April 14th, 2011

Яйцо

МезоЕвразия



http://www.mesoeurasia.org

От "новых правых" - к "гуманитарным правым" и Интертрадиционализму

Метаполитический проект «Туле-Сарматия», появившийся несколько лет назад как совместная инициатива гуманитариев из России, Украины и Болгарии, поначалу позиционировал себя как «новый правый» интеллектуальный клуб и потому активно стремился закрепиться именно на «правом» (и даже «ультраправом») смысловом поле. Однако с течением времени его месседж претерпел значительные изменения, что было вызвано рядом существенных и даже, не побоимся это особо подчеркнуть, судьбоносных причин. Одной из таких причин стало осознание факта ограниченности фактически любого, жёстко привязанного к той или иной идеологии, дискурса, претендующего на единственно допустимую, без каких-либо иных возможностей, альтернативу. Явный кризис «классических» идеологических парадигм не мог не отразиться на метаполитических изысканиях «Туле-Сарматии». И именно потому был, наконец, осуществлён решительный поворот от былых, безнадёжно омертвевших, к прискорбию, форм и мАксим к большей открытости, к недогматичности и мировоззренческой «пластичности». Перемены стали, несомненно, новым поворотом для «Туле-Сарматии». Да, что-то окончательно изменилось в месседже проекта, но что-то, напротив, открылось — причём с весьма неожиданной стороны. «Туле-Сарматия» смело, не оглядываясь назад, ступила на ранее неизведанные территории, которые, как оказалось, находились совсем рядом, едва ли не на расстоянии вытянутой руки.
На качестве месседжа во многом сказался и поворот от копирования мифологии и эстетики «новых правых» к гораздо более гармоничной альтернативе так называемых «гуманитарных правых».
Основание мировоззренческой парадигмы «гуманитарных правых» базируется на весомых «кирпичиках» КУЛЬТУРЫ, РАЗУМА и МЕРЫ. В отличие от «новых правых» «гуманитарные правые» лишены ностальгии по безвременно ушедшим эпохам, ибо для них намного более важным является то время, в котором они — вынужденно или нет – живут и творят. Ибо, как прекрасно заметил классик: «Времена не выбирают, в них живут и умирают». Именно ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС «гуманитарные правые» обнаруживают островки утраченной Изначальной Гармонии, но вместо того, чтобы скрыть свою бесценную находку от тех, кого, как будто, принято именовать «простаками», они открывают её «граду и миру». И они ни в коем случае не жалеют об этом, быть может даже неосторожном, шаге. Возможно потому, что их Миссия вполне «земная» и лишена какой-либо чванливости «посвящённых». «Гуманитарные правые» подобны лекарям, учителям и артистам (то есть тем, кого поэт Александр Блок вслед за Рихардом Вагнером называл «артистическим человечеством»). Они искренне стремятся победить болезни своей несчастливой эпохи, которая вот-вот может рухнуть в Аид безвременья.
«Правизна», присутствующая в названии «гуманитарные правые» – это отнюдь не «маркер», имеющий какое-либо отношение к идеологическим «химерам», но ПРАВДА, традиционно ассоциирующаяся с небосводом, где всё пронизано высшими божественными энергиями. Это та ПРАВДА, в которой отсутствует иссушающая душу и тело жажда поиска Абсолютного Врага, ибо в Боге нет ничего, кроме Света и Любви.
В итоге «Туле-Сарматия» выбрала славный «небесный» ПУТЬ ИНТЕРТРАДИЦИОНАЛИЗМА, ибо считает его единственно приемлемым ныне, когда даже пресловутый «традиционализм» стал нередко самой, что ни на есть, разменной монетой в нечистоплотных играх паладинов «князя мира сего». Интертрадиционализм — это сверхнеобходимый сегодня открытый диалог между народами, культурами и цивилизациями. Это умение слушать, слышать, понимать и, самое главное, ЛЮБИТЬ в тех условиях, когда «принято» ненавидеть. Замечательный израильский публицист и исследователь Традиции Александр Волынский ещё более точно определил суть Интертрадиционализма: «Интеграция традиций это не экуменизм, не этнография с антропологией, не фестивали и карнавалы. Интеграция традиций это попытка сохранить величайшие достижения человеческой социальности в условиях роста технической мощи ноосферы. Фактором порядка этой новой самоорганизации человечества СНОВА СТАНЕТ ЛЮБОВЬ, еще более трансцендентальная, еще более платоническая. В результате каждая традиция должна включить в себя важнейший момент уважения к универсальной Традиции».
Отвергнув прежние «соблазны», «Туле-Сарматия» открыла для себя всю Ойкумену и безграничное многообразие Мультивселенной-Мультиверсума, где чуть ли не каждую секунду рождается новый, удивительный, залитый лучами неведомых светил, мир. «Гуманитарные правые» покинули унылые стены неприступных «твердынь», где бесконечно «ожидают врагов», ради обретения ЧУДА. И, смеем это утверждать, не ошиблись в сделанном выборе.
Месседж «Туле-Сарматии» весьма точно отражён в самом словосочетании, в котором творчески соединились образы таинственного острова богоподобного первочеловечества на полярном Севере и пламенного, всегда находящегося в движении, мира рыцарственных кочевников-индоариев Евразии. Туле — это строгий аристократичный бореальный вектор, сравнимый, наверное, с высоким и могучим стволом Мирового Древа, устремлённого ввысь, к сияющим и вечным небесам. Сарматия — это раскидистая крона с шумящей на ветру листвой, где каждый, даже самый крохотный, листочек – целая непознанная Вселенная и даже больше того – Вселенные, открывать которые – ни с чем не сравнимое счастье.
В свете вышесказанного не менее интересной становится и метаполитическая Миссия «Туле-Сарматии». Некогда среди многоуважаемых интертрадиционалистов шёл спор, какой она должна быть. Так, один из обсуждаемых вариантов предусматривал «белый», склонный к определённому консерватизму, Центр и «красную», традиционал-революционную, Периферию. Второй вариант, наоборот, определял Центр как «красный», стихийно-повстанческий, а Периферию — как «белую», где из хаотичной какофонии рождается восторженная музыка Космоса. Да, Истина есть как в «белом», так и «красном» вариантах. Но не менее важен и ещё один, едва ли не самый главный, фактор – «НЕБЕСНЫЙ», сдерживающий в пределах дозволенного КРАЙНОСТИ, будь они «белые» или «красные», и усмиряющий ревущие стихии. МЕРА и РАЗУМ, руководствующиеся НЕБЕСНОЙ ПРАВДОЙ — такова отныне Миссия «Туле-Сарматии».

