March 10th, 2012

Я Африка

"Проводить воспитательную работу среди приговоренных к расстрелу!"(часть2 )

Оригинал взят у sergey_verevkin в "Проводить воспитательную работу среди приговоренных к расстрелу!"(часть2 )
Оригинал взят у azovman75в "Проводить воспитательную работу среди приговоренных к расстрелу!"(часть2 )
Далее следует список из двадцати двух человек.

На этом трудовой день Овчинникова, Шигалева и Ильина не закончился — пришлось расстрелять еще семерых. Самое поразительное, этот акт написан от руки, крупным, четким почерком, следовательно, руки у палачей после столь тяжкой работы не дрожали, и подписи они ставили размашистые, уверенные.

Братья Шигалевы — одни из самых известных палачей сталинской эпохи. Старший, Василий, получив в родном Киржаче четырехклассное образование, учился на сапожника, вступил в Красную гвардию, был пулеметчиком, а потом вдруг стал надзирателем в печально известной Внутренней тюрьме. Прослужив некоторое время в комендатуре НКВД, в 1937-м Василий получает должность сотрудника для особых поручений — это был еще один способ зашифровывать палачей. Со временем он стал почетным чекистом, кавалером нескольких боевых орденов и, само собой разумеется, членом ВКП(б).

Известен Василий еще и тем, что он был единственным из исполнителей, который “удостоился” доноса от своих коллег. Чем он им насолил, трудно сказать, но в его личном деле есть рапорт на имя заместителя народного комиссара внутренних дел Фриновского, в котором сообщается, что “сотрудник для особых поручений Шигалев Василий Иванович имел близкое знакомство с врагом народа Булановым, часто бывал у него на квартире”. В 1938-м такого рапорта было достаточно, чтобы попасть в руки своих сослуживцев по комендатуре, но Фриновский, видимо, решил, что разбрасываться такими кадрами не стоит, и донос оставил без последствий.

Судя по всему, эта история кое-чему научила Василий Шигалева, и он, безукоризненно выполняя свои прямые обязанности, за что вскоре получил орден “Знак Почета”, после 1938-го старался нигде не засвечиваться: в архивах не сохранилось ни одной бумажки с его подписью.

А вот его брат Иван действовал менее осторожно. То ли сказывалось трехклассное образование, то ли то, что некоторое время он работал продавцом и привык быть на виду, но, отслужив в армии, он пошел по стопам старшего брата: надзиратель во Внутренней тюрьме, затем вахтер, начальник бюро пропусков и, наконец, сотрудник для особых поручений. Он быстро догоняет брата по количеству расстрелов, а по количеству наград даже обгоняет: став подполковником, он получает орден Ленина и, что самое странное, медаль “За оборону Москвы”, хотя не убил ни одного немца. Зато своих соотечественников... С одним расстрельным актом, где есть его размашистая подпись, вы уже знакомы, а ведь их были десятки, если не сотни.

А вот еще один любопытный документ. Как известно, в те, да и совсем недавние годы партийной учебой была охвачена вся страна. Историю ВКП(б), а потом КПСС изучали рабочие и колхозники, учителя и врачи, маршалы и солдаты. Стояли в этом ряду и палачи. Разрядив последний патрон, они брали в руки тетради и шли в ленинскую комнату, чтобы обсудить и одобрить очередное решение ЦК или законспектировать тезисы основополагающей речи Сталина. Руководил этой учебой Иван Шигалев: он был партгрупоргом и занимался агитмассовой работой.

Старался Иван, надрывался Василий — уж очень хотелось, чтобы заметило и отметило начальство, чтобы побыстрее присвоили очередное звание и представили к ордену. Шигалевы стали известны, а в определенных кругах их даже уважали. Но не знали братья-палачи, что их фамилия уже увековечена, и не кем-нибудь, а самим Достоевским. Это он придумал Шигалева и шигалевщину как уродливое порождение социалистической идеи и описал это явление в “Бесах”.

Помните, что говорит выразитель этой идеи Верховенский?

