December 21st, 2009

Волк

ГЕНЕЗИС ОРКОВ И ИХ ЯЗЫКА



Моргот (Мелькор), а не Саурон, стал источником воли орков. Саурон всего лишь один из слуг (пусть величайший). Орки могут восставать против него, переходить даже на сторону эльфов, не теряя, однако, своей неисправимой преданности злу (Морготу).

Также мордорские орки Саруману не служили, только изенгардские Урук-хай, но, однако, в «Войне Кольца» образовали с ними союз (и для контактов между собой использовали не «черное наречье», а язык людей). В книге «Властелин Колец» описаны стычки и даже военный конфликт между орками Мордора и Урук-хай (вернее — Урус-хай) Сарумана.

Некоторые зовут орков Melkorohini, «Дети Мелкора», внасмешку над «Детьми Эру» (эльфов-эльдар и людей-эдайн).

В свое время стало ясно, что под влиянием Моргота и его приближенных верящие в них люди в течение нескольких поколений могли деградировать в разуме и привычках почти до орков. И тогда их могли заставить спариваться с орками, производя новые породы, часто более могучие и хитрые. Несомненно, в Третью Эпоху Саруман снова открыл это, и жажда власти подвигла его на худшее из своих деяний: скрещивание орков и людей, порождение больших и хитрых человекоорков и ненадежных и подлых орколюдей.

Но даже в Древние Дни, когда никто и не подозревал об этом злодеянии Моргота, Мудрые всегда учили, что орки не “сделаны” Мелькором, и, следовательно, злы не изначально. Они могли стать неисправимыми (по крайней мере, силами эльфов и людей), но Закон распространялся и на них.
Поэтому, хоть орки и были пальцами на руке Моргота, и с ними надлежало воевать не на жизнь, а на смерть, тем не менее, они не заслуживали применения к себе их собственной жестокости и вероломства. Пленных орков нельзя пытать, даже для получения сведений, необходимых для защиты домов эльфов и людей. Если орк сдавался и просил пощады, он должен был получить ее, все равно какой ценой . Таковы были поучения Мудрых, хотя среди ужасов Войны они не всегда соблюдались [http://community.livejournal.com/bagronk/752.html].

Орки происходят от «темных эльфов» («эллери ахэ»), группы «отринувших зов Валар-богов» эльфов, которая «осталась сама по себе» («аварин») в прародине всех эльфов у озера Куйвиэнен в «Красных горах» (Орокарни; oro – "подниматься", отсюда oron — "горная вершина", carna — "красный"; таким образом изначально слово «орк» означало «горного темного эльфа»), в отличие от ушедших на Запад к океану эльфов («эльдар»). Именно группа эльфов-авари «Гвайт-и-Мирдайн» («племя камнеделов») выковала Саурону «Кольца Всевластия» и сковали Арагорну Второму сломанный меч.

«… когда в амбер пришли первые эльфы, Тровна была плодородной землей. Там не было леса, а были бескрайние поля. Там воздвигли мы Тиргас Лан, древний город, из которого эльфийские короли мудро и мягко управляли амбером, … Но мир оказался не вечен. Потому что один из нас … воспользовался знаниями о сущности этого мира во зло, чтобы использовать их в своих собственных интересах. Он отвернулся от истинного учения и обратил свой взор к темным искусствам, желая только увеличивать свою силу и влияние. После этого как его застали за кощунственными экспериментами, он был изгнан из Тиргас Лана. О нем не было вестей много лет – лет, когда над Землемирьем сгущались тучи. Появились орки, а с востока и севера нашим границам начали угрожать гномы и тролли. В конце концов, когда мы нем уже забыли, Темный Эльф вернулся – во главе огромного войска орков и троллей, а также других низших существ. От своего настоящего имени он отказался – теперь он называл себя Маргок, повелитель Тьмы, и он вверг амбер в кровопролитную войну. Битва продолжалась долгие годы, и полегли в ней герои древних дней, но в конце концов нам удалось победить Маргока… После … столетия спустя Маргок вернулся. С помощью лживых обещаний он осуществил союз орков и людей, и началось то, что мы называем Второй войной … Маргоку удалось с помощью предательства открыть Великие Врата. Решающая битва состоялась на стенах Тиргас Лана, и только применив волшебство и магию, сумели мы вновь победить Маргока. Чтобы никогда впредь не творил он зла, его тело было предано огню. А его бессмертный дух – заперт в стенах Тиргас Лана. На всю страну наложили проклятие … Все орки когда-то были эльфами. Пытки, увечия и темная магия превратили их в то, чем они являются сегодня, – искаженные, отвратительные существа, которые боятся света и служат только Хаосу … Сам Темный Эльф вызвал это племя к жизни … из пленных эльфов-воинов … он создал первых темных эльфов. Он назвал их отродьем Маргока – но сами они, неспособные произнести эти слова, называли себя орками … » [Пайнкофер М. Князь орков / Пер. с нем.. – Харьков, Белгород : Клуб семейного досуга, 2009. – С. 254-255, 371].

