July 30th, 2009

ПРАПОР

На визит московского попа



ЧУЖАК

Когда мне в ворота стучится Чужак,
Вполне вероятно, что он мне не враг.
Но чуждые звуки его языка
Мешают мне к сердцу принять Чужака.
Быть может, и нету в глазах его лжи,
Но все ж я за ним не чую души.

Когда со своим я имею дела,
Душа его часто отнюдь не бела.
Но если он лжет, я совсем не смущен:
Я тем же манером хитрю, что и он.
Мы купли-продажи свершаем, ворча,
Но все ж нам не нужно искать толмача!

Когда мне в ворота стучится Чужак,
Он зол или добр, не пойму я никак.
И много ли в сердце любви у него?
И много ли перца в крови у него?
И Бога, что дед заповедал ему,
Он чтит ли сегодня, никак не пойму.

Когда со своим я имею дела,
Душа его часто исполнена зла.
Но мир, что мы видим под схожим углом,
Меня заставляет мириться со злом,
И то, что мы чувствуем с ним заодно,
Каков бы он ни был, скрепляет звено!

Твердил мне отец — и я верю отцу:
Конец соответствовать должен концу.
Да будет с единой лозы виноград!
Да будут все овощи с родственных гряд!
Живите ж так, дети, на грешной земле,
Покуда есть хлеб и вино на столе!

Redjard Kipling
Я Африка

Фамилия, однако

Анализ фамилии:
Эта фамилия имеет украинское происхождение. Такие фамилии образованы от уменьшительной формы имени или прозвища дальнего предка человека (причём как по мужской, так и по женской линии). Фамилии такого вида весьма редки и относятся к древнему пласту фамилий украинского народа.

Значение фамилии:
В процессе исследования...
Я Африка

Киплинг: Азбучные Боги

Я прошел перевоплощения сотен и сотен веков,
Я смотрел сквозь почтительные пальцы на всех Площадных богов,
И я видел их в силе и славе, и я видел их падающими в прах,
И только Азбучные боги устояли во всех веках.

Мы встретили их в пещерах. Они нам сказали: Вот:
Вода непременно мочит, а огонь непременно жжет!
Это было пошло и плоско: какой нам в том интерес?
Мы оставили их обезьянам и отправились делать прогресс.

Мы шли по велениям Духа, а они – по своей тропе.
Мы молились звездам, законам, познанию и т.п.
А они нам путали карты, их нрав был непримирим:
То ледник вымораживал расу, то вандалы рушили Рим.

Все идеи нашего мира отвергались ими сполна:
И Луну, мол, не делают в Гамбурге, и она, мол, не из чугуна,
И страсти наши – не кони, и крыльев нет на ослах;
А Площадные боги обещали нам кучу благ.

Они в Кембрийскую смуту нам сулили покой и мир,
Возвестив: сложите оружие, и сойдемся на братский пир!
А когда мы сложили оружие, нас схватили и продали в рабы;
И Азбучные боги сказали: Всяк – виновник своей судьбы.

При Юрском матриархате нам все чувства открылись вполне,
Начиная любовью к ближнему и кончая – к его жене.
И женщины стали бесплодны, а мужчины стали плохи,
И Азбучные боги сказали: Каждый платится за грехи.

А потом в Меловую эру указали нам путь добра:
Обобрав единоличного Павла, оделив коллективного Петра.
И денег было по горло, только нечем набить живот,
И Азбучные боги сказали: Кто не трудится, тот умрет.

И дрогнули Площадные боги, и иссякли потоки слов,
И впервые зашевелилось в глубине надменных умов,
Что впрямь дважды два – четыре, что Не всё то золото, что блестит.
И Азбучные боги нам поставили это на вид.

Что было, то и будет: зачем далеко идти?
Есть только четыре истины на всем человечьем пути:
Пес вернется к своей блевотине, и свинья на свой навоз,
И дурак снова сунется в пламя, хоть сто раз обожги себе нос.

И в-четвертых: когда в грядущем станет мир, как хрустальный дом,
С платой нам – за то, что живем мы, а не с нас – что скверно живем, –
То, как вода нас мочит и как огонь нас жжет,
Так Азбучные боги к нам придут и сведут расчет!

(Р. Киплинг)