“Мы провозгласим разрушение... Мы пустим пожары... Мы пустим легенды... Тут каждая шелудивая “кучка” пригодится. Я вам в этих же самых кучках таких охотников отыщу, что на всякий выстрел пойдут, да еще за честь благодарны останутся. Ну-с, и начнется смута! Раскачка такая пойдет, какой еще мир не видал. Затуманится Русь, заплачет земля по старым богам”.

И все же, как ни известны и как ни авторитетны были братья Шигалевы, им далеко до самой кровожадной и самой знаменитой среди исполнителей фигуры. Имя этого человека произносили восторженным шепотом, ведь на его личном счету было около 10 тысяч расстрелянных. Звали этого палача Петр Иванович Магго. Латыш по национальности, он окончил всего два класса сельской школы, батрачил у помещика, участвовал в Первой мировой войне, в 1917-м вступил в партию большевиков и почти сразу стал членом карательного отряда, входившего в состав ВЧК.

Судя по всему, Магго проявил себя достаточно ярко, так как буквально через год его назначили надзирателем, а потом начальником тюрьмы, расположенной по улице Дзержинского, 11. Там он служил до 1931 года, а затем стал сотрудником для особых поручений комендатуры ОГПУ, или, проще говоря, палачом.

Десять лет не выпускал Магго из рук нагана, а судя по свидетельству одного из ныне здравствующих исполнителей, имя которого я обещал не называть, палачи предпочитали револьверы именно этой системы. За эти годы Магго стал почетным чекистом, получил несколько орденов, награжден грамотой ОГПУ и золотыми часами, а в характеристике удостоен высочайшей, хоть и закодированной похвалы: “К работе относится серьезно. По особому заданию провел много работы”.

Да, работы Магго провел много. Как я уже говорил, на его личном счету около 10 тысяч загубленных душ. А ведь глядя на его фотографию, никогда этого не подумаешь. Если бы не форменная гимнастерка, его вполне можно было бы принять за сельского учителя, врача или агронома: милый старичок в старомодных круглых очках.

И так же, как учитель, каждое утро, наскоро позавтракав, он отправлялся на работу, правда, вместо указки брал в руки наган и приступал к делу. Говорят, что однажды, расстреляв десятка два приговоренных, он так вошел в раж, что заорал на стоящего рядом начальника особого отдела Попова: “А ты чего тут стоишь? Раздевайся! Немедленно! А то пристрелю на месте!” Перепуганный особист еле отбился от “серьезно относящегося к работе” палача.

Был, правда, у этого идеального исполнителя грешок, который даже отмечен в характеристике: Магго любил выпить и, судя по всему, крепко. Его ныне здравствующий коллега, которого я уже упоминал, заметил, что этот грех был присущ всем исполнителям.

— У нас всегда под рукой было ведро водки и ведро одеколона, — вспоминает он. — Водку, само собой, пили до потери сознания. Что ни говорите, а работа была не из легких. Уставали так сильно, что на ногах порой едва держались. А одеколоном мылись. До пояса. Иначе не избавиться от запаха пороха и крови. Даже собаки от нас шарахались, а если и лаяли, то издалека.

А однажды Магго попало от непосредственного начальника И.Д.Берга. Ссылаясь на Магго, Берг указал в письменном отчете, что многие приговоренные умирают со словами: “Да здравствует Сталин!” Резолюция руководства была чисто большевистской: “Надо проводить воспитательную работу среди приговоренных к расстрелу, чтобы они в столь неподходящий момент не марали имя вождя”.



Ударники коммунистического труда. Истинные сыны советского народа.

Я Африка

30 фактов о Леди Гаге

Оригинал взят у denis_balin в 30 фактов о Леди Гаге
Г1

1. Гага со времен школы мечтает заполучить роль Аделаиды из театральной пьесы Guys and Dolls.

2. Уроки пианино ей преподавала стриптизерша.

3. Специально для того, чтобы избавить ее от излишнего театрализма во время игры на пианино, учителя заставляли ее носить специальную повязку на руке с игрушечной Розовой пантерой. Гага должна была следить за тем, чтобы фигурка не упала.