Орда орков, как прекрасно заметил лингвист Дж.Р.Р. Толкиен (в своей трилогии «Властелин Колец»), не имеет собственного языка (и, следовательно, и самого объективного духа, к тому же, по своей природе неспособна его иметь), а берет то, что могла, из других языков и «извращает это по своему вкусу», создавая разнообразные «отвратительные наречия», орки и тролли «говорили, как хотели, без любви к словам и вещам». Многообразие и изменчивость языков орков были, конечно, помехой для Темной Силы, использовавшей их как «убойную силу». Поэтому, в целях эффективного управления Саурон (Аннатар-«Даритель») уделил время тому, чтобы создать «есперанто» для своих слуг — единственный известный искусственный язык в Арде, «чёрное наречье Барад-дура/Лугбурза». Когда Гэндальф процитировал орочью надпись на Кольце во время совета у Элронда, «... перемена в голосе мага была поразительной. Внезапно он стал угрожающим, мощным и грубым, как камень. Казалось, что тень нашла на солнце, и в зале на мгновение стало темнее. Все вздрогнули, и эльфы заткнули уши". Если предположение о том, что язык Богов («валарин») мог стать составной частью Сауронового Черного Наречия, «полного грубых и ужасных звуков и низких слов», кажется богохульством, то следует вспомнить о том, что, согласно Пенголоду, «язык Валар был неприятен для слуха эльфов» (The War of the Jewels, 398).

Однако и в языках эльфов и людей было многое заимствовано из языка богов-«валар» (Фарамир даже утверждал, что "все языки людей в этом мире - эльфийские по происхождению" (The War of the Ring, 159; The Peoples of Middle-Earth, 63)), хотя часто сильно изменено, чтобы соответствовать ограниченной фонологии созданий (и соответственно, «чёрное наречье» есть «извращение измененного праязыка»): «… происходящий изначально из эльфийского орочий передается устно и, таким образом, с течением столетий значительно упростился» [Пайнкофер М. Князь орков / Пер. с нем.. – Харьков, Белгород : Клуб семейного досуга, 2009. – С. 447].

Особое место занимал т.н. „книжный», «древний» или «высокий» язык — «квенья» (от самоназвания эльфов «квенди» — «те, кто говорит вслух») , язык эльфийских песен, ритуалов, мудрости.
Непременно, язык такой «эльфийской» религии Орды должен был осознаваться как более совершенный и помпезный в сравнении с языком орочьей Орды .

Сам Дж.Р.Р. Толкиен называл его «эльфийская латынь». По признанию самого Дж.Р.Р. Толкиена, квенья был создан на основе латыни с добавлением фонологических компонентов греческого и финского языков. (Letters of J.R.R.Tolkien,176).

Можно просто представить себе Орду орков, обращенных в «эльфийскую» веру (“Эльфы, гномы и, присоединившиеся ради выживания к другим расам, орки обращались новую веру. Становясь адептами новой религии, они стремились к Богу людей” [http://info.finalcombat.com/main/rus/game/religions.html]), которая обещала бы им возвращение к «неизвращенной эльфийской сущности» , и в своем нынешнем «испорченном состоянии» они находили бы следующее утешение и оправдание, придавая смысл общего явлению частному: «… Солнце русских — это не ласковое лирическое солнышко, а воинское Солнце Победы, которое нисходит во Тьму — чтобы родить очистительную Грозу»; «… Суть русскости — Гроза, которая соединяет День и Ночь. Молния — это энергия света во тьме. Отсюда символизм Грозного Царя» ([Александр Елисеев. В комментариях автору // http://a-eliseev.livejournal.com/590880.html]

Не удивительно, что в среде Орды пытаются внедрить «религию свободы и грозы» русские якобы последователи Толкиена («Кольцо тьмы» Н. Перумова, «Последний кольценосец» К. Еськова и «Черная хроника Арды» Н. Васильевой и Н. Некрасовой).

Однако религия эльфов в среде Орды приобретает не черт возвращения-«покаяния», а «отмывания», сопряженной с гордыней:

