August 23rd, 2008

Я Африка

Преодолеть скорость света возможно

Астрофизики из Университета Бэйлора (США) разработали математическую модель гиперпространственного привода, позволяющего преодолевать космические расстояния со скоростью выше скорости света в 10³² раз, что позволяет в течение пары часов слетать в соседнюю галактику и вернуться обратно.

При полете люди не будут ощущать перегрузок, которые ощущаются в современных авиалайнерах, правда, в металле такой двигатель сможет появиться разве что через несколько сотен лет.

Механизм действия привода основан на принципе двигателя деформации пространства (Warp Drive), который предложил в 1994 г. мексиканский физик Мигель Алькубиерре. Американцам осталось лишь доработать модель и произвести более детальные подсчеты.
"Если перед кораблем сжимать пространство, а позади него, наоборот, расширять, то вокруг корабля появляется пространственно-временной пузырь, - говорит один из авторов исследования, Ричард Обоуси. - Он окутывает корабль и вырывает его из обычного мира в свою систему координат. За счет разницы давления пространства-времени этот пузырь способен двигаться в любом направлении, преодолевая световой порог на тысячи порядков".

Предположительно, деформироваться пространство вокруг корабля сможет за счет малоизученной пока темной энергии. "Темная энергия - очень плохо изученная субстанция, открытая сравнительно недавно и объясняющая, почему галактики как бы разлетаются друг от друга, - рассказал старший научный сотрудник отдела релятивистской астрофизики Государственного астрономического института им. Штернберга МГУ Сергей Попов. - Существует несколько ее моделей, но какой-то общепринятой пока нет. Американцы взяли за основу модель, основанную на дополнительных измерениях, и говорят, что можно локально менять свойства этих измерений. Тогда получится, что в разных направлениях могут быть разные космологические константы. И тогда корабль в пузыре начнет двигаться".

Объяснить такое "поведение" Вселенной может "теория струн", согласно которой все наше пространство пронизано множеством других измерений. Их взаимодействие между собой порождает отталкивающую силу, которая способна расширять не только вещество, как, например, галактики, но и само тело пространства. Этот эффект получил название "инфляция Вселенной".

"С первых секунд своего существования Вселенная растягивается, - поясняет доктор физико-математических наук, сотрудник Астро-космического центра Физического института им. Лебедева Руслан Мецаев. - И этот процесс продолжается до сих пор". Зная все это, можно попытаться расширять или сужать пространство искусственно. Для этого предполагается воздействовать на иные измерения, тем самым кусок пространства нашего мира начнет движение в нужном направлении под действием сил темной энергии.

При этом законы теории относительности не нарушаются. Внутри пузыря останутся те же самые законы физического мира, а скорость света будет предельной. На эту ситуацию не распространяется и так называемый эффект близнецов, повествующий о том, что при космических путешествиях со световыми скоростями время внутри корабля значительно замедляется и космонавт, вернувшись на Землю, встретит своего брата-близнеца уже глубоким стариком. Двигатель Warp Drive избавляет от этой неприятности, потому как толкает пространство, а не корабль.

Американцы уже подыскали и цель для будущего полета. Это планета Gliese 581 (Глизе 581), на которой климатические условия и сила тяжести приближаются к земным. Расстояние до нее составляет 20 световых лет, и даже при условии, что Warp Drive будет работать в триллионы раз слабее максимальной мощности, время в пути до нее составит всего несколько секунд.

Для справки, экстрасолнечная планета Глизе 581 (планетная система) - красный карлик, расположенный в созвездии Весов, в 20,4 св. лет от Земли. Масса звезды составляет приблизительно треть от массы Солнца. Глизе 581 находится в списке ста ближайших к нашей солнечной системе звёзд. В телескоп Глизе 581 следует искать в двух градусах севернее β Весов.

Материал подготовлен редакцией rian.ru на основе информации РИА Новости и открытых источников

http://www.rambler.ru/news/science/0/565429410.html
Я Африка

Два Царства: Странствующее и Заветное

Интересен взгляд, согласно которому у восточных славян доминантен общеславянский архетип "Рай-Сад-Царство", этакого солнечного "Заветного царства" примордиальной (изначальной) Традиции (по нашему мнению, украинская писанка, "яйцо-райцо" есть символом, иконой этого "потеряного райского царства" славян, сконденсированого пространства и сконденсированого богатства, разновидность "мандалы", которая, как известно, не только диск, но любая икона с центральным образом, Луной и Солнцем).

