May 15th, 2011

Я Африка

Выводы из побоища во Львове или Основы адекватного поведения русских за рубежом

Originally posted by rusistka at Выводы из побоища во Львове или Основы адекватного поведения русских за рубежом
Я оказалась неодинокой в мысли, что нельзя позволять прикрывать совок, ГУЛАГ, Голодомор, и прочие негативные общественные явления русскими. Преступления большевизма отдельно - русские - отдельно.
Вот любопытный материал на эту тему. Конечно, некоторые выражения грубоваты, но в целом ситуация описана верно:

Очень много русских, проживающих на территории бывшего СССР, склонны время от времени хватать в руки красные флаги, портреты деятелей Коминтерна и бегать с этой атрибутикой по городу. Никто из них не задаётся почему-то вопросом: а какое отношение к русским имеют красный флаг, пентакли и физиономии товарищей Джугашвили, Берии, Ленина и прочих деятелей Совдепии?

Было бы понятно и естественно, если бы живущие вне России русские люди создавали русские национальные организации и, с одной стороны, занимались бы в этих организациях полезной социально-экономической деятельностью (например, поддерживая соплеменников тем или иным способом, как то: предоставление кредитов, предоставление работы, помощь в юридических разбирательствах и так далее), с другой – выступая с политическими инициативами (например, требуя признание русского языка государственным), с третьей стороны – устраивая бы разного рода массовые мероприятия для пиара своих организаций и привлечения в них новых членов (например, организуя исторические постановки на древнерусскую тематику, коллективное празднование важных для всех русских дат и так далее). Однако вместо этого проживающие в СНГ русские почему-то объединятся исключительно на почве идей коммунистического интернационала и если где-то что-то и продвигают – то исключительно идеи реанимации большевистской империи.

О том, почему русские в СНГ и Балтии не должны играть в «азартные игры» с ГОРФ и тем самым провоцировать русофобию - под катом )

Я Африка

Начальник СМЕРШ Абакумов

Originally posted by anton21 at Начальник СМЕРШ Абакумов
Originally posted by [info]d_v_sokolov at Начальник СМЕРШ Абакумов
Наверное, каждому, кто мало-мальски знаком с историей советских органов государственной безопасности в годы Великой Отечественной войны, известна такая фамилия - Абакумов.
Виктор Семёнович Абакумов, - написано о нем в Википедии, - советский государственный и военный деятель, генерал-полковник, заместитель наркома обороны и начальник Главного управления контрразведки («СМЕРШ») Наркомата обороны СССР (1943—1946), министр государственной безопасности СССР (1946—1951).
Но если деятельность Абакумова в годы войны и послевоенное время изучена довольно подробно, и с разных сторон, то о довоенном периоде его карьеры практически ничего неизвестно.
В этой связи весьма интересной представляется характеристика, данная Виктору Семеновичу энкаведистом М.П.Шрейдером в написанной им книге воспоминаний "
НКВД изнутри. Записки чекиста". В ней будущий руководитель советской военной контрразведки в годы ВОВ (изображаемый ныне исключительно с положительной стороны), предстает в совсем ином свете:

