July 3rd, 2013

Саша Грей

Наступает "Час Быка": По поводу восстания во Врадиевке

twilightportrait

Поскольку государство оказалось неспособным гарантировать справедливое наказание за преступление (правосудие стало очень избирательно, жертва не имеет никаких шансов на защиту и наказание преступника, список закрытых дел растет, а окрыленные безнаказанностью мажоры ищут «новых приключений»), происходит подрыв веры в справедливость, имеющей для большинства обществ более важное значение, чем простое верховенство права. Не удивительно, что в последние годы люди все чаще выходят на улицу из-за неадекватных действий правоохранительных органов. Как правило, речь идет о необоснованно мягких санкциях в отношении подозреваемых в серьезных преступлениях. Национальная принадлежность преступника играет роль дополнительного фактора, способствующего возгонке конфликта. В других обстоятельствах аналогичную роль играет социальная составляющая, часто становящаяся катализатором скандалов, связанных с эксцессами на дорогах.

Да, "... все эти протесты носят чисто ситуационный характер: требуя довести дело до суда, граждане как бы создают прецеденты справедливых решений. Но пока они лояльны судебной системе: массовых протестов по поводу «неправильных» приговоров практически не случается … Очевидно, из-за того, что в сознании стоят какие блоки, запрещающие участие в массовых протестах … Страх, помноженный на готовность устроить локальный скандал по конкретному поводу и выпустить пар, защищая «своих» — детей своего двора — от педофила, жителей своего района — от оборзевших водителей и покрывающих их милиционеров, — это признак истерической подавленности. Более того, в этой готовности к ситуационному групповому возбуждению при полном равнодушии к более общим проблемам есть какой-то инфантилизм и лицемерие. Такие настроения начисто исключают настоящую гражданскую солидарность, а это уже диагноз социальной фрагментации и деградации общества. В случае, если какое-то властное решение заденет сразу всех — а в ситуации кризиса это рано или поздно случится, — дело может закончиться мощным социальным взрывом, эмоциональным, эгоистическим и беспощадным по отношению к другим группам" (Н. Серова).

Но в условиях все наростающей несправедливости рано или поздно возникает самоорганизация для восстановления справедливости собственными силами: «… Гражданское общество – это объединение людей по горизонтали для совершения действий по воле народа и корректирующих действий власти … Гражданское общество – это не добровольный субботник, который собою подменяет недоделки власти. Гражданское общество – это когда пытаются навести справедливость без государства, каковое ее не наводит. Так что то, что было на Манежной, разумеется, акт гражданского движения и гражданского общества, которое, разумеется, было растерто и размазано, насколько можно, потому что сегодня они выкрикивают, завтра их соберется больше, а послезавтра они вообще устроят политический переворот. Нормально все» (Веллер М. Особое мнение).




Это же пророчески предвидел в "Часе Быка" (!!!) Иван Ефремов: на Земле произойдет «выжигание» инферно непосредственно – путем «последнего великого сражения», «битвы Мары». И устами своих героев дает «добро» на деятельность тайной организации «Серые Ангелы». Фай Родис не только разрешала, но и обязывала оказать адекватное вооружённое споротивление. Например, так как она поступила в эпизоде с Янгаром и Эр. Там она Янгара убивает собственноручно, с Эр Во-Биа она поступает ещё более гнусно, и, самое главное, она объясняет почему поступает именно так: «… Фай Родис смотрела в искаженное злобой прекрасное лицо. Совмещение низкой души и совершенного тела извечно удивляло чутких к красоте людей, и Родис не была исключением. — На Земле, наконец заговорила она, мы считаем, что каждое недостойное действие немедленно должно уравновеситься противодействием. Снимите маску! Животного ужаса женщины не смог скрыть и респиратор. Ей пришлось подчиниться неодолимой воле. Через минуту Эр Во-Биа лежала на полу, запрокинув голову, закрыв глаза и оскалив зубы, испытывая то, что хотела вызвать в Родис» (И. Ефремов, «Час Быка»). «… Искоренять вредоносных людей можно с очень точным прицелом, иначе вы будете бороться с призраками. Ложь и беззаконие создают на каждом шагу новые призраки преступлений, материальных богатств и опасностей. На Земле нарастание таких призраков не было своевременно учтено, и человечество, борясь с ними, лишь укрепляло их психологическое воздействие. Мы всегда помним, что действие равно противодействию, и соблюдаем равновесие», – говорит Фай Родис (Иван Ефремов, «Час Быка»). И «…вмешались другие судьи – «Серые Ангелы», возобновившие свою деятельность с неслыханным могуществом … Вы сами на Земле тщательно соблюдаете в общественных отношениях третий закон Ньютона: действие равно противодействию, – противопоставляя немедленное противодействие, а не пытаясь дожидаться, как в древности, вмешательства Бога, судьбы, владыки... Подолгу ждали люди воздаяния своим палачам, а века шли, накопляя зло и усиливая власть скверных людей. Тогда ваше общество взяло на себя функцию божественного воздаяния Немезиды: «Мне отмщение, и аз воздам!» – быстро искоренив подлости и мучения. Вы не представляете, сколько накопилось у нас
человеческой дряни за много веков истребления лучших людей, когда преимущественно выживали мелкодушные приспособленцы, доносчики, палачи, угнетатели! Мы должны руководствоваться этим, а не слепо подражать вам. Когда тайно и бесславно начнут погибать тысячи «змееносцев» и их подручных – палачей «иловых» – тогда высокое положение в государстве перестанет привлекать негодяев» (Иван Ефремов, «Час Быка», Эпилог).

Да, только страх может выдавить проходимцев из власти (зачем им такая «власть») и привести к победе Эры Мирового Воссоединения.

Восставшие против Инферно и его агентов должны руководствоваться следующим принципом: должно быть равновесие («аристон») сил – на государственное насилие отвечать бунтом, смысл которого не в захвате власти очередными проходимцами («живыми мертвецами», в терминологии И. Ефремова, т.е. субъектами, у которых атрофировалось чувство вины – совесть), а в суде над провинившимися.