…в безлюдной тундре, в пластах вечной мерзлоты, вдруг обнаруживается жизнерадостная этрусская фреска с хмельными полуобнажёнными красавицами и танцующими мужчинами, чьи головы увенчаны цветочными венками…
…в сожжённой немилостивым солнцем пустыне, где зыбкая тень — непозволительная роскошь, горячий ветер сметает вековые покровы красноватого песка с седого камня, испещрённого рунами викингов…
…во влажной, дышащей болотными испарениями, полумгле таится призрак эллинского Парфенона, но в чужом бледно-зелёном небе – непонятно почему!? – сияют два солнца…

Хмурый, не знающий пощады, Владыка Хронос превращает истерзанные «начертанные камни», как их когда-то нарёк поэт-мудрец Ив Бонфуа, в невзрачные булыжники, заново открытые иным «начертаниям»… Былые, новорождённые и ещё не рождённые Вселенные оставляют на тех камнях свои следы…

13 апреля 2011 года
В ожидании Вербного Воскресенья

Алексей Ильинов при поддержке Олега Гуцуляка

Я Африка

Кстати, это - пятая колонна









"Дошло до откровенного кощунства: весь народ переживает трагедию, скорбит о погибших, а наши европейские так называемые партнеры в Страсбурге рассуждают о неких правах человека. Более того: приехавшие туда доморощенные из нашей пятой колонны призывают ввести санкции против народа. Это вчерашний-позавчерашний день - пляска на костях", - заявил президент Белоруссии.

«Чудовищно, но факт, что эти негодяи, совершившие преступление, работали в конкретных трудовых коллективах, кто токарями, кто слесарями», – сообщил Лукашенко. При этом президент Белоруссии считает, что заказчиками теракта могли выступить оппозиционеры. Лукашенко поручил прокуратуре допросить лидеров оппозиции.

«Может, эти деятели от так называемой пятой колонны раскроют карты и укажут на тех, кто заказал», – цитирует Лукашенко ИТАР-ТАСС.

