February 24th, 2008

Я Африка

И НАМ В УДЕЛ - СВЯТЫНЯ ГРОБА

Игорь ЛАВРИНЕНКО «РУССКАЯ ФАЛАНГА», Львов, Опричное Братство во имя св. преп. Иосифа Волоцкого, 2007

И Господь трубит на пустынной горе,
И вечен полёт времён и планет,
И любви нежнее - сумерек свет,
И дороже надежды - роса на заре.
Уильям Батлер ЙЕЙТС «В сумерки»



Уверен, что эту книгу, наверняка, многие ожидали с превеликим нетерпением. Например, как её выхода ждал лично я, частенько «бомбардируя» столичную опричную братию да и самого автора надоедливыми электронными письмами - «...ну когда же, когда?». После прочтения сначала статей в «Европейце» и «Ultima Thule», интервью на украинском метакультурном портале GallArt (http://www.gallart.narod.ru), а потом и дивного «Британского Дневника» я, признаюсь честно, «заболел» Игорем Григорьевичем Лавриненко и, наконец, ощутил себя самым, что ни на есть, «лавриненковцем». И вот однажды, по прошествии некоторого времени, я, таки, стал счастливым обладателем сокровища, на чьей красно-чёрной обложке красовалось боевое заглавие «Русская Фаланга». Этот сборник статей и интервью Игоря Лавриненко, а также программных документов русских фалангистов – громадный соблазн. Соблазн контрреволюционный, пронзительно «красно-чёрный», от принятия коего становится как-то не по себе. Просто начинаешь чувствовать, как вокруг меняется непосредственно сам воздух и дышать начинаешь как-то иначе, словно после майской грозы и проливного освежающего ливня. Эта книга так и просится под сканер или ксерокс, поскольку почти все тексты в ней – готовые листовки и великолепные статьи для фактически любого антимодернистского интеллектуального издания. Она обречена быть растасканной на цитаты и воинственные кличи. Её нужно не просто читать, смакуя страницу за страницей, но и вооружаться – не только Крестом, но и тяжёлым Мечом рыцарственных предков, служивших, не щадя живота своего, Небесному Господину – сэру Иисусу Христу и Небесной Госпоже – Пресвятой Богородице.

Игорь Григорьевич как-то заметил в одном из частных писем, что «мы, фалангисты, только предтечи, поэты». Главный, самый «потаённый», секрет русского фалангизма как раз и заключается в том, что это не столько некая политико-религиозная организация со своей узнаваемой атрибутикой и уставом, но особое, утончённо-поэтичное, яростное и светоносное мiровоззрение. Русский Фалангист – не только ортодоксальный католик, верный изконным европейским идеалам и Папскому престолу, но, в самую первую очередь, хранитель Чаши Грааля, которую, как известно, Иосиф Аримафейский привёз в Альбу-Британию и там же возвёл первую в мiре церковь во имя Пречистой Девы Марии.

Русский Фалангист – это состояние мятущейся, сражающейся души, но не некая официозная, заверенная где-то в канцелярских бумажках, принадлежность к чему-то. Разве можно «официально», согласно выданному «партейному» билету либо удостоверению с штампом, стоять на страже чудесного терновника в Гластонбери, проросшего из веточки тернового венца Спасителя? Быть может, что именно русским фалангистам выпадет почётная миссия преподнести рождественский дар, душистые цветы гластонберийского терновника, Христу-Государю.

Мысли Игоря Лавриненко обращены к судьбам Европы, Руси-России, Руси-Украины и, шире, всего белого индоевропейского мiра. Он скорбит о потерях, радуется немногим (увы!) радостям и по-братски утешает отчаявшихся, кто, казалось бы, готов смириться с участью быть похороненным заживо в глухих гробницах Новейшего Неолита. Это о его пришествии повествует жутковатое японское кибер-панк аниме «Blame!», где в вероятном будущем Земля и прочие планеты Солнечной Системы заключены в сплошной, непроницаемый саркофаг из бетона, стали, кабелей и электроники, а немногочисленных уцелевших людей почти вытеснили синтетические кремниевые существа. «В неволе зачатые львы!.. Размышлять ли о Часе?../Звонят с колоколен в Соседней Долине?.. Навряд.../Вот колледж пылает, а мальчики заперты в классе.../Что ж Север доселе не Юг? Отверзание врат?..» (Фернандо Пессоа) В сводящих с ума делириумных дебрях neo-неолитической антиутопии участь фалангистов ясна вполне – всегда быть на передовой во всеоружии, даже тогда, когда, казалось бы, положение самое безнадёжное и коварный недруг захватил все опорные пункты.

