December 14th, 2008

Я Африка

Да, Дзен!

Высшее образование современного украинского сельского учителя сделало его более меркантильным в сравнении с предыдущим выпускником педагогического училища (семинарии), а также отобрала у учителя харизму наставника. Не дотягивая до университетского мировоззренческого уровня, но чувствуя себя «высшей кастой» в сравнении с носителем специального среднего образования, в школу и клубы культуры пришел пед-/культинститутский «дипло(м)док»: «… Тусклые люди играют украинскую интеллигенцию, — констатирует П. Вольвач. — Скользские, проникновенные писарчуки вместе с райцентровскими баянистами играются в литераторов… Кто-то представляет себя каким-то лидером… Игра в Украину… Игра в жизнь… И фальш, фальш» [Вольвач П. Повітовий етюд // Образотворче мистецтво. — 2000. — № 1-2. — С.19].

Да, и в конце концов, украинскому школьному учителю, в отличие от учителя 20-40-х гг. ХХ в. некуда осуществлять „мобилизацию”: шароварное казачество а ля Мулява проигрывает в сравнении с „найт пати”, а собственная национальная армія никогда не обнаруживала попытки к действию, не имеет политического веса, как, например, армии Израиля, Египта, Турции, Чили, Индонезии, Мьянмы или Алжира ... А УНА-УНСО и сродные с ней организации — (о-)быкновенные „отрыжки” 70-х гг. ХХ в., где смешались контркультура, восточный мистицизм, леворадикальный экстремизм и энтузиазм Свидетеля Иеговы...

Если в других странах критика оккупантов и империализма, политики денационализации и „интернационализма/интегризма”, поверхностного отношения к национальным святиням и язику ведет к прозрению, к освобождению как физическому, так и от мифов и иллюзий, привнесенных „цивилизаторами”-оккупантами, то в Украине наблюдается противоположное („У нас все на оборот”). Ибо результативным для украинского обивателя есть только результат истории Украины — порабощение как духовное (Варшавой, Москвой, западням китчем), так и политическое (татаро-монголы, Литва, Польша, Россия, НАТО), — а не процесс (безуспешные войны за Украину на протяжении 1490-1775, 1914-1921, 1940-1954 гг.).

Нынешний результат истории Украины — независимость — может вывести нас из этого тупика только тога, когда станет результат этот тем, чем для германських народов есть протестантизм, для ирано-кавказских — ислам, то есть обобщая — чем есть рожденное будущим современное (а не прошлое рождает современное на пути к будущему, как это рпостулировал А. Бергсон), к тому же, обуславливая и прошлое.

Мы сознательны того, что действенной причиной для обивателя oказывается не то, что есть в действительности (в нашем случае — СНГовская „независимсть” олигархической Украины), а то, чого еще нет, что обнаруживается только в качестве возможности (вновь порабощение Россией или Западом). Такой вот есть діалектика „финальности” — стремление к конечной цели как превращенной казуальности.

Потому нам нужен „дзен” — палкотерапия („букотерапія”), не для того, чтобы наказать oбывателя, а только «… для того, чтобы установить своеобразный непосредственный контакт с жизнью вне каких-либо рефлексий» [Эко У. Дзен и Запад // Эко У. Открытое произведение: Форма и неопределенность в современной поэтике / Пер. с итал. — СПб., 2004. — С.271].
Я Африка

Шевченко как шаман

ВИрина Хинкель архаических традициях рассказывается, как во время инициации новый шаман-герой узнает, что в действительности инициирующий его шаман есть его отчимом и убийцей настоящего отца (который является герою в видении в личине существа, которое затем становится тотемом героя). Как следствие — герой наказывает негодяя и весь его род, иногда даже принадлежащую к нему собственную семью — жену, детей, мать (т.н. «комплекс Ореста»).

Без сомнения, для Т. Шевченка таким «инициирующим шаманом-отчимом» является Россия и её академическая культура. И поэт реализует данный архетип не в обыкновенной «русофобии», а с помощью поэзии методом «Активного Воображения» [Джонсон Р. Сновидения и фантазии/ — М., К., 1996/ — C. 167, 187].

Т.е. у «нового шамана» следующая возможность — найти порабощенную старым шаманом (у славян — Кощеем или Змеем) девушку-царевну (Украину в облике Малоросии), жениться на ней и с её помощью «вынести с потустороннего мира» определенные культурные достижения или артефакты. Т.е. герой из «трикстера» становится «культуртрегером».

Шевченко окунул весь народ в стихию Активного Воображжения, стал его шаманом-"терапевтом"-"кобзарем" , вынося из "сокровенной пещеры" культурные ценности, открывая этносу возможность "свободного полёта" не в политике (как это предлагал грек Алкивиад, ученик Перикла и Сократа), а в едином, не знающем временных и территориальных ограничений "четвертом измерении" — культуре.

Иными словами, если идти за словами Ф. Гарсиа Лорки, Великий Национальный Поэт одухотворил нацию в буквальном понимании — подарил ей душу [Лорка Ф.Г. О воображении и вдохновении // Называть вещи своими именами. — М.: Прогресс, 1986. — С.256].
Я Африка

Родственніе браки

Сэр Патрик Бейтсон, проф. Этологии Кембриджского университета, указывает на два преимущества родственных браков: они сохраняют сложные генетичские приспособления и укрепляют семью. Вот пример. Размер зубов и форма челюсти передаются по наследству двумя разными генами, поэтому брак женщины с маленькой челюстю и маленькими зубами с мужчиной, у которого большая челюсть и большие зубы, может кончится стоматологической катастрофой для детей (с.29)

Если родственные браки заключают много поколений подряд. Они становятся менее опасным предприятием. Там, где они исключение, выше риск, чем там, где они регулярны (с.29).

И на сей день почти каждый четвертый брак в Турции заключается между кровными родственниками, преимущественно между двоюродными братьями и сестрами. Тенденция даже усугубляется. В некоторых регионах Турции почти каждая вторая невеста остается в семье. (с.30).

Гресле И.А. Родственные браки в мусульманских странах (Выбор между ценностями семейных отношений и здоровым ребенком) // Перинатальная психология и психология родительства. – 2008. - №3. – С.21-30.