December 27th, 2008

Я Африка

Род Берия

Маршал Лаврентий Павлович Берия родился в селении Мехреули, в Абхазии. Больша часть коренного населения Мехреули - этнические мегрелы.
Отец маршала, Павле Берия, человек смутной судьбы и не совсем ясного просихождения, - по официальной версии крестьянин-мегрел, бежавший Абхазию из Мегрлии из-за преследования полиции. Мать маршала - Марта Джакели, - из рода местных мегрельских азнаури, - была в родстве с князьями Дадиани по линии матери, скорее всего - в прямом (в косвенном - некровном - свойстве состоят так или иначе почти все жители закавказья и оно не подчёркивается).

После утверждения во главе НКВД Лаврентий Берия начал окружать себя преданными офицерами из грузинских княжеских и дворянских фамилий. Самым верным его соратником был генерал-лейтенант НКВД князь Шалва Церетели, бывший подпоручик РИА,затем обер-лейтенант оккупационных германских сил и капитан грузинской республиканской армии.

Среди генералов НКВД из ближайшего круга Берии - князья Лордкипанидзе, Сумбаташвили, Геловани. К Сталину от НКВД по иницитиве Берии была приставлена секретарша - майор княжна Накашизде, дальняя родственица Берии.

В Контактi | Обговорення
Я Африка

Пустое место

"… Какими словами, в каких понятиях охарактеризовать русскость?.. Что общего у Пушкина, Достоевского, Толстого? Попробуйте вынести общее за скобки, — окажется ... просто пустое место" [Федотов Г.. Новый Град. — Нью-Йорк, 1952. — C. 70]. Также, «… как известно, в "Философическом письме" Чаадаева [отстаивается] взгляд, по которому все прошлое России есть какое-то пустое место» [Франк С. Пушкин об отношениях между Россией и Европой // http://www.magister.msk.ru/library/philos/frank/frank004.htm]. Но «…то пустое место, к которому стягиваются, вокруг которого сталкиваются все силы и страсти. Смертоносное место…» [Цветаева М. Мой Пушкин. — СПб.: Азбука-классика, 2006. — С.141].

Эта пустота — абсолютна (нирвана), и этим она противостоит Абсолюту, Богу: «...Русские как народ — "социальный нуль". Их поведение регулируется, с одной стороны, чисто биологическими факторами ("чувством голода, чувством холода и чувством боли от удара палкой"), с другой — рациональными соображениями (прежде всего пользы и вреда). А то место, которое у других народов занимают социальные инстинкты, русские компенсируют особого рода конструкциями, созданными разумом, — то есть так называемыми убеждениями (начиная от политических и кончая нравственными)... Доверие к "разумным доводам", которые другие народы отвергают на уровне инстинкта, сплошь и рядом оказывается ахиллесовой пятой русских. То, что другие просто не слушают, русские начинают обсуждать, да еще и соглашаться» [Крылов К. Русские — «неправильный народ» // http://www.rustrana.ru/article.php?nid=20318]”.