главное, явных для всех "ответственных лиц".
Это война инстинктов, стереотипов, мифов и культур. Это не война, но уже стихия. И от какого бы то ни было "лица" уже практически ничего не зависит, по крайней мере ничтожно мало; сказать своё властное "да" тому, что и без этого уже идёт и не собирается заканчиваться.
Украина, снова окраина.
Правда, пока в растерянном "де факто", но не в уверенном "де юре".
Окраина.
"И в Диком Поле снова нужно ставить крепость, что бы боронить проходы через реку".

До тех пор, пока будут пытаться опереться на то, время чего увы вышло, катастрофы будут только нарастать.
Итак:
Благодаря событиям 2014 - 15 годов, теперь ни у кого не возникает вопросов относительно того, где именно начинается "фактическая" и ощетинившаяся Европа, и где остановилась собирая силы для броска деспотичная, беспредельная и бесцеремонная Азия; если речь идёт о такой тактической ловушке для Европы как псевдоцивилизационный "евроазиатский проект", тем более.
Культурным меридианам без разницы "государственные границы". И однажды, они, очень быстро и вероломно с ними расправляются.
Если границы государства не являются границами нации, они являются ошибкой и претензией, и история, также, никогда надолго не забывает вмешаться и её исправить.
Да, Украина потеряла в весе и в части, но, ведь для того, чтобы набрать в скорости и твёрдости всегда нужно сбросить "лишний вес".
Только нация задаёт границы, но никогда не они её.
И только те границы, что имеют свойство однажды быть фронтами, прежде всего имеют право признаваться таковыми. Иных границ "конфликт цивилизаций" не потерпит.
Фронт стал восточной границей Украины. И за исключением слоя плохо определившейся мякоти, он в куда большей степени походит на то, что может быть признано границей нации.
Очень вероятно что он будет ещё двигаться и смещаться, но, в идеале, всё это будет иметь своим высшим смыслом - отделить нацию от не нации, судьбу европейскую от судьбы восточной и иной.
И теперь, он, будет бесконечно долго совмещать в себе характер фронта и границы.
Мы на краю. На краю цивилизации. На краю европейской судьбы.
В области вечной войны "конфликта цивилизаций". И наша граница являет собой фронт.
Не мы первые, не мы последние.
Экзистенция, в которой нам теперь придётся жить, очень похожа на ту, в которой со дня своего основания пребывает Израиль, после исламской революции Иран, и многие другие, в другое время и в другом месте. Экзистенция, ярким символом которой когда-то была Пруссия, которая в такой же степени обязана своим возникновением Тевтонскому Ордену, как Украина острову Хортице.

Оказавшись, неожиданно для самой себя в "пограничной ситуации", Украина лишается отныне качества "государства пирога", только и возможного в безопасной от открытого конфликта и насилия "глухой" зоне "постсоветского пространства", "восточной Европы" и т. д, идеально пригодного разве что для масштабного экономического криминала, бесконечных "разделов" и "распилов", и обретает совершенно иное качество - "государства крепости".
Отличие условий существования второго от первого заключается в том, что "государство крепость" никогда не в силах выстоять и удержать свою позицию при наличии в нём высокой экономической стратификации, капиталистического отчуждения, ценностей выгоды и конкуренции, но никак иначе, как благодаря ценностям - единства, дисциплины, долга, чести.
Степень экзистенциального напряжения и вызова, направленного на каждого жителя "государства крепости" изменяет его идентичность таким образом, что делает более невозможным его оценку со стороны, да и оценку им самого себя в качестве "раба" и "овцы" бесконечной экономической эксплуатации.
Люди, сражающиеся на краю "европейской судьбы", всегда будут склонны в "борьбе за свободу" видеть и "борьбу за своё дело".
И, исходя из этого всего, условия Украины исключают или ставят под большой вопрос наличие в ней института Олигархата, содействуя становлению государства среднего класса с вариациями того или иного "традиционного" европейского социализма, возможно, очень похожего на тот, о котором писал Шпенглер в своём "Пруссачество и Социализм".

Война цивилизаций есть война народов, но не война государств и регулярных армий, хотя последние и допускаются.
На языке современного мира, народная война может быть названа как "войной партизанской" так и "террористическими действиями", кому как захочется это представить.
Субъектом такой войны не может быть лишь тот, кто подвергается "официальному призыву", но, прежде всего тот, в ком наличествует собственная готовность и мотивация.
Другими словами, субъектом такой войны является "вооружённый народ", в лице каждого своего отдельного представителя.
И, исходя из этого, условия существования "государства крепости" и "вооружённого народа", делают жизненно необходимым для него полное "разрешение на приобретение и ношение оружия".
Военной же доктриной, по примеру Швейцарии, должна быть признана "партизанская война".
Народ тружеников, народ предпринимателей, народ воинов.
"Государство Крепость" и "Вооружённая Нация".

"Политическая реальность" царя Леонида, фон Маннергейма, и атамана Сирко.

По отношению к тому, что лежит по его фронту, "государство крепость", помимо чисто военного, должно осуществлять действие революционного характера, стимулируя и подготавливая восстание того огромного субъекта европейской судьбы, что находится к востоку, на оккупированных территориях.
В отношении же всей остальной Европы что лежит у нас в тылу, можно сказать лишь то, что, между теми кто готов за европейскую судьбу сражаться и умирать и теми, кто не готов во имя её просто достойно жить, судя по всему, есть совершенно различные представления об этой самой Судьбе.
И, следовательно, первые, то есть те что сражаются, однажды должны будут поделиться своим её пониманием со вторыми и остальными.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments