February 22nd, 2010

Украина-Дракон

ТРИЗУБ И МЕЧЬ



Директор Института философии НАН Украины, академик Мирослав Попович предлагает сместить, очистить фокус взгляда украинцев на самих себя в моральной плоскости. Для этого он апеллирует к исследованию американского культуролога Рут Бенедикт «Хризантема и мечь» (1946), которая обнаруживает разделение культур по двум регуляторам — «культуру вины» (guilt culture) и «культуру стыда» (shame culture) [*], соответствующие ближневосточно-европейской и японской цивилизации [Попович М. Григорій Сковорода: філософія свободи / 2-е вид. — К.: Майстерня Білецьких, 2008. — С. 24-25].

Если в украинском социуме доминировала «культура вины» (главный регулятор поведения — внутреннее чувство вины пред Богом и пред собой, решение является внутренним, индивидуальным и самостоятельным вне зависимости т того, как к этому отнесутся другия, даже своя группа и свой коллектив), то на периферии, на задворках, все же, находила себе место и «культура стыда» (ответственность личности перед общностью, стыд перед своими). Сам М. Попович считает, что разница между крестьянами („селянами”, „посполитыми”) и казаками” („козаками”) состояла в том, что первые, тяготея к семейно-клановой организации, были репрезентантами „культуры стыда” („сорому”), в то время как этакие „бобыли”-казаки-индивидуалисты — к „культуре вины” [Попович М. Григорій Сковорода: філософія свободи / 2-е вид. — К.: Майстерня Білецьких, 2008. — С. 34].

Но с этим нельзя согласиться, так как именно христианство составляло мирововосприятие и мировочувствование обеих групп (казачество еще было й куда больше, чем крестьянство, наделено комплексами „крестьянина”-семейственника, с добавлением шляхетности) и именно оно более соотноситься с «культурой вины» (с его концепцией индивидуального спасения грешника). Тогда как именно «культура стыда» имеет явное соотнесение с «народным язычеством» (коллективно-племенное благоденствие). Этот тип культуры как раз и доминирует на эпической стадии развития многих этносов. Гомеровские поэмы, достаточно ярко иллюстрируют тип «культуры стыда»  (ср. с др-рус.  эпическим «мертвые сраму не имут»). . Аналогичное превращение наблюдаем в Америке: основана она была пуританами с их возведением „культуры вины” до утонченности, а сейчас имеем Америку как апофеоз „культуры стыда”: „...Американская культура — по преимуществу "культура стыда". В Америке не принято быть несчастным. У нас — не принято быть счастливым" [Фрумкина Р. Жить не по «глянцу». — С.146].

Таким образом, собственно «расказачивание» украинцев привело их к скачиванию к архаическому миросозерцанию, к доминированию периферийной «культуры стыда».
__________________
* Cтыдно не следовать столь явственно обозначенным у них предписаниям правильного поведения, стыдно не соблюсти баланс между различными обязанностями или не предусмотреть возможных случайностей. Стыд - основа нравственности, говорят они. Лишь человек, чувствительный к стыду, способен в точности следовать предписаниям добродетели. "Человек, знающий стыд", — так говорят о человеке с высокими моральными качествами, о человеке чести. если стыд есть эмоция, то вина есть осознание, т.е. продукт сознания и мышления. Если стыд функционирует на бессознательном, рефлекторном уровне, то вина – на сознательном. Но осознание вины может вызывать чувство стыда, а также подавленное настроение, что все вместе можно назвать чувством вины. Чувство стыда преодолеть сложно, а вот с виной справится легче: надо покаяться в грехе – вас простят и вам полегчает. В связи с этим подразделение культур на «культуры стыда» и «культуры вины», да еще и с признанием последней высшей степенью добродетели вызывает искреннее недоумение. Стыд отличается от вины именно физическим коррелятом, дискомфортом, но он быстро проходит при исчезновении вызвавшей его причины. Стыд нельзя контролировать. А вина может ощущаться очень долго, но проходить при покаянии.
Я Африка

КЕЛЬТИ ТА УКРАЇНА

Кельти і «норманський міф» у стародавній українській історії

Показово, що цілковито політична і аж ніяк не історична, за твердженням відомого юриста і діяча УНР С. Шелухіна («Звідкіля походить Русь: Теорія Кельтського походження Київської Русі з Франції». — Прага, 1929), норманська версія походження української державності часів Київської доби (ІХ—ХІІ ст.) протягом тривалого часу всерйоз обговорювалася, зокрема й українськими дослідниками.

Скажімо, голова Центральної Ради Української Народної Республіки (УНР) і водночас професор історії М. Грушевський («На порозі нової України». — К., 1991) вважав, що українська культура є культурою західноєвропейського типу, яка має тісні зв’язки з культурою кельтів (кельтською культурою Подунав’я) і греків (культурою держави Мітрідатів та узбережжя Понту, себто Чорного моря).
Collapse )
Валерій БЕБИК, професор, проректор Університету «Україна», голова Всеукраїнської асоціації політичних наук
http://www.golos.com.ua/Article.aspx?id=138876


Моя стаття "Кельтський слід в історії слов'ян" - http://www.gallart.narod.ru/celtic.html