4. Первый компакт-диск, купленный ею на ее собственные деньги, был альбом Dookie группы Green Day.

5. Однажды на Рождество Гага получила в подарок подписанный и запечатанный диск группы Битлз и бумбокс от Стиви Уандера.

6. Ее самая первая песня была написана всего за 15 минут и называлась «To Love Again».

7. Частенько, будучи подростком, она сбегала из дома и бродяжничала.



Collapse )
Я Африка

Brahman как κόπρος

Оригинал взят у abyssman в Brahman как κόπρος
Анализ अर्जुन तारानन्दनाथ

Жизнь есть страдание. (Будда)
Всё это – лишь Брахман. (Упанишады)

Ряд индийских философов критиковали Ади Шанкарачарью за проповедь «скрытого буддизма» под видом веданты. Действительно, у раннего буддизма с ведантой Шанкары много общего. Однако заимствование обратно: это ранний буддизм фактически представляет собой «скрытую веданту». Никакого буддизма бы и не было, если бы Гаутама не захотел посягнуть на социальный порядок – вероучительно он не принес ничего нового, лишь выкинул как избыточный элемент Бога.

Философия веданты базируется на тройственном каноне, а его важнейшая часть – Упанишады. Не все подряд, конечно, а ранние, в кол-ве 11 штук. Суть Упанишад представлена в махавакьях, «великих изречениях». Все они говорят о Брахмане. Что такое «Брахман»? Большинство комментаторов определяют его как «Абсолют». Однако известно, что Упанишады – это устные, эзотерические наставления, и письменные комментарии по определению не могут излагать их учение прямо, но лишь намеками. Соответственно, вопрос остается открытым – что такое Брахман, о котором Чхандогья-упанишада говорит, что он «есть всё»?

Брахман описывается как бескачественный (ниргуна), бесформенный (ниракара), неизменный (нирвикара) и нерушимый (акшара). Когда пять элементов, из которых состоит пракрити, сгорают в огне времени (калагни), остается «пепел» (бхасма), который представляет собой нерушимый остаток (акшара), не имеющий форм и качеств и не способный к изменениям. Это – недифференцированная «материя». То же происходит, когда элементы сгорают в огне знания (джнянагни) – то есть когда человек достигает реализации и начинает видеть вещи такими, какие они есть. И аналогичный процесс на уровне физиологии происходит в ходе пищеварения (что подчеркивает Кришна в Гите, говоря, что он есть пищеварительный огонь). Пища, состоящая из элементов, расщепляется и «сгорает», и нерушимым остатком этого является говно. Говно подходит под все вышеперечисленные определения. Оно – акшара. (Кстати, можно добавить, что акшара – также наименование звука «ом», который является семантизацией физиологического звука, сопровождающего дефекацию.)

Конечно, об этом нигде в текстах веданты не писалось прямо, однако выводы из данной идеи зафиксированы. Если бы Брахман был сознанием–блаженством, какой смысл бы имели ведантический аскетизм и негативное отношение к миру, который, согласно веданте, есть Брахман? Зачем нужно было бы всячески отстраняться от мира и жизни внешне и внутренне, путем медитативной интраверсии? Ответ на поверхности: Брахман – не позитивная характеристика, а негативная. Sarvam khalvidam Brahma – «Всё это [сущее] – говно». Этот сакрализованный цинизм веданты описан в Упанишадах как принцип «нети-нети» («не то, не то»). Любой объект, что угодно сознаваемое не достойно внимания, потому что оно – говно. Даже бытие, сознание и блаженство – говно (saccidAnandaM brahma).

Альтернативный взгляд на реальность представлен в Тантрах, где все сущее – благое (Шива). Однако Тантры, написанные позднее времени формирования веданты, упоминают Брахман и веды. Так, Абхинавагупта в Тантралоке называет веды сосудом с испражнениями, а Кубджикамата и Урмикауларнава именуют словом «Брахман» экскременты.