Но Россия его реализовала в дальнейшем в форме политического "Странствующего Царства": Русь вед катиться, её царство — даль и ширь, горизонталь [Гачев Г.Д. Европейские образы Пространства и Времени // Культура, человек, картина мира / Отв.ред. А.И. Арнольдов, Б.А. Кругликов. – М.: Наука, 1987. – С.226; заг. – С.198-227], пространство, одновременно, как дорога, соединяя восток с западом, мир живых и мир мёртвых с помощью "хозяина на дороге" (жреца-царя) [Бердяев Н. Судьба России: Опыты по психологии войны и национальности. – М.: Мысль, 1990. – С.59, 65, 67]. "… История России отличается от истории других европейских стран: она — не поезд, плавно катящийся к месту назначения, а, скорее, странница, бредущая от перекрестка к перекрестку и всякий раз выбирающая путь заново" [Лотман Ю.М. Карамзин. - М., 1997. - С.635]. На каждом новом этапе политической истории Россия "отрекалась от старого мира" и "опустошает национальные пантеоны" [Василенко Н.А. “Очарованный странник” против “экономического человека” // Русский узел: Идеи и прогнозы журнала “Москва” / Сост. С.Селиванова. – М.: Москва, 1999. – С.77; заг. – С.76-82], "преображается" (по мнению С. Франка, В. Эрна, Б. Вышеславцева), "богоборствует" (именно для русского модернизму, по Л. Сталюергу, руководящим стал солярно-космический миф о борьбе культурного героя с Солнцем, что символизирует победу над временем).

Радикально эту ментальную позицию определил В. Фролов (Яроврат), идеолог «хтонического хаосизм-евразийства»: «…русский человек — это извечный враг Традиции, хтонический попиратель "вечных ценностей", агент нижних вод, чудовище со дна Мирового Яйца. В этом заключается ещё одно неразрешимое противоречие между ордынским дискурсом истинной Евразии и так называемым "евразийством". Их дискурс - это дискурс Добра, наш дискурс - это дискурс Зла» [Первый Лорд-маршал. Евразийство солярное и хтоническое // http://lord-marshal.livejournal.com/175596.html].

Одним из выразителей этой традиции стала "слободизация" России: "слободское" неприменно обозначает временное, в любой момент готовое к изгнанию, снесению и перемещению, то, что обустраивается кое-как, чтоб день прожить, принципиально чуждое укоренению [Глазычев В. Слободизация страны Гардарики // Иное: Хрестоматия нового российского самосознания (Москва). – 1995. - №1. – С.87; Ахиезер А.С. Диалектика урбанизации и миграции в России // Общественные науки и современность (Москва). – 2000. - №1. – С.86; заг. – С.78-89]. "... крестьянские поселки, — пишет В. Ключевский, — по Волге и во многих других местах Европейской России доселе своей примитивностью, отсутствием простейших житейских удобств производят, особенно на путешественника с Запада, впечатление временных, случайных стоянок кочевников, не нынче-завтра собирающихся бросить свои едва насиженные места, чтобы передвинуться на новые. В этом сказалась продолжительная переселенческая бродячесть прежних времен и хронические пожары — обстоятельства, которые из поколения в поколение воспитывали пренебрежительное равнодушие к домашнему благоустройству, к удобствам в житейской обстановке" [Ключевский В.О. Соч. в 8 т. — М.: Госполитиздат, 1956. — Т.1. — С.69-72].

Т. Шевченко эту слободизацию" так определил: "... В великороссийском человеке есть врожденная антипатия к зелени, к этой живой блестящей ризе улыбающейся матери природы. Великороссийская деревня - это, как выразился Гоголь, наваленные кучи серых бревен с черными отверстиями вместо окон, вечная грязь, вечная зима! Нигде прутика зеленого не увидишь, а по сторонам непроходимые леса зеленеют. А деревня, как будто нарочно, вырубилась на большую дорогу из-под тени этого непроходимого сада, растянулась в два ряда около большой дороги, выстроила постоялые дворы, а на отлете часовню и кабачок, и ей больше ничего не нужно. Непонятная антипатия к прелестям природы" (Т. Шевченко, Дневник, 1857).

