May 19th, 2012

Я Африка

К вопросам об этнонимах и генезисе

Оригинал взят у goutsoullac в К вопросам об этнонимах и генезисе
Если, исходя из известного упоминания о разделении славян на антов, склавинов и венедов, с первыми двумя отождествляются пеньковская и пражская культура , то собственно с венедами может соотносится колочинская культура (сер. V в. – VIII в.), которая сформировалась из киевской культуры (II-V вв., происходит от латенизированной балто-славянской зарубинецкой культуры; находилась в тесной связи с южной сармато-готской черняховской культурой, носители которой в позднем этапе перешли на славянскую речь, но сохраняли некоторые иранско-сарматские реликты). И прямая генетическая связь, по мнению Р. Терпиловского, этой культуры с киевской дает возможность предположить, что колочинские племена сохранили старое имя (венеды), ведь, по утверждению письменных источников, анты (пеньковская культура), склавины (пражская культура и дочерная ей именьковская) и венеды (колочинская культура) происходят из ранее единого венедского этноса (зарубинецкая / киевская культура) [Терпіловський Р. Біля витоків слов’янства // Ruthenica. – К., 2002. – Т.І. – С.31-40].

Однако затем колочинцы-венеды не сумели передать этноним территориальным наследникам — волынцевской и затем эволюционировавшей из неё роменской (материальное отражение летописных северян, от иранского *seu,*sew «черный, полночь, север»), но передали её другой эволюционировавшей из волынцевской – боршевской культуре (материально отражающей летописных вятичей).

Вероятно, это случилось потому, что ядром волынцевской культуры (на территории левобережья и отчасти правобережья Днепра) стали носители именьковской культуры из Среднего Поволжья (IV-VII вв.; от реки Суры на западе (современная Мордовия) до реки Белой на востоке (нынешняя Башкирия), от Нижней Камы на севере (современный Татарстан) до Самарской луки на юге; известно около 600 поселений), которые после прихода булгар ушли на юго-запад [Седов В.В. Славяне в раннем Средневековье. – М., 1995. – С.193-194], происходящей из припятско-полесской группы зарубинецко-пражского конгломерата [Матвеева Г.И. О происхождении именьковской культуры // Древние и средневековые культуры Поволжья. – Куйбышев, 1981; Гавритухин И.О. Понятие пражской культуры // Сложение русской государственности в контексте раннесредневековой истории Старого Света: материалы Международной конференции, состоявшейся 14-18 мая 2007 года в Государственном Эрмитаже. – СПб., 2009. – С. 20] и носители которой осознавали свою самоидентичность как «склавины / словене / Σουοβηνοί» [Жих М.И. Ранние славяне в Среднем Поволжье (по материалам письменных источников). – СПб., Казань, 2011. – С.16-17, 26-27; Жих М. К проблеме реконструкции самоназвания носителей именьковской культуры // История и культура славянских народов: достижения, уроки, перспективы: материалы международной научно-практической конференции 25–26 ноября 2011 года. Пенза – Белосток – Прага, 2011. – С. 15-37. – http://www.rummuseum.ru/portal/node/2185; Жих М. О возникновении этнонима «словене» // http://sverc.livejournal.com/215302.html].

Потомки именьковцев образовали протогосударственное ядро с той же идентичностью «словене», вокруг которого затем сложилась Киевская Русь. При этом верхушка прежнего (пеньковско-колочинского) населения в результате столкновений погибла (обилие невостребованных кладов в волынцевском ареале), а оставшиеся группы смешались с пришельцами. Над ними главенствовала какая-то военно-политическая сила, представители которой по языку могли и не быть славянами (в пользу этого говорят отдельные воинские погребения по обряду трупоположения, в то время как собственно славяне сжигали своих мертвых). Это могли быть русы (алано-сарматского происхождения из салтово-маяцкой культуры; ранее салтовцы составляли симбиоз с волынцевцами), а этим протогосударством волынцевско-именьковских славян – т.н. «Русский каганат» (совпадение ареала волынцевской культуры с территорией Русской земли «в узком смысле»). Хазарский каган специально посылал послов в Византию с просьбой построить на северо-западных границах Хазарского каганата целую сеть крепостей от какого-то таинственного врага. Византийцы построили хазарам эти укрепления, и почему-то они совпадали с юго-восточной границей волынцевской культуры.

Но часть именьковцев-склавинов осталась на месте и влилась в состав жителей Волжской Болгарии, существенно повлияв на её культуру (некоторые группы раннебулгарской керамики очень сильно напоминают керамику именьковскую) и экономику, в частности – на развитие земледелия (рожь) [Матвеева Г.И. Среднее Поволжье в IV-VII вв. : Именьковская культура. – Самара, 2004]. 737 годом н.э. датируется поход арабского полководца Марвана на хазар, который в погоне за хазарским каганом дошел до территории Среднего Поволжья. Источники говорят, что он захватил в плен около 20 тысяч семей ас-сакалиба (т.е. славян). Так что, скорее всего, именьковская культура прекращает свое существование в связи с походами Марвана. В 922 г. волжских булгар посетило посольство багдадского халифа. Секретарь посольства Ахмед ибн Фадлан, оставивший «Записки…» о путешествии, постоянно называет Волжскую Булгарию страной славян, а булгарского правителя Алмуша – царём славян (малик ас-сакалиба). Видимо, это связано с тем, что в Волжской Булгарии, по крайней мере в начале X в., в ходу был славянский язык [Овчинников А. Территория Татарстана – древняя славянская земля // http://116.ru/text/person/495165.html?p=1]. В знаменитом письме хазарского царя Иосифа, правившего в середине Х в., есть и перечень подвластных Хазарии народов Поволжья, среди которых упоминается этнос «с.л.виюн», то есть славяне, бывшие, по всей видимости, потомками именьковцев.