September 1st, 2012

SOL

Рим как ученик

Не будем идеализировать Рим. Он оказался способным учеником – и усвоил весь карфагенский опыт управления (коррупция, подкуп, истребление, порабощение, эксплуатация), вплоть до аналога утешения себя воплями приносимых жертв (на этот раз – погибающих в игрищах на арене цирка).
Почему он переродился? Не думаем, что победив Карфаген физически, тот завоевал Рим духовно. Хотя такое и случилось позже, когда под ноги римских легионов пала свободолюбивая Эллада. Она действительно завоевала душу поработителя и научила его тело предаваться чувственности.
Но иное дело – Карфаген…
Он предложил Риму товар, которым тот и соблазнился, – сакральность: «Сакральность – это всегда результат страха, сублимированного до священного трепета» (А. Волынский). Сакральное является полиморфным явлением, «… опасной, непонятной, тяжело управляемой и высшего уровня действенной энергией» (Р. Кайуа) и религия есть лишь одна из «систем управления сакральным» (А. Юбер). Сакральное амбивалентно, может  одновременно означать «священное» и «оскверненное» (у Сервия латинское sacer означает и «проклятый», и «святой», у Евстафия греческое hagios — «чистота» и «нечистота», у ацтеков земной эманацией «Ометеотля», владыки двойственности, выступает бинарная оппозиция — Белый Кетцалькоатль и Чёрный Тецкатлипока, у южных славян – Белобог и Чернобог).
Из Рима доблесной святости Рим стал Римом священным и честолюбивым, городом, принявшим иных богов и иные ритуалы, в ущерб святости и праведности.
Да, Рим – это Вечный город. Но вечность подразумевает ветхость, дряхлость, старость. Это только небесные боги – вечно юные и вечно бесмертные. Города и люди подвержены року переменчивости, непостоянства. Приходят новые поколения и, даже, если кажется, что стены городов не были разрушены неприятелем, внутри них оказываются другие люди. Всего лишь играющие, имитирующие предшественников. И очень часто – предшественников-врагов.
Если Ганнибал лишь стоял у ворот Рима, то Гелиогабал возлежал на его царском ложе.
Позже Провидение посылает в переродившийся Рим из азиатской Галилеи Симона Петра, чтобы тот стал новым камнем основания, на котором будут держать своё строение лучшие люди Империи. Потому, что снова во имя Труда и Человеческого Достоинства придется выдержать (теперь уже не только в городе Риме, но и по всему миру!) осаду со стороны новых порождений демона стихий Левиафана, заражающего всё вирусами Капитала и Торгашества. Быть и оставаться «камнем преткновения» на пути к мировому человеконенависническому господству Карфагена и его продолжателей-«аватар».