Без сомнения, правы утверждающие, что именно историческая логика защиты от Степи диктовала условия такой "слободизации" [Ахиезер А., Клямкин И., Яковенко И. История России: Конец или новое начало? - М., 2006]. Но такого не произошло на Украине, более близкой половецким и монголо-татарским набегам. Национальной южнорусской ментальностью не овладела "временность бытия".

Другим выразителем этого российского архетипа "Странствующего Царства" есть "юродство и кликушество": "... в России народ не только чтит, но почему-то любит своих духовных уродов. Будто чует, что бессмысленные вопли не совсем так уже ни на что не нужны и жалкое существование бездомного бродяги не так уже отвратительно. И в самом деле - придет час, и ... каждый из нас бросит накопленные сокровища и пойдет, как идут босые странники или как, по словам апостола, пошел Авраам, сам не зная, куда идет" [Шестов Л. Афины и Иерусалим. - М.: Фолио, 2001. - C.350-351].

"Антиномичное лицо" России, дискретность (раздвоенность) российского исторического подсознания, базирующиеся на негативных культурных оппозициях, отрицании одних смыслов и ценностей другими, И. Средзевский и Н. Хренов пытаются рационально объяснить доминантой … "верности традиции": несмотря на резкие разрывы в восприятии прощлого, однако, полного отрицания и уничтожения традиции не происходит, так как разрушение преемственности компенсируется более глубокими (семиотическими) механизмами сохранения порядка в культуре [Следзевский И.В. Образ России как смысловой конструкт (Семантическая составляющая "главного русского спора") // Общественные науки и современность. — М., 2007. — № 4. — С.94], "… вместо … уходящего на дно образца актуализируется другой, извлекаемый из той же коллективной памяти и время от времени всплывающий на поверхность общественного сознания образец. Оба этих сменяющих друг друга образца к истории не имеют отношения" [Хренов Н.А. Культура в эпоху социального хаоса. — М., 2002. — С. 23, 24].

С точки зрения Ю. Лотмана и Б. Успенского, так проявляется характерный для "мифо-архаического времени" перманентно воспроизводимый дуальный тип (мужское-женское, европейское-евразийское) культурной системы [Лотман Ю., Успенский Б. Роль индивидуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) // Успенский Б. Избранные труды: В 3-х тт. — 1994. Т. 1. Семиотика истории. Семиотика культуры. — С. 235-242], исключающий Россию из исторического времени. Правда, в свое время, пытаясь вскрыть семиотическую подоплёку даного русского архетипа, Ю.М. Лотман пришел к выводу, что только коренное изменение в отношениях Восточной и Западной Европы, происходящее на наших глазах, даст, якобы, возможность перейти на общеевропейскую "тернарную систему" (сохраняются определенные ценности предшествующего периода, перемещая их из периферии в центр системы, и осуществляется попытка приспособить идеал к реальности) и отказаться от идеала "разрушать старый мир до основания, а затем" на его развалинах строить новый (т.е. осуществить на практике неосуществимый идеал) [Лотман Ю.М. Культура и взрыв. — М.: Гнозис; ИГ "Прогресс", 1992. — С. 257-270].

То есть Россия до сих пор пребывает в плену той схемы мифологического универсума, который не столько создан, сколько перманентно создается: его бытие определяет постоянно действующая в граничной ситуации генетического контакта хаоса и ойкумены позиция крушения-творения, а приоритеты "... шокирующе совпадают с приведенными Э. Фроммом признаками некрофильной ориентации (подчеркивание наше, — О.Г.)" [Шоркін О.Д. Схеми універсумів: Методологічний проект зв'язності культур: Автореф.дис. … докт.філос.наук. – К.: Вид-во КДУ, 1999. – С.17; заг. –32 с.].

