Helgi Avatara (goutsoullac) wrote,
Helgi Avatara
goutsoullac

Category:

ТРЕТИЙ РИМ


***
Представление о Русском (Московском) Царе как единственном истинном «Царе земном» базируется на весьма шатких основаниях.
Авторство концепции «Третий Рим» отнюдь не принадлежит русским: «… самоназвание «Третий Рим» придумали братья-болгары, которые так называли Тырново, столицу своего Второго царства (1185-1396). Не потому, что болгары пытались закосить под новую Византию – а наоборот, они от неё избавились, разбив в боях сперва императорские войска, потом латинян из IV крестового похода, и этим «Третьим Римом» они хотели сказать ровно то, что никакой Византии они знать не знают, а знают одно Тырново. И было это в те годы, когда Византия ещё кое-как существовала. А уж спустя два-три столетия, когда турки стёрли с карт Европы и её, и царство тех же болгар, совершенно точно никто ни на Западе, ни на Востоке не задавался вопросом «кто ж у нас наследник этой давно сгинувшей империи?..» [Носик А. Краткий курс истории России, Византии и Пруссии // http://dolboeb.livejournal.com/2929755.html].
3 февраля 1451 султаном Османской империи снова стал Мехмед ΙΙ Фатих (1432-1481), завоевавший Константинополь 29 мая 1453 г., а затем завоевал Лемнос, Коринф, Патру, Трапезунд, Морею (Спарту), Афины, генуэзские колонии в Крыму, Сербию, Герцеговину и Албанию. Будучи одним из образованнейших людей своего времени, султан, собственно, и заявил: Первый Рим был языческий, Второй Рим – христианский, а Третий Рим – мусульманский. Мехмед ΙΙ провозгласил себя «Кайсер-и-Рум» – римским цезарем и претендовал (через мать-гречанку) на родство с византийской династией Комнинов. Затем Мехмед ІІ имел намерение завоевать сам Рим. Летом 1480 г. османы осадили и взяли крепость Отранто в Неаполитанском королевстве и Османский флот начал совершать грабительские рейды на соседние города Лечче, Таранто, Бриндизи и Вьесте. В Риме началась паника. Папа Сикст IV продумал планы эвакуации города и призвал европейские страны организовать крестовый поход против турок, который активно поддержала лишь Венгрия, приславшая около 1600 воинов для борьбы с турками, и Неаполь, собравший организованное ополчение. Османы оставили Отранто в 1481 г., когда умер Мехмед II.
В самой Италии трансформация идеи «Третьего Рима» прошла аж дважды. Итальянский патриот Джузеппе Мадзини пропагандировал идею республиканского Третьего Рима во время объединения Италии. По его мнению, первый Рим императоров и второй Рим пап должен был сменить Третий Рим – народный. В сходном значении выражение «Третий Рим» использовал в своих речах и Бенито Муссолини, подразумевая под «третьим Римом» фашистскую Италию. В целом ряде страстных выступлений Муссолини рассказывал своим соотечественникам о том, что Второй Рим – этот период декаданса – закончился и будет заменен Третьим Римом, который станет таким же прославленным, как и Первый.