Современное фалангистское движение примечательно тем, что оно не замыкается строго на испаноговорящих странах – Испании и Латинской Америке, но стремится объединить европейских традиционалистов и нонконформистов (причём не только христиан, но даже европейски и расово мыслящих неоязычников!) в независимую сетевую структуру. Скажем, сообщество «Cultural Thule» (Испания-Мексика) близко как идеям классической Испанской Фаланги (Хосе Антонио Примо де Ривера, Рамиро Ледесма Рамос, Франсиско Франко), так и богатейшему идеологическому арсеналу «Европейских Синергий» и «Туле-Семинар» (Гийом Фай, Роберт Стойкерс, Пьер Виаль, Пьер Кребс). Русской Фаланге отнюдь не чужда подобная солидарность («Русская Фаланга», в свою очередь, входит в «Союз Фалангистов Восточной Европы» (http://www.falanga-oriental.narod.ru) вместе с украинскими (сарматскими) фалангистами и болгарскими (фракокиммерийскими) национал-монархистами и родолюбцами-родноверами (самый известные из них – Антон Рачев, Иван Митев и Боно Шкодров), а «Союз» поддерживает дружеские отношения с польскими фалангистами, румынскими неогвардистами, «Братством» Дмитрия Корчинского и Царскими Опричниками), которую, кстати, идеолог русского неоконсерватизма и публицист Александр Елисеев в своём Живом Журнале назвал неким «арийским космополитизмом», чему он посвятил даже целую критическую статью, где цитировались тексты Игоря Григорьевича и отца Романа Бычкова. Вина «арийских космополитов» заключается в том, что они смотрят несколько дальше того, что именуют «национализмом» (имеется в виду либо «национализм» «хуторской», узкоограниченный, годный разве что для «национальной резервации», отгородившейся от всего остального мира, или «национализм» картинно-официозный, декоративно-системный - трескуче-пропагандистский, бессодержательный и изначально проигрышный), рассматривая его в качестве серьёзнейшего средства-катализатора для построения чего-то более монументального, монолитного и вечного. Того, что средневековый мистик Иоахим де Флора называл Царствием Духа Святого, младогерманец и русофил Артур Мёллер ван ден Брук – Третьей Империей – Das Dritte Reich, а консервативный революционер Эрнст Юнгер – Веком Титанов и Веком Богов.

Что ж, размышлять на эту тему можно сколь угодно долго, бравируя аргументами и контраргументами, но вот только удастся ли выстоять поодиночке, «под гордо реющим стягом», когда грянет - и грянет наверняка! - новая глобальная Каталаунская битва, новое Пуатье или новое Куликово поле? И именно потому надежда фалангистов на, возможно, последний варяжский призыв, целью коего является создание своего рода «чёрно-интернационального джамаата викингов» - благородного содружества обособленных «опричных» людей, преданных Богу и Государю, вольных «королей открытых морей», археоанархов-конкистадоров.

Глава «Украинской Фаланги», председатель ассоциации «Мезогея-Mesogaia», директор международного Института Стратегического Анализа Нарративных Систем (ИСАНС), философ, метаполитик и литератор Олег Гуцуляк, чьё интервью опубликовано в «украинском» разделе книги, с 1990-х годов разрабатывает в противовес московитскому евразийству концепцию Мезогеи (т.н. Третьей Сарматии, «Евразии без Московии», ориентированной на славяно-арийскую Русь, Христианскую Европу и черпающей вдохновение в эллинско-восточной Империи Александра Великого и арийско-византийском наследии), обосновывая этим уникальность местоположения и исторического пути Руси-Украины. Но если взглянуть на эту более чем небезспорную, особенно для непреклонных имперцев и противников «украинства», идею с другой обзорной точки, то в ней присутствует изрядная доля справедливости. Не напоминает ли сейчас, хотя бы отчасти, белая, с чудовищной быстротой теряющая свой расовый, религиозный и культурный облик, Индоевропа грозовое военное Средиземье из эпопеи Джона Рональда Руэла Толкиена? Средиземье – Междуземье – Мидгард – Мезогея, куда уже вторгся десант пришельцев с Нагльфара. «И вот поплыл корабль, что зовётся Нагльфар. Он сделан из ногтей мертвецов. Потому-то не зря предостерегают, что всякий, кто умрёт с неостриженными ногтями, прибавит материала для Нагльфара, а боги и люди желали бы, чтобы не был он скоро построен. Но плывет Нагльфар, подхвачен морем. Правит им великан по имени Хрюм» (Снорри Стурлусон «Видение Гюльви»). Идея Мезогеи – это идея сражающейся Цитадели–Твердыни-Гарда-Града-Бурга. В разные эпохи у неё были разные имена, но суть никогда не менялась – Аратта, Троя, Микены, Спарта, Рим, Константинополь, Иерусалимское королевство, королевская Уппсала конунгов Инглингов, Йомсборг, Аркона, Мариенбург, Киев, Москва, Мадрид, Толедо, Алькасар, Нюрнберг, Мюнхен, Берлин, Сербская Краина или мифопоэтический толкиеновский Гондор. Строительство любой, даже самой невозможной, «мегаимперии» начинается с защиты собственной Цитадели, на чьих стенах и башнях стоят крепкие телом и духом, на совесть обученные, ратники. Конечно, ничего особенного в этих суждениях нет, даже больше того – они банальны, но безусловно одно – «мегамечта» почему-то никак не хочет воплощаться в жизнь «просто так», на основе оглушительных заклинаний из бестселлеров – «традиционалистских» ли или «геополитических».