В украинцев наоборот, общеславянский архетип "Сада-Рая-Царства" реализован в форме "особого места" (locus amoenus, Heimat), "НАШЕГО периметра пространства" (Украина), в котором чувствуется в своей приватности единство целого (например, межэтническое "мы — казаки"), а в целом — своя приватность (неповторные "я" — сначала как русич, литвин, молдаван, лях, черкес, абазин, татарин, затем — как наделенный определенной характерной особенностью, закреплённой в смешном "прозвище-фамилии"). Интересным есть то, что в год гибели Запорожской Сечи (1775) на ином конце индоевропейского цивилизационного пространства рождается государство — США — на этой же идее сосуществования ("братолюбия", "филадельфии") эгоцентрических "я" в границах совершенного Закона (Конституции), уважающего эгоизм, но ограничивающего свободу только в крайних случаях угрозы эгоизмам равноправных "я" и эгоизму корпоративно-государственному.

Украина (ср. с санскр. ukhraiia "холм, курган") предстает как своеобразный медиум между человеком и универсумом ("вертикаль", по сравнению с Россией-"горизонталью"; уместно здесь вспомнить любимый тезис А. Дугина о вертикальной связи разных онтологических, иерархических пластов, присущих истинно-нордическому, и о горизонтальном уровне пародирования и имитации, присущего гондваническому).

Украина — это Пространство, где, следуя М. Элиаде, религиозный человек реализует свое желание "жить во священном", быть в объективной реальности, не дать парализовать себя нескончаемой относительностью субъективных опытов, в действительном, а не илюзорном мире [Элиаде М. Священное и мирское / Перев. с фр., предисл. и коммент. Н.К. Гарбовского. – М.: Изд-во МГУ, 1994. – С.26; заг. – 144с.]. "... Ибо мистика является приключением, приключением вертикальным: устремляясь ввысь, она овладевает иной формой пространства" [Сиоран Э.М. Искушение существованием / Пер. с фр. — М.:Республика, 2003. — С.224].

Человек в Украине реализует себя не просто как "Человек Пространства", сформированный и обусловленный специфическим качеством пространства — рельефом, ландшафтом, как это лишь видиться полу-украинцу А. Дугину-Онуфриенко [Дугин А.Г. Основы геополитики: Геополитическое будущее России. – М.: Арктогея, 1997. – С.13; заг. – 408 с.], а как человек "сакрального пространства", "священного круга", "центра мира", где встречаются Небо и Земля, где в человеке осуществляется эта встреча, через него проходит касание всех миров и всех связей — прошлого, нынешнего и будущего.

Вот как это описал Ф. Достоевский, внук волынского униатского священника Андрея Достоевского: «…Белые башни и золотые главы собора сверкали в яхонтовом небе… Тишина земная как бы сливалась с небесною, тайна земная соприкасалась со звездною… Какая-то как бы идея воцарялась в уме его – и уже на всю жизнь и на веки веков. Пал он на землю слабым юношей, а встал твердым на всю жизнь бойцом и сознал и почувствовал это вдруг, в ту же минуту своего восторга. И никогда, никогда не мог забыть Алеша во всю жизнь свою потом этой минуты. «Кто-то посетил мою душу в тот час», - говорил он потом с твердой верой в слова свои…» («Братья Карамазовы»); "... Невдалике была церковь, и вершина собора с позолоченной крышей сверкала на ярком солнце. Он помнил, что упорно смотрел на эту крышу и на лучи, от неё сверкавшие; оторваться не мог от лучей: ему казалось, что эти лучи его новая природа, что он через три минуты как-нибудь сольётся с ними" ("Идиот").

