April 9th, 2009

Я Африка

Японцы

Именно японцев Дж. Черчвард считает хранителями чуть ли не полной Изначальной Традиции восточного "континента Му" (япон. "му" — "небытие", апофатический синоним понятия "дао") [Черчвард Дж. Древний континент Му / Пер. с англ. — К.: София, 1997. — 288 с.; Черчвард Дж. Дети Му / Пер. с англ. — К.: София, М.: ИД "Гелиос", 2002. — 224 с.].

В самих же японологических исследованиях не без оснований утверждается (опираясь на лингвистическую близость японского языка к алтайской семье ностратических языков, а фонетически — к австронезийской семье), что эту колоритную цивилизацию основали воинственные всадники-доликефалы, появившиеся на островах со стороны Евразии, неся на своих знаменах эмблему солнечной богини Аматерасу. По некоторым версиям, часть этих всадников на северной границе нынешней Кореи, подпав под влияние пратунгусо-манчжур, трансформировалась в этнос сюнну (китайские источники выводят их родоначальника Шуньвэя с народа Ся. т.е. саков-массагетов, и именно в районе рек Ляохе и Ляохахе обнаружены погребальные памятники скифского типа VIII-IV вв. до н.е., аналоги которых обнаружены в последующих погребениях сюнну), который под именем "гунны" принесли в Европу на своих знаменах равноконечный крест — символ Бога неба Тенгри и его Белой солнечной супруги.
Я Африка

Двуязычие. Объяснение феномена.

Да, семиотический рок Украины определяется тем, что ей, "как запредельной остальному миру реальности", необходим более чем один язык (минимально два) для отражения этой "запредельной реальности" и чтобы пространство реальности охвативалось не одним языком в отдельности, а только их совокупностью, как бы накладываясь друг на друга, по разному отражая одно и то же, создавая качественно новое, построенное на противоречии между внешностью и сущностью [Лотман Ю.М. Культура и взрыв. — М.: Гнозис; ИГ "Прогресс", 1992. — С.9-10]. Этим Украина, скорее всего, хранит преданность первоначалу индоевропейской культуры, где царствуют одновременно два языка — "язык богов" и "язык людей" (вернее, один "двуипостасный" язык, "гетерогенное одноязычие") , обслуживая разные сферы культуры, встречу разных миров, как земних между собой, так и метафизического брака Земли и Неба.

Более того, украинцы и белорусы остались верны своему изначальному бинарному составляющему идентичности: «объективной», т.е. идентичности себе подобным (mêmeté), и «субъективной», т.е. идентичности самым себе (ipséité). Первая составляющая находит свое подтверждение в данных лингвистики, фольклористики, юриспруденции, вторая же — в изучении генеалогии, культе предков, теории непрерывного наследования. Русская же идентичность потеряла вторую составляющую именно из-за причины, на которую указывает Р. Уортман: «… Присутствие народа в имперском сценарии представляло угрозу образу царя как божественно установленной силы, чьи властные полномочия имели внешнее или божественное происхождение, будь то санкция провидения или воплощения разума. В терминах социальной стратификации было невозможно вписать народ в качестве исторической силы в монархический сценарий, прославлявший власть царя в виде идеализированной правящей элиты» [Wortman R. Scenarios of Power: Myth and Ceremony in Russian Monarchy. — Princeton, 1995. — Vol.I: From Peter the Great to the Death of Nicholas I. — P.222].

Увы, пока Россия остается в сознании украинца Империей — этим вторым языком будет русский. Но как только Украина обнаружит, что она — этакое «свободно ассоциированное с ЕЭС» «европейское Пуэрто-Рико», сразу же руссофонию за одно поколение сменит, например, франкофония — “Paroles, paroles». Рембо, Верлен, Гоген, Роден, Сартр, Камю, Сент-Экзюпери, Тейяр де Шарден, Милен Фармер, Элен Сежар и остальные друзья из Сен-Тропе окажутся теми Ангелами , провозглашающими на действительно том другом, ангельском языке Весть о Блаженстве и Милосердии, о Любви, Братстве и Жизни.