Позже игумен псковского Спасо-Елеазаровского Великопустынского монастыря Старец Филофей (ок. 1465-1542 гг.) применил древние мистические образы «странствующего царства» к настоящему и будущему России. Старец Филофей в «Послании Мисюрю Мунехину на звездочетцев» (ок. 1523 г.; затем встречается в «Изложение Пасхалии» митрополита Зосимы Брадатого) озвучивает земное «Ромейское царство» как образ Царства Небесного, как некое мистическое «неразрушимое» и «недвижимое» христианское Царство, носителями которого могут быть различные  исторические государства. История Ромейского царства – это история христианского человечства. Для этого он приписывает апостолу Павлу несуществующее высказывание: «Рим – весь мир». В существовании «Ромейского царства» он выделяет три этапа. Первый этап длился 770 летэто время существовании единой христианской Церкви, закончившееся с отпадением Западной Церкви от единого христианского тела на рубеже VIII-IХ вв. Второй этап «Ромейского царства» связывается уже с Византийской Империей и Православной Церковью. Он завершается Флорентийским собором 1439 г. и падением Византийской империи в 1453 г. Зато начинается третий этап – эпоха «Третьего Рима», «последнего царства» из толкований Книги пророка Даниила, конец которого совпадает с концом истории. Таким образом, «Третий Рим» становится последним воплощением мистического христианского царства. И земным ликом «Третьего Рима» Старец Филофей объявляет Московскую Русь, принимающую на себя функцию «Ромейского Царства». Так и возникает знаменитая формула: «Яко вся христианская царства приидоша в конец и снидошася во едино Царьство нашего Государя, по пророчьским книгам то есть Росеское Царство. Два убо Рима падоша, а третии стоит, а четвертому не быти» [Памятники литературы Древней Руси. Конец XV – первая половина XVI в. – М., 1984.  – С. 452].
Именно название «росеское» (как не известное более нигде искажение «российского») в отношении царства (которое содержат самые древние редакции «Послания» Филофея (в их числе и рукопись, переписанная в 1540-1550-х гг. в Иосифо-Волоколамском монастыре, которую впервые издал В. В. Колесов) и отсылка к «пророческим книгам» явно указывает на то, что автор «Послания» соотносит своё видение со словами книги пророка Иезекииля с «народом Рос (Рош)», во главе которого стоит Гог из страны Магог: «… Именно при жизни Филофея в той самой епархии, к которой принадлежал Елеазаров монастырь, при новгородском владыке Геннадии был завершен полный перевод на славянский язык всего корпуса Библии. По этому переводу она и была впервые издана в Остроге в 1581 г., а затем со знаменитого острожского напечатано и первое издание внутри России, при царе Алексее Михайловиче в 1663 г. Так вот, во всех этих изданиях в пресловутом стихе Иезекииля 38:2-3 допущено сознательное искажение: «Рош, Мешех» переведено не как в католической Вульгате «главный князь Мосоха» (известно, что сотрудниками Геннадия были два доминиканца славянского происхождения, с помощью которых работа и была завершена к 1499 г.); здесь мы с удивлением видим даже не «князя Рос», а прямо «князя Роcска»! Подобная подгонка не имела под собою уже вовсе никаких оснований, кроме вожделений самого переводчика; и не случайно во всех последующих переизданиях славянской Библии, начиная с Елизаветинской, самочинное «Росска» исправляется вновь на «Рос» с примечанием под страницею «Евр.: Рош, Славен.: глава или главнейший» [Паламарчук П. Москва, Мосох и третий Рим // http://omolenko.com/publicistic/palamarchuk.htm].
«… Следует заметить, что в окружении (новгородского, – О.Г.) архиепископа Геннадия (1410-1505, – О.Г.) была сочинена и чуть ли не первая реплика на Филофеево учение о Третьем Риме – «Повесть о новгородском белом клобуке», произведение, в котором безоглядная любовь к отечеству вновь разрастается до вселенской спеси, за что оно и было также осуждено на соборе 1667 г. как написанное «от ветра главы своея»…» [Паламарчук П. Москва, Мосох и третий Рим // http://omolenko.com/publicistic/palamarchuk.htm].
