October 17th, 2011

Я Африка

Сварог и Дажьбог

Славянский теоним Сварог (отождествлялся с Гефестом) оказывается в связи  и с фракийско-фригийским кругом: рум. sfarogŭ, švarogŭ «сухой, пылающий»,  греческое surgastoy – родовой падеж единственного числа некоего теонима, идентичного лидийскому теониму  Srkastus, с которым можно сравнить фракийское Surgasteus, вифинское Zeus Syrgastes. Считается, что восходит оно от незасвидетельствованного фригийского глагола surgadyo, происходящего от и-е. suergh- «опекать, ухаживать» (Баюн Л.С., Орел В.Э. Язык фригийских надписей как исторический источник. ІІ // Вестник древней истории. — 1988. — № 4. — С. 137). Но оно также имеет значение «волноваться, беспокоиться, быть больным» (The American Heritage Dictionary of Indo-European Roots / Revised and edited by C. Watkins. — Boston: Houghton Mifflin Company,1985. — P.68), что сближает с пра-нахско-дагестанским swĭrHo “старый” (Чирикба В.А. Баскский и северокавказские языки // Древняя Анатолия. – М.: Наука, 1985. – С.99). 
Сварог, тиким образом, Сварог - это «старый бог», deus otius, «бог удалившийся», аналог оскопленных Урана или Хроноса (и мог быть заимствован собственно с одного из алароидных языков, к которым принадлежат восточно-северо-кавказские, хурритский, урартский и этивский языки). 
Для праславян Сварог — это только отец Солнца-Царя Дажьбога, общее индоевропейское божество.  
В киммерийско-анатолийских преданиях Дажьбог мог быть только сказочным богатырем, а с частью киммерийцев, принявших участие в формировании кельтского гальштата, он преобразился в бога-героя Дагду, в германской среде — в тотемический персонаж  (др.-верх.-нем. *daho > латын. taxo, -nis "борсук" ~ латын. taxus "тис (тисовое Мировое Дерево Иггдрасиль бога Одина)», в скифской среде — в отождествленного Геродотом с Посейдоном бога коней Тагимасада. Последний не только бог морей и вод, но и, по В. Топорову, «Супруг Земли» — poteidavon , что тождественно ведическому змею Ахи-Будхня, из которого вырастает Мировое Дерево, так и славянскому змею Бадняку, обвившегося вокруг Горючь-Алатырь-Камня, спрятанного в корнях Мирового Дерева (Стойнев А. Българските славяни: Митология и религия: Светогледен анализ. — София: Народна просвета, 1988. — С. 69). Последнее растет на Киян-море и на нем орел устроил богатое гнездо из серебра, золота, жемчуга, драгоценностей и вывел детей. Когда же буря вырвала дерево с корнями и утонули гнездо и дети орла, тогда он в горе бросился вниз и разбился о «белгорюч камень»  или хочет это сделать, но сокол его отсоветовал и предложил поискать «прекрасную новую жизнь» (Кирдан Б.П. Украинские народные думы и их соотношение с другими фольклорными жанрами // Специфика фольклорных жанров /Отв.ред. Б.П. Кирдан. — М.: Наука, 1973. — С.97 — 98).
Собственно праславянами их герой-родоначальник должен был быть отождествлен с архаическим индоевропейским божеством, имя которого (в знак посвящения) первоначально герой и носил.