"Примерно тогда же (в "ежовщину" - Д.С.) «выдвинулся» бывший бесталанный оперативник, фокстротчик и беспринципный человек Виктор Абакумов.
В 1933 году, когда я работал начальником 6-го отделения ЭКУ Московской области, мне позвонил первый заместитель полпреда ОГПУ Московской области Дейч и порекомендовал мне «хорошего парня», который не сработался с начальником 5-го отделения, и хотя он «звезд с неба не хватает», но за него «очень-очень просят». Кто именно просит, Дейч не сказал, но, судя по тону, это были очень высокопоставленные лица, а скорее всего, их жены.
Возьмите его к себе и сделайте из него человека... А если не получится, выгоните к чертовой матери». Затем Дейч добавил, что Абакумов чуть ли не приемный сын одного из руководителей Октябрьского восстания — Подвойского.
Поскольку мне как раз нужны были работники, я принял Абакумова, поручив ему керамическую и силикатную промышленность, и предупредил, что буду требовать полноценную работу и никаких амурных и фокстротных дел у себя в отделении не потерплю. (О слабости к этим делам Абакумова я предварительно навел справки у начальника 5-го отделения.)
В течение первых двух месяцев Абакумов несколько раз докладывал мне о якобы развиваемой им огромной деятельности.
Воспользовавшись тем, что близкая подруга моей жены принимала его ухаживания, Абакумов несколько раз заходил с нею ко мне в гостиницу «Селект», где я сначала жил, а затем и на квартиру, которую как раз в этот период я получил в Большом Кисельном переулке. Причем дважды — один раз в гостинице, а второй — на квартире — в тот момент, когда Абакумов был у меня, неожиданного заходил Островский, который немедленно его выгонял, процедив сквозь зубы вполголоса: «А что делает здесь этот фокстротчик? Вон отсюда!» — и Абакумов мгновенно ретировался.
Через два месяца я решил проверить работу Абакумова. В день, когда он должен был принимать своих агентов, я без предупреждения приехал на конспиративную квартиру, немало смутив Абакумова, поскольку застал его там с какой-то смазливой девицей. Предложив Абакумову посидеть в первой комнате, я, оставшись наедине с этой девицей, стал расспрашивать ее о том, откуда она знает, что такой-то инженер (фамилия которого фигурировала в подписанном ею рапорте) является вредителем. А также, что она понимает в технологии производства, являясь канцелярским работником? Она ответила, что ничего не знает, а рапорт составлял Виктор Семенович и просил ее подписать. Далее мне без особого труда удалось установить, что у нее с Абакумовым сложились интимные отношения с самого начала «работы».
При проверке двух других «завербованных» Абакумовым девиц картина оказалась такой же.
На следующий день я написал руководству ЭКУ рапорт о необходимости немедленного увольнения Виктора Абакумова как разложившегося и непригодного к оперативной работе, да и вообще к работе в органах. По моему рапорту Абакумов был из ЭКУ уволен. Но какая-то «сильная рука» снова поддержала его, и он был назначен инспектором в Главное управление лагерями.
Не знаю уж, когда именно его перевели из ГУЛАГа обратно в НКВД, но, видимо, он оказался способным и растущим фальсификатором и палачом и поэтому после прихода в органы Ежова был назначен начальником УНКВД в Ростовскую область.

Надо полагать, что Абакумов, как и многие другие подлецы, взлетевшие в 1937 — 38 годы с головокружительной быстротой вверх по служебной лестнице, сделал свою карьеру с помощью здоровых кулаков и садистских наклонностей, которые по указанию Ежова, а затем Берии с успехом применял против ни в чем не повинных людей.
Я не знал основных этапов головокружительной карьеры Абакумова, но от кого-то из товарищей слышал, что он приложил руку к провокационному делу группы военачальников во главе с Тухачевским. Во всяком случае, я был ошеломлен, когда узнал, что начальник Ростовского областного управления НКВД Абакумов после кровавого разгрома партийных и руководящих кадров Ростовской области стал начальником особого отдела Центра. А затем в числе немногих, начавших свою карьеру при Ежове, с еще большим успехом продолжал ее при Берии. Во время Отечественной войны был начальником СМЕРШ — «Смерть шпионам», переименованного особого отдела, потом заместителем министра госбезопасности—Берии, заместителем министра обороны и, наконец, министром госбезопасности.
Люди подобного типа выдвигались как особо доверенные на руководящую работу в органах, причем им предоставлялись особые и, по существу, ничем не ограниченные полномочия".


Я Африка

Бєлой акации гроздья душистіе

"Дні Турбіних".
Автори кіна не могли дати йому назву "Біла гвардія".
З тих пір безсмертною стала пісня "Бєлой акации гроздья душистіе". Мало хто знає, що слова до неї - переклад з української.