Т.е., в первую очередь, «… дискурс этот был не про то, что мы теперь греки, а про то, что греки скурвились, прельстились ересями, легли под агарян, и единственные правильно верующие христиане это теперь мы, так давайте блюсти свою веру в чистоте и не поддаваться соблазнам. И когда патриарх Никон стал восстанавливать на Руси греческий церковный канон, то концепцию «Третьего Рима» взяли на вооружение как раз его оппоненты-раскольники. Поэтому к 1667 году она была Церковным советом запрещена, и сохранялась лишь в традиции староверов, как именно антигреческая платформа» [Носик А. Краткий курс истории России, Византии и Пруссии // http://dolboeb.livejournal.com/2929755.html]. Вот как определяли свою позицию старообрядцы: «Российское царство третий Рим и отвсюду христианское благочестие в него едино собрася» (Никита Пустосвят); «… Все благочество в твое государство едино царство собрашася и третий Рим, благочестия ради, твое государство московское царство именоваша» (из челобитной Соловецких старцев) и др. (Цит. за: [Паламарчук П. Москва, Мосох и третий Рим // http://omolenko.com/publicistic/palamarchuk.htm]). Так же в изданной при Никоне «Кормчей» (1589 г.) по поводу учреждения патриаршества на Руси вложена в уста константинопольского патриарха Иеремии ІІ заимствованная у Филофея мысль о Москве как Третьем Риме: «…Твоё же, о благочестивый царю, великое Росейское царствие, третий Рим, благочестием всех превзыде». Но и оно исходило не из уст (пророчества) Филофея.
Но в итоговом своем произведении, «Разорении...», написанном в ответ на обвинения, выдвинутые против него Паисием Лигаридом, патриарх Никон, мечтающей не о «Москве – Третьем Риме», а о «Москве – Новом Иерусалиме», гневно вопрошает его: «Ты говоришь: слава и честь Рима перешли на Москву. Откуда ты это взял? Покажи мне. Ты видел, что говорят Деяния Отцев Константинопольского Собора (1593 г., который утвердил основание патриаршества на Руси, – О.Г.)? Что там сказано об этом? Патриарх Московский, будучи сравнен в чести с Иерусалимским, должен поминаться в диптихах после Иерусалимского. И мы счастливы оставаться при таком правиле и утверждении и не преступать меры...» (Цит. за: [Паламарчук П. Москва, Мосох и третий Рим // http://omolenko.com/publicistic/palamarchuk.htm]).
«… Зато как скоро главный противник всего кривого и колотого был лишен сана, вся эта ложная историософия, словно дождавшись своего звездного часа, стремительно расцветает самым пышным цветом. Причем Мосохова корени, Третьеримского звания и даже заемных «семи холмов» уже недостаточно; требуется еще и чтобы Москва на образец Ветхого Рима основана была непременно на крови. И крови, пролитой не за веру или спасение ближнего, а так – от блуда. В текст «Повестей о начале Москвы» вводится история о том, как жена Даниила Московского (в другом изводе Андрея Боголюбского …) пала в смешение блуда разом с двумя братьями Кучковичами, которые здесь, на своей земле, несчастливого мужа своей любовницы и обезглавили. Теперь-то уже можно с удовлетворением заключить, что «нашему сему Третьему Риму, Московскому государству, зачало бысть не без крове же, но по пролитии и по заклании кровей многих»…» [Паламарчук П. Москва, Мосох и третий Рим // http://omolenko.com/publicistic/palamarchuk.htm].
Правда, «… современники не знали этого пророчества Филофея или, в карайнем случае, считали его вторичным, малозначимым замечанием. Ни Василий III, ни Иван Грозный ни разу на эту концепцию не ссылались. Иван IV любил другое сочинение – «Сказание о князьях Владимирских» – о происхождении русских князей от императора Августа. В ней представлена другая идея Августа, нежели в построениях Филофея: здесь он – властелин вселенной. Август начал разделять вселенную, и часть её получил некий Прус, от которого пошла Прусская земля, а далёким его потомком был князь Рюрик, основатель династии Рюриковичей, а позднее и князья Владимирские. Именно эти идеи использовались в ряде случаев в идеологическом обосновании внешней политики Ивана IV. А про Москву как Третий Рим у него нет ни слова» [Синицына Н.В. Откуда взялось понятие «Москва – Третий Рим»? // http://русскоедвижение.рф/index.php/orthodox-page/59-orthodox-page/25165----l---r].