«Необходимо допросить всех, не глядя ни на какие вопли и стоны зарубежных страдальцев», – продолжил глава государства.
Я Африка

Трещины вертикали и ростки модернизации

Originally posted by skurlatov at Трещины вертикали и ростки модернизации
Считаю путинщину безусловным злом, поскольку она целеустремленно давит-душит низовую субъектность, которая призвана быть базисом устремленности каждого человека, каждого общества и всего человечества к наивысшему, к равнобожию, к Богочеловечеству (некий хилиастическо-эсхатологический взлёт - «коммунизм» для одних, Третий Рейх для других, Царство Божие для третьих, Нирвана для четвертых и т.д.). Путинщина загоняет русских, уже ошкурившихся захватившим их культом Золотого Тельца потребительства, в досубъектность, корёжит их души, обрекает на обессмысливание существования и на геноцидное вымирание. Однако в рассыпанном-деморализованном народе пока нет сил, чтобы понять происходящее и выйти из отключки и прогнать мародеров, хозяйничающих в его доме. Переломить процесс призвана сплоченная группка из нескольких прозревших и готовых к профессиональной революционной работе орговиков-пассионариев, но для их прорастания и сплетения необходимы трещины в асфальте творящейся бесовщины. Так случилось более ста лет назад в досубъектном императорском Китае, когда под воздействием модернизирующихся обществ Запада и Востока (Япония) начались имитации модернизации при Цинском дворе, и ведомый член тогдашнего правящего тандема император Гуансюй по наущению советника Кан Ювэя (некий аналог нынешнего российского Юргенса) летом 1898 года запустил «сто дней реформ», и по феодальной «вертикали власти» зазмеились трещины. И хотя ведущий член тандема премьерша Цыси вместе с послушными ей силовиками вовремя спохватилась и поместила императора под домашний арест, а соратникам Кан Ювэя отрубила головы (сам главный реформатор сбежал в Токио), однако сквозь образовавшиеся трещины успели пробиться и ростки китайских этнозоологистов-ксенофобов, устроивших в 1900 году грандиозную «китайскую манежку» («восстание боксеров», оно же «восстание ихэтуаней»), и ростки китайской низовой субъектности во главе с модернизатором-американофилом Сунь Ятсеном, которому в августе 1905 года удалось, вдохновляясь Русской Революцией-1905, сплотить в Токио в Объединенном союзе (Тунмэнхой) «критическую массу» из десятка орговиков и тем самым учредить современную триумфальную китайскую нацию и уже через 6 лет взять под свой контроль Поднебесную, населенную 400 миллионами политически-апатичных забитых китайцев. И Цинский режим, который был не менее прогнивший, чем правящий над 140 миллионами пофигистов нынешний путинский, пал в ходе модернизационно-субъектной Синьхайской революции ровно 100 лет назад, в 1911 году.

Президент Медведев, как в своё время император Гуансюй, тоже воззвал к модернизации. И сейчас мы наблюдаем трещины, змеящиеся по путинской «вертикали власти». Момент для кристаллизации оппозиционных групп созрел. Этнозоологисты лихорадочно организуют «русских боксеров», молодые субъектники тоже поднимают голову и оглядываются окрест, куда бы примкнуть, но существующие «оппозиционные партии» исповедуют тот или иной замшелый частичный «изм» прошлого и позапрошлого веков, а наступающее постиндустриальное «общество знания» требует какого-то нового целостного мировоззрения, которое не все способны обрести-вынести. В результате идут споры о «проекте Модерн», о сути нынешней «арабской революции», о причинах и стимулах происходящего на наших глазах прорыва Коммунистического Китая, о судьбах «толерантного Запада» и, самое главное, о высшем смысле существования человечества. Ясно, что на острие мирового прогресса окажется маленькая группка «новых смыслоносителей», каковыми два века назад предстало Масонство, а век назад — Интернационал.

Применительно к условиям России, креативную попытку в этом направлении предпринимает Сергей Ервандович Кургинян, блистательно разгромивший обессмысливателей русской истории и вообще врагов России в цикле прошлогодних передач «Суд времени» на 5-от телеканале, а ныне проповедующий свои взгляды в Интернете в роликах «Суть времени». Его попытка, с моей точки зрения, интересна хотя бы постановкой вопроса, которая стимулирует социально-политическую активность и направляет молодые ростки, ещё не зашоренные тем или иным устаревшим «измом», к обретению новых смыслов. Отталкиваясь от идей, которые щедро формулирует Сергей Кургинян, можно обсудить возможные направления совершенствования как мировоззренческого контента, так и организационных форм возникающей социально-политической нови.

Что касается вопроса о том, кто в нынешнем правящем тандеме возьмёт верх — Медведев или всё же Путин, то только радоваться надо наметившимся «межимпериалистическим противоречиям» и максимально воспользоваться ими. И тратить время не на бесплодные споры о выборе между тандемистами, а изо всех сил заниматься организацией своего «русского тунмэнхоя». Пусть другие занимаются организацией «русских ихэтуаней», «русских монархистов» и прочих иллюзий тупиковой досубъектности, нам же надо всячески взращивать низовую субъектность — это стрежень, мейнстрим русской и мировой Истории.