Ось текст в оригіналі:

Нам цілу ніч соловейко наспівував,
Мріяв Хрещатик з Дніпром віч на віч,
Пахощі дивні акації білої
Аж до нестями п'янили в ту ніч.

Місто вмивалось весняними зливами,
Танув Узвіз в срібнім сяйві надій.
Вальсом пелюсток кружляли, щасливі ми,
Часом досвітнім були молоді.

Роки промчали. Невже ми посивіли?
Де ж свіжий чар ніжних квітів живих?
Тільки зима заметілями білими
Нам нагадає сьогодні про них.

В час, коли вітер зітхає знесилено,
В небі згасає остання зоря,
Квіти духмяні акації білої
Марять майбутнім, де юність моя.

Уклінно дякую Larysa Mala, що висвітлила цей цікавий факт. Ларисо, ти наше золото !!!
Я Африка

Армянский католический монашеский орден - МХИТАРИСТЫ.

Originally posted by nordman75 at Армянский католический монашеский орден - МХИТАРИСТЫ.
Originally posted by [info]kundakchyan at Армянский католический монашеский орден - МХИТАРИСТЫ.

Мхитаристы на острове св. Лазаря. Венеция. 1843. Иван Айвазовский.


Армянский католический монашеский орден. Основан в 1712 г. Мхитаром Севастийским (1676—1749 г.). С 1717 г. обосновался около Венеции на острове Святого Лазаря.

Остров Святого Лазаря - Сан-Ладзаро дельи Армени - небольшой остров в южной части Венецианской лагуны возле острова Лидо (Италия), один из основных мировых центров армянской культуры.
На острове часто останавливался Байрон, который знакомился с армянской культурой и изучал армянский язык. Комната, где жил Байрон, сейчас используется как его музей.


История возникновения ордена.
В XVII в. в Киликии жил выдающийся писатель, переводчик Мхитар, поспособствовавший возрождению армянской письменности. Он принял католичество. Побывав в Эрзеруме, Эчмиадзине, Константинополе, Мхитар видел, в каком порабощенном состоянии находилась повсюду национальная армянская церковь, и вместе с тем слышал рассказы о могуществе папы, о блеске римского двора. Он задумал создать, под главенством папы, литературно-ученую конгрегацию, члены которой поставили бы себе целью поднятие культурного уровня армянского народа и сохранение памятников древней армянской письменности. В глазах Мхитара уния с Римом была только средством для достижения цели; в душе он всегда оставался сторонником национальной армянской церкви. Армяно-католический монастырь, основанный Мхитаром в Морее, не мог продолжать свое существование после захвата Мореи турками в 1715 году.

В 1717 году Мхитару удалось выпросить у венецианского сената и при благословении Папы Римского, для устройства монастыря, остров св. Лазаря. Основав здесь монастырь, Мхитар составил, вместе с товарищами, армянскую грамматику и толковый словарь, заведовал открытой им школой, собирал древние рукописи, печатал книги. Преемники Мхитара, мхитаристы, продолжали его начинания и широко развили задуманную им программу. Остров св. Лазаря стал армянским научным центром: здесь была создана прекрасная библиотека, составлена коллекция редких рукописей, основана типография. Еще при жизни Мхитара члены общины принялись за издание памятников, за переводы иностранных сочинений, за самостоятельную литературную деятельность.

Наряду с армянскими книгами, мхитаристы выпустили до 150 сочинений на других языках - латинском, французском, итальянском, немецком, английском и других. Мхитаристами были основаны также разные периодические издания. Мхитаристы сыграли известную роль в развитии армянской филологии и церковно-феодальной литературы.

Обряд мхитаристов ничем не отличается от обряда в Армянской Апостольской Церкви.



Посещение Байроном мхитаристов на острове Св. Лазаря в Венеции