Неистовствующее, жаркое, безпощадное пламя жадно пожрёт всё – все наши книжонки под лакированными суперобложками, ворохи журналов, дискеты и CD-диски, Интернет-форумы, чаты и лайвджоурналы... Негде будет почерпнуть «нужную цитатку» и не получится (ну никак!) выдать «умную тираду» в адрес «неумного оппонента». Сгинет, дотла выгорит всё наше визгливое свинячье «фарисейство» - этого нужно страшиться! «Пускай Кабан Без Щетины с Заката придёт скорей,/И выкорчует солнце и месяц и звёзды с небес,/И уляжется спать, ворча, во мгле без теней» (Уильям Батлер Йейтс). Но Слово останется... Но услышит ли его хоть кто-нибудь из нас?

Утро воскресло! И встало, коль верил ты прежде,
Веры светило...

Фернандо ПЕССОА

*НОВАЛИС "Гейнрих фон Офтердинген"


fra Аугустус АРДЕНС aka Алексей Ильинов
_____________________

Эту книгу и другие издания Братства можно заказать, написав на почтовый адрес:
109518, Москва, а/я 10, Макееву А.М.
или на Emailы:
loring@msk.internet2.ru
ahnenerbe2012@yahoo.com

счетчик посещений
Я Африка

Субстрат в германской мифологии

Германские саги рассказывают о слепом боге Хёдре или Хёде ("Борце"), сыне могущественного бога-шамана Одина. Хёдр убил светлого бога Бальдра веткой омелы, которую ему в руки подсунул бог-трикстер Локи (финн. "лоухи" - "огонь" или дв.-исл. "логи" - "огонь"). Считается, что Локи в мифах упоминался как брат-близнец Одина, а Хёдр - это сам Один как воплощение "слепой доверчивости" брата. Из мифологических текстов причина слепоты Хёдра неизвестна, но возможно, что ослеп он из-за приближения к "космическому Огню", и не без помощи лукавого брата. Позже, в преданиях датчан, образ Хёдра трансформировался в героя Хаддинга ("Могущественный борец"), которому помогает сам бог Один под личиной одноглазого старца (кстати, по другим мифам, Один обменял свой глаз на источник мудрости). Одновременно Хаддинг считался земным воплощением бога Нёрда (Нертуса), аналога античного Геркулеса., а его брат-близнец Фрото ("Мудрый"), во время царствования которого на земле был "золотой век изобилия", - воплощением сына Нёрда Фрейра. Фрейр-Фрото стал родоначальником мореплавателей, а его морская империя погибла от нашествия морских полчищ демонического конунга Мюссинга.

Таким образом, напрашиваются параллели с похожими именами Гадир и Хёдр, з преданиями об одноглазости, братьях-близнецах и природный катаклизм со стороны океана. Возможно, что древние германцы получили эти ведомости от предыдущего населения Европы.

Некоторые исследователи считают, что до прихода индоевропейцев Западную Европу населяли рядом с иберо-басками ещё и берберы (египтяне называли их "ливийцами" и неосредственно граничили с ними на западе, а в некотором времени были долгое время оккупированы ими), субстрат которых обнаруживается у первых индоевропейцев Запада - кельтов (Pokorny J. Das nicht-indogermanische Subsstrat im Irischen // Zschr. celtische Philologie. - 1927. - Bd. XYI, XVII; Pokorny J. Die Schprachen der vorkeltischen Bewohner Nordwesteuropas // Innsbrucker Beitrage. - 1962. - Sonderheft 15. - S. 129). Якобы именно они упоминаются в ирландских сагах как фоморы, возглавленные демоническим одноглазым Балором, которого побеждает его внук (сын дочери) Луг Самилданах. Также отцом героя кельтов Финна был Голлом (goll "одноглазый") на прозвище Аэд (aed "огонь"), которого убил Нуад, сын Морны, за что Финн и мстит своему деду по матери Тадгу, сыну Нуада.

счетчик посещений