Да, идея геополитического изоляционизма России, оказывается в сущности последним всплеском, последним вздохом славянского духа "ввысь и к небу": она "...подчеркнута высшим взлетом русской национальной архитектуры — шатровым зодчеством. Традиционный византийский крестово-купольный храм изображает символически Церковь как корабль, как ковчег спасения, открытый для всякой твари и устремленно плывущий на Восток. В русском шатровом храме, как в образцовом Вознесенском, построенном в Коломенском именно при Василие III, никакой открытости нет, никакой твари внутрь не приглашается, он никуда не плывет. Он — стоит. Его единственный вектор — вертикаль вверх, к небу, это не корабль, а столп, при благоприятном духовном ходе превращающийся в лествицу. Своеобразная антитеза Граду Китежу — уход, но только не вниз, под воду, а наверх, в небо. Коломенское Вознесение — это монумент вдохновенному экстатическому отчаянию Филофея — два падоша, третий стоит, четвертому не быти, значит нужно стоять одним и до конца. Здесь изоляционистская утопия достигает крайнего богословского и аскетического напряжения, становится сама по себе духовным заданием и добродетелью..." [Холмогоров Е. Сказание о граде Китеже // http://www.pravaya.ru].

Но в действительности это "вертикальное томление" России сурогатно, так как выражает привычный ресурс: принуждение ("вздёрнуть на дыбу"/"послать на ...") и вертикаль власти. И главным источником этого эрзаца является даже не сама по себе власть (в отношении которой насилие примитивизируется как произвол), а само общество [Пастухов В.Б. Темный век: Посткоммунизм как "черная дыра" русской истории // Полис. - 2007. - №3. - С. 27].
Я Африка

У края бытия

Традиция начинается всегда где-то на краю мира, в какой-нибудь Галилее или Эфиопии.

Областью, где "рождается новое", есть "пустыня", "граница", "крайность" (да и М. Бахтин говорил, что культура рождается у границы, особенно тех или иных смыслов, мобилизируя их взаимные напряжения и притяжения).

Быть у черты — судьба гангстера, варяга, казака.

Украина — это крайняя (греч. eshata) земля, У КРАЯ БЫТИЯ. Из "крайней" для всех иудеев Галилеи пришел Сын Божий (Disciti moniti! "Помните, предупрежденные!").

От Александрии Эсхаты (то бишь нынешнего Самарканда) начал свой победоносный поход Железный Эмир.

Из "окраины земли Македонии" (по-араб. "Дж.сулийа.Макадунийя", по Аль-Идриси), и начал свой имперский поход Зу-л-Карнайн-"Двурогий" Александр.
Из крайней для Византийской и Иранской империй Аравийской пустыни явилась в VII веке конница Пророка Мухаммада (ДАБР).

Как для иудея галилеянин, так для русского украинец, турок или якут — это "лишь некоторая странность мира" (М. Иверовский). Именно оценка их как "странных", "не таких, как мы (великороссы)" делает из русского шовиниста фарисея. Они, фарисеи, как то не приняли Христа.

Но его признала самаритянка — представительница одного из "крайних" народов, соседование которого ортодоксальные евреи допускали толькоиз-за одного интересного феномена: именно с субботу не-иудей нанимался для выполнения работы, которую правоверный не мог выполнять согласно Закону.

Называли этого "наймита" "шабес-гой", "субботний язычник" или "язычник для субботы". Не касаясь никаким образом этнической принадлежности ряда олигархов и недавно властьимущих (и вынося за скобки «разоблачительные» творения Э. Ходоса), отметим, что ряд наших ныне популярных украинских политиков "открыли" перед украинцами именно проект нации как этаких себе "шабес-гоев", роль которых — выполнять "грязную работу" для Власти ("Системы", "Империи", "Мирового правительства").

Такого себе небунтующего Яремы Галайды.

Павел Лазаренко реализовал немного другой архетип — такого "себе на уме" "шабат-гоя", воспользовавшегося невнимательностью своих хозяинов и укравший у них хорошенький кусок.


Русский в этой ситуации неизменно реализовал бы архетип "работника Балды" ("экспроприацию экспроприаторов"), заставив работать на себя самого черта, или же "солдата-москаля", который сварит щи из топора (финансовые пирамиды типа МММ).
Я Африка

МИЛЕН!



В интервью журналу Paris Match Милен Фармер упомянула, что после концертов будет сниматься в фильме Тень других ("L'ombre des autres"). Это экранизация одноименного романа Натали Реймс (Nathalie Rheims); продюсер проекта – Клод Берри (Claude Berri). Это будет всего лишь второй фильм Милен, после Giorgino в 1994 г.

  • Current Music
    Mylene Farmer - Si-JAvais-Au-Moins
  • Tags