«…В «Черной хронике Арды» Мелькор — независимый и гордый дух, спасающий мир самопожертвованием и сеющий в нем свободу вопреки самодурству Валар. Аналогично и Саурон, его творение, не может снести низкопоклонства Валар перед Илуватаром, и восстает против них ради свободы и творчества. Темной стране Саурона — Мордору — поет настоящие гимны К. Еськов, объявляя, что Барад-Дур, столица этой страны, это «удивительный город алхимиков и поэтов, механиков и звездочетов, философов и врачей, сердце единственной на все Средиземье цивилизации, которая сделала ставку на рациональное знание и не побоялась противопоставить древней магии свою едва лишь оперившуюся технологию». Аналогично Н. Перумов охотно рассуждает о положительных, человеческих качествах назгулов, прислужников Саурона, а орки, в его изображении выглядят если и не красавцами, то вполне заслуживающими симпатии: «селение «кровожадных» орков, столь долго наводивших ужас на все Средиземье, ничем особенным не отличалось, скажем, от дальних выселок истерлингов-пахарей. Те же дети, играющие по краям единственной улочки, те же старики, греющиеся на солнце...». Речь, конечно, не идет о восхвалении темного начала, и нигде в рассматриваемых произведениях мы не найдем апологии насилия или злобы. Но силы зла толкиеновского мира отчетливо обзаводятся положительными качествами, в то время как светлые силы приобретают к своему облику черты довольно низменные … Средиземье Н. Перумова желает жить само по себе, и Олмер, первоначально враг главных героев, а затем их неожиданный союзник, выражает эту мысль следующим образом: «Люди теперь живут, как считают нужным. И если они склоняются ко Злу — это их зло. Если они склоняются к Добру … это добро стократ ценнее, чем внушенное кем бы то ни было со стороны — эльфами, Валар или волшебниками». Точно также желает жить само по себе и Средиземье К. Еськова, противопоставляющее технологию, придуманную людьми, магии, исходящей от эльфов и Валар и ставящей людей в зависимость от последних. «Сверкающий шпиль барад-дурской цитадели вознесся над равнинами Мордора едва ли не на высоту Ородруина как монумент Человеку — свободному Человеку, который вежливо, но твердо отверг родительскую опеку Небожителей и начал жить своим умом»… Книги продолжателей — настоящая апология человеческой (или нечеловеческой) свободы, свободы от какой бы то ни было опеки: Илуватара, Валар, эльфов… По той же причине «облагораживаются» те существа, которые в мир Толкина вносили смуту, ведь с точки зрения продолжателей, что может быть благороднее порыва к свободе гордого Феанора (Н. Перумов) или мудрого и независимого Сарумана (К. Еськов)… Ослепительный образ Мелькора, нарисованный в «Черной хронике», увы, подводит нас к однозначному выводу. Такому Мелькору можно либо подчиниться, как это делает Саурон (и стать, фактически, его рабом), либо стать его врагом. Врагом — если хоть в чем-то не согласен с его замыслами, рабом — если поддерживать его во всех замыслах и неукоснительно исполнять его волю. Свобода одного оборачивается несвободой всех остальных» [Аутсайдер Д.А. Война против Толкина. Русский фронт // http://roza--mira.narod.ru/Our_works/Autsider_D_A_-_Voina_protiv_Tolkina__Russkii_front.htm].

___________________________
Для сравнения:

.: «… В Бытие 3:15 Яхве отвечает Сатане: «Вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее». Одно и то же слово zehra повторяется для семени Сатаны и семени Евы. Оно буквально означает семя, нет другого смысла. Это также может быть зерно пшеницы, но zehra повсюду используется в Библии как обозначение потомства. У Сатаны буквально есть наследники в этом мире, как они есть у Евы. Одно слово zehra используется для семени Сатаны и семени Евы … Итак, на Земле жили пред-Адамовые народы, как не обязательно сатанинские, так и породнившиеся с Дьяволом. И, несомненно, некоторые потомки Адама осквернились смешением с ними всеми. Те из них, кто обитал в местности, где жил Ной, были уничтожены потопом. Библия говорит, что Ной был непорочен в роде своем, без грязной крови. Он и его семья были единственными чистокровными людьми на земле … Обратите внимание на Исаии 14:21 «Готовьте заклание сыновьям его за беззакония отца их, чтобы не восстали, и не завладели землею, и не наполнили вселенной неприятелями. Здесь ясно говорится, что у Сатаны есть дети, которые должны быть истреблены, пока они не размножились настолько, чтобы захватить мир и править им …». [Pastor Bertrand L. Comparet. Сатанинское Семя Каина / Перев. с англ. // http://combat83.blogspot.com/2009/06/by-pastor-bertrand-l.html].

Ср.: «…если случается так, что эта традиция исчезает, вполне естественно, что соответствующий священный язык при этом также будет утерян. Даже если что-то из него внешним образом сохранится, это будет не более чем своего рода «трупом», ибо его глубинное значение уже более неизвестно. Первым подобным примером является случай первозданного языка, посредством коего выражалась изначальная традиция, отсюда многочисленные намеки на оный язык и его утрату, которые мы обнаруживаем в традиционных писаниях. Позволим себе добавить, что когда отдельный священный язык, известный в наши дни, иногда отождествляется с самим первозданным языком, следует отдавать себе отчет в том, что он, в действительности, представляет собой лишь заменитель, и, следовательно, выступает таковым для приверженцев соответствующей традиции. Из определенных связанных с ним писаний, тем не менее, явствует, что первозданный язык существовал вплоть до эпохи, которая, какой бы далекой нам не казалась, все же весьма отстоит от изначальных времен. Именно так обстоит дело в библейской истории о «смешении языков», которая, хотя и может быть связана с определенным историческим периодом, скорее соответствует ни чему иному, как началу Кали-Юги. С определенностью можно сказать, что задолго до нее уже существовали отдельные традиционные формы, каждая из которых имела собственный священный язык, поэтому существование единого исходного языка необходимо понимать не буквально, но, скорее, в том смысле, что до этого момента еще сохранялось сознание сущностного единства всех традиций» (Генон Р. Утерянное слово и его заменители // Генон Р. Франкмасонство и компаньонаж // http://www.hermetic-rus.com/researches/Guenon_Word.htm)