August 17th, 2005

Я Африка

ЕЩЕ ИЗ МОЕГО ИНТЕРВЬЮ

2. Олег, ты принадлежишь к особой субэтнической группе — к горцам Карпат, гуцулам. Насколько традиционная составляющая ценна для тебя?

У гуцулов (всегда осознававших и самоназывавших себя русинами на культурно-цивилизационном уровне, украинцами же именно на ментально-политическом), как, и впрочем, у других горцев — шотландцев или вайнахов — инициатическая составляющая доминирует в культуре. И не странно, что именно гуцулы и вайнахи приняли вызов и какое-то время успешно противостояли Империи. Вспомним хотя бы то, как на протяжении полугода перед Первой чеченской бойней телевидение "Останкино" чуть ли не ежедневно демонстрировало воинственные танцы чеченцев с оружием, где не первую роль играли старики, тем самым и совершающие посвящение в "рыцарей джихада" (как бы к этому не относились федеральные власти, но психологическая составляющая именно такова, и именно она не была учтена в решении "кавказской проблемы"). Фактически до сих пор у гуцулов руководящим является инициатический "мужской союз", условно именуемый "Аркан" (возможно, в центральноукраинском субэтносе таким союзом и был "Гопак", а рядом с мужским существовали в разных регионах женские — "Поляница", "Босорканя", "Мава", "Нява", "Яга", "Додола-Дудулица" и т.д.). Сохранению его у гуцулов мы должны быть благодарны значительному развитию и усовершенствованию карпатских демонологических верований. Для непосвященных сами члены таинственных орденов есть духи ("чугайстры"), враждебные, якобы, аналогичному "женскому союзу" ("нявки" или "мавки"). Сам танец "Аркан" (тождественный по музыке ирландскому "Ev Sistr" и бретонскому "Ev Chistr 'Ta, Laou!"), которого горцев Карпат, по легенде, научили могущественные богатыри, спустившиеся с гор, есть обрядом посвящения гуцульского двенадцатилетнего парня в воины ("легини", то есть легионеры). После участия в нем он получал право осуществлять танцы, носить бартку (маленький топорик на длинной ручке, явно предназначенный для борьбы с хищными животными леса) и подпоясываться широким поясом. То есть становился потенциальным "опрышком" ("тем, кто оприч", член тайного союза), по легендам непременно осуществляющим рэкет относительно сел с "русским правом" и ведущим земледелие (в то время как опрышки происходят исключительно из сел, живущих по "валашскому праву" и ведущих пастушеский способ жизни). Именно название ордена и танца происходят из латыни (по утверждению самих римлян, кельтского слова): arcanus "тайный, спрятанный, молчаливый". Танец "Аркан" именно происходит в молчании (тексты, предложенные Степаном Пушиком и Русланой — новшество сегодняшнего дня), в то время, как кельто-бретонцы не знают танца, но музыку (правда, исполняется она ими чуть медленнее), идентичную "Аркану", сопровождают слова о священном напитке воинов-фенниев — сидре (кстати, название касты жрецов славян "волхвы" означает именно "валахи", первоначально "кельты", затем перенесено на название романизированного кельтского населения и затем на все романизированные этносы).
Потому не должно удивлять восторженное принятие (хотя и были такие, кто брюзжал) "якобы-гуцульских" "Диких танцев" Русланы Лыжичко, закрепленное её победой на Евровидении 2004 года, а также уверенное шествие мелодекламационных проектов Валерия Меладзе "ВИА Гра" и Марийки Бурмаки. Они выполняют не социальную функцию "попсы", а именно шаманства, явления духовного, хотя и еретического, являются откровением солнечной онтофанической сакральности в нашем профаническом, десакрализированном мире, в эпоху "розового Холокоста" души и испарения тонкого опыта глубинного восприятия мира.