«… Первым человеком, которому пришло в голову увидеть в «Третьем Риме» геополитику и пророчество о Российской Империи, подгребающей под себя византийское наследство, был киевский историк Владимир Иконников (1841-1923). Очень понятным контекстом, в котором он переизобрёл «Третий Рим» как имперскую идеологию, был турецкий гамбит Александра II, Крымская война, претензии на проливы и т.п. А почитаешь Лаврова так эта концепция из докторской Иконникова, защищённой в Новороссийском университете в 1869 году, была предметом консенсуса «на Востоке и на Западе» аж с середины XV века. То есть весь мир признавал 550 лет назад, что проливы наши. Одни мы думали, что это про религию» [Носик А. Краткий курс истории России, Византии и Пруссии // http://dolboeb.livejournal.com/2929755.html].
Впервые послания старца Филофея были опубликованы в «Православном собеседнике» в 1861-1863 гг., тогда-то о них узнала образованная публика. Богословия пророчеству старца Филофея придала работа В. Н. Малинина «Старец псковского Елеазарова монастыря Филофей и его послания», напечатанная в 1901 году. В ней Третий Рим рассматривается уже как эсхатологическая идея. Но и этот труд не был замечен ни Синодом, ни царской семьёй. Пророчество старца Филофея продолжает оставаться малоизвестным.
«… Мифом идея Третьего Рима становится только после 1917 года, особенно в канун Второй мировой войны и послевоенные годы, когда концепция Третьего Рима уже в искажённом виде становится инструментом холодной войны. Её в конце 1930-х упоминает и философ Бердяев. В его работе «Истоки и смысл русского коммунизма», опубликованной в 1938 году, появляется трактовка идей старца Филофея как идей тоталитаристских. А в работе 1946 года «Русская идея» Бердяев пишет: «Империалистический соблазн входит в мессианское сознание». По-настоящему внедрить в массовое сознание идею Москвы как Третьего Рима пришла в голову Сталину. Россия, по его задумке, должна была стать центром мирового Православия. Влиятельному прозападному Ватикану должен был противостоять восточный Третий Рим  Москва. Мысль о Третьем Риме широкая публика узнала из фильма «Иван Грозный», который в самый разгар войны по личному указанию Сталина снимает в Алма-Ате режиссер Сергей Эйзенштейн. В этот же год Сталин «перезапускает» РПЦ. После окончания Второй мировой войны Сталин требовал как можно быстрее создать в Москве Всемирный православный религиозный центр. Сталинскую идею поддерживали церковные иерархи стран-сателлитов. В частности, известна телеграмма Патриарху Алексию I болгарского митрополита Стефана из Софии. «Русской православной церкви настало время выдвинуть себя занять первое, руководящее место в ряду всех православных церквей. Держава после беспримерных побед и разных успехов вознеслась на необыкновенную высоту. Великой державе подобает возвеличить свою Церковь. В пору тягчайших испытаний и страданий бывшую ее неусыпной молитвенницей и вернейшей сотрудницей, освободившейся от недугов и крайностей дореволюционного прошлого. По нашему разумению, настало время исполниться пророчеству инока Филофея о Москве Третьем Риме», говорилось в телеграмме. Вслед за Бердяевым, империалистическую версию идеи «Третьего Рима» поддерживал и английский историк А. Дж. Тойнби. Он писал, что «серьёзные исторические последствия» концепции Филофея и в середине XX века, возможно, ещё не развернулись в полной мере». Теория «Третьего Рима», по мнению историка, обосновывала право Москвы использовать авторитет Византии, этой «бледной тени Римской империи», «для доказательства веры в бессмертие своего универсального государства прежде всего в политических целях» [Синицына Н.В. Откуда взялось понятие «Москва – Третий Рим»? // http://русскоедвижение.рф/index.php/orthodox-page/59-orthodox-page/25165----l---r].
Таким образом, Филофей с переводчиками предложили видение России как апокалиптического народа (Рос, Рош). Но эта «подмена корней, подмена родословия по духу и крови» ужаснула одну часть московских христиан, знающих текст «Апокалипсиса», и совратила её другую часть, мечтающую о вселенском первенстве.

http://www.mesoeurasia.org/archives/15984
Tags: Третий Рим
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments