December 21st, 2012

SOL

Анастасия Фатима Ежова: О хиджабе

Оригинал взят у zapys в Анастасия Фатима Ежова: О хиджабе

http://zapys.blogspot.com/2012/12/blog-post_80.html


Путин тут сделал заявление по поводу хиджабов, идиотическое в самой своей основе: "В культуре российского ислама никаких хиджабов нет. Надо опираться на представителей традиционного ислама. Они часто ценой своей жизни защищают идеалы, передающиеся из поколения в поколение". Ну, во-первых, традиционный Ислам - хоть российский, хоть индонезийский, хоть египетский - однозначно считает хиджаб обязательным. Потому что традиционный Ислам, то есть основывающийся на серьезной академической традиции понимания религии, а не на комичных локальных обычаях и заблуждениях, в конечном итоге опирается на ясные указания в священных текстах. А в Коране и Сунне предписание по поводу хиджаба и его формы дано в совершенно четкой и однозначной форме. Это тот редкий пункт, по которому абсолютно сходятся шииты и сунниты, умеренные и радикалы (примерно такой же, как запрет на употребление алкоголя, признаваемый всеми и безоговорочно). Никаким особым индикатором "сепаратизма" или "экстремизма" хиджаб не служит. Угрозы безопасности страны от хиджаба как такового примерно столько же, сколько от одеяния монахини, очень похожего на иранскую чадру. Но после таких заявлений она, угроза, очевидно, в некотором роде возникнет. Только не угроза безопасности России, а угроза режиму. Потому что у мусульманок появится стойкое ощущение, что при этой власти им свою религию исповедовать не дадут, невзирая на все абстрактные конституционные права. То есть идиоты во власти сами делают все, чтобы мусульмане радикализовались настолько, насколько только можно. Во-вторых, не знаю, что это за "идеалы традиционного Ислама", в котором нет места хиджабу.
Ну, это, очевидно, водка "Альметьевка-халяль", халяльная дискотека, Сати Казанова из группы "Фабрика", кавказские джахильские девчонки в юбках по колено и маленьких косыночках, фильм "Love Story", накачанный самыми отвратными видами визжащей попсы, и интервью Розы Сабитовой в стиле: "Он меня бросил, две недели была в запое, потом пришла в мечеть, мулла сказал, что это испытание от Аллаха". В общем, на одном уровне с "Большой разницей" и группой "Руки вверх" с их шедевром "18 мне уже". Ислам в стиле Камеди клаб очень органично вписывается в ценностную парадигму современной России, друзья. :)) А по сути - дан сигнал "фас". Теперь каждый мент, каждый фес, каждый функционер "Едра", каждый мелкий начальник будет считать своим Священным Долгом Перед Родиной зачморить какую-нибудь девочку в хиджабе. Поставить на учет, запретить, не пустить, уволить, посадить, наконец. По телевизору нам говорят про какие-то угрозы, про каких-то гиви таргамадзе, про оранжевую чуму, про сепаратистов, мечтающих разорвать РФ на несколько государств, а ведь эти существа во власти сами, своими же руками, эффективнее всего справляются с возложенной на них миссией - разломать страну как можно быстрее, чтобы ее было уже не склеить.


SOL

Гиллел (ок. 70 до н.э. – 10 н.э.), учитель Иешуа

Оригинал взят у zapys в Гиллел (ок. 70 до н.э. – 10 н.э.), учитель Иешуа

http://zapys.blogspot.com/2012/12/70-10.html


Язычник попросил мудреца Гиллела объяснить ему иудаизм как можно проще. Если бы Гиллелу это удалось, безбожник обещал обратиться в иудаизм и стать твердым верующим. Гиллел ответил: «Что ненавистно тебе, того не делай соседу твоему. В этом вся Тора. Остальное – комментарий. А теперь иди и учи его».

Марк повествует, что учитель Иешуа, известный своим последователям на протяжении многих столетий как Иисус, проповедовал около 29 г. н.э.: «Вторая подобная ей: «возлюби ближнего твоего, как самого себя». Иной большей сих заповеди нет» (Мк. 12:31).

Кое-кто считает, что Гиллел был учителем Иисуса.

В Гиллеле Старшем, или Вавилонянине, многие раввины видят самого идеального еврея, сравнимого по характеру с Конфуцием или Линкольном. Подобно им он вырос в жуткой нищете. Говорил он пословицами. Доходчиво излагая великие истины, Гиллел сжато выражал многовековую еврейскую ученость в афоризмах, легко усваивавшихся людьми. Многие из его коротких поговорок удивительно похожи на высказывания Иисуса.

О жизни Гиллела мало что известно. Он скорее знаком нам по своим словам и своему достоинству влиятельного учителя. Ему приписывают создание классического иудаизма, основанного не столько на храмовом ритуале, сколько на библейских догматах и нравственных заповедях. Его сосредоточенность на приобретении знаний, его поиск понимания сути иудейского закона и создание компактной, переносной религии (мысль можно захватить с собой куда угодно) позволили его народу сохранить единство в грядущей диаспоре и создать великую сокровищницу иудейского закона – Талмуд. Этическое восприятие им «tikkun olam» (совершенствования мира через нравственные ценности) заложило основу постбиблейского иудаизма и зарождения христианства.

Гиллел страстно стремился к знаниям. Он оставил свой дом в Вавилоне, отважившись учиться в Иудее. В одной популярной легенде рассказывается, что в одну снежную субботу у него не оказалось денег, чтобы заплатить за вход в иерусалимскую религиозную школу. Не желая пропустить хоть один день учебы, он забрался на крышу и слушал через световой люк. Учителя обратили внимание на то, что в классе было необычно темно. Посмотрев наверх, они заметили покрытую снегом фигуру, загораживавшую солнце. Нарушив запрет на работу в субботу, ученики полезли на крышу, чтобы спасти уже замерзавшего Гиллела. Затем учителя и ученики помыли, обсушили и одели его. Любой человек, так жаждущий знаний, посчитали они, заслуживает внимания даже за счет неповиновения закону. Так был заложен прецедент.

Побывав дома в Вавилоне, Гиллел вернулся в Иерусалим и председателем Синедриона – высшего суда древней Иудеи, возглавлявшегося раввинами. Он обнаружил, что члены Синедриона того времени не знали должным образом иудейского закона. Устное предание теряло свое значение в результате римской оккупации и порочной тирании царя Ирода.

Гиллел назначил своим заместителем по Синедриону серьезного, твердого, высокомерного и педантичного Шмая. На протяжении столетий их последователей будут называть «Школой Гиллела» и «Школой Шмая». Один – оптимист, другой – пессимист; один был доволен самим бытием, другой уверен в том, что небытие окажется значительно лучше. Гиллел никогда не сердился, Шмай постоянно казался взбешенным. Гиллел шел на компромисс в любом вопросе, Шмай никогда не отказывался от раз занятой позиции. Хотя и рассказывали, что Бог – когда Его об этом спросили – предпочел точку зрения Гиллела на жизнь, мнения обоих послужили основой талмудистской мысли и полемики, сформировав тем самым мышление еврейского народа.

И Гиллел, и Шмай были фарисеями, предвестниками современного еврейства. Многие христиане считали фарисеев времен Иисуса косными и искалеченными слепым повиновением закону. И все же Иисус исповедовал фарисейский иудаизм и ясно дал понять, что пришел не для того, чтобы упразднить закон. Его внушение, что многие дотошно следуют иудейскому закону, соответствует учениям Гиллела и Шмая.

http://biopeoples.ru/evrei/623-gillel.html