?

Log in

No account? Create an account

December 1st, 2013

Оригинал взят у falangeoriental в Илья Переседов: Две причины презирать СССР

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/blog-post_9343.html

Прагматизм – главное оружие поборников негодяев. Секрет его популярности – в многозадачности: прагматизмом одинаково удобно глушить рассказы о личных трагедиях и рассуждения о благородных истинах. Именно прагматизм десятилетиями защищает в отечественной памяти светлый миф о советской эпохе.

Стоит кому-то начать обличать нравы СССР с позиций гуманизма и духовного благородства, тут же раздается злобный рык прагматика: «Захлопни варежку, добрый! Время было такое: страну подымали! Скакали от сохи к атомной бомбе...» Стоит проникнуться сочувствием к чьей-нибудь страшной судьбе (например, мученической гибели Романовых), тут же слышится циничное: «Один раз – не Карабас! Надо разбираться. Заслужили!»

К сожалению, прагматизм как критерий исторической правды во многом созвучен современным меркам оценки действительности. А потому слишком часто воспринимается истиной в последней инстанции. Прибавим к этому горсть культовых фетишей: полет Гагарина, атомная бомба, штурм Рейхстага, докторская колбаса, «Приключения Шурика», профсоюзные путевки – и готов рецепт приготовления выборочных воспоминаний.

Слава Богу, никакой возврат в советское прошлое нам не грозит. Но и развиваться, оставаясь околосоветскими недотыкомками, невозможно. Поэтому полезно будет напомнить пару поводов, благодаря которым каждый самостоятельный человек может испытать к советскому периоду российской истории негативное отношение на грани презрения. Строго по канонам прагматизма.
Оба этих повода – разные проявление одной первопричины: рабства. С первых дней существования советская власть неустанно боролась с любыми проявлениями достоинства и внутренней свободы в человеке. В первую очередь это выражалось в маниакальном стремлении контролировать способность к познанию.

Современному россиянину с безлимитным интернетом в кармане и кляксами штампов иностранных держав в паспорте невозможно даже представить, насколько руководство страны советов было озабочено контролем умов своих граждан. Оно с нечеловеческой силой стремилось вписать «правильные» смыслы в их головы и в два раза активнее пыталось оградить их от вещей «нелегальных».

Важно понимать: речь идет не просто о политической цензуре, которая отказывает в праве на трансляцию одной идеологической повестке в пользу другой. Обязательным условием сохранности СССР была аномальная ограниченность и ущербность любых информационных связей.

Когда в отечественных лабораториях появилась кибернетика, она была объявлена «лженаукой» только за то, что признавала информацию самостоятельной и свободной средой, способной менять окружающую жизнь.

Советский человек – это всегда жертва бездушного информационного эксперимента: он вырос в условиях, где за него решают, на что он будет смотреть, что слышать, когда и какими словами говорить. Ни один контроль не бывает абсолютным, поэтому при желании люди изыскивали альтернативные возможности и темы общения. Но и такой информационный обмен нес на себе неизбывный отпечаток кустарной ограниченности, которым отличаются все тюремные поделки, насколько бы изобретательными и душевными они ни были.

Вторым историческим преступлением советской власти против своих граждан и будущего является доктрина «диктатуры пролетариата». Когда большевики после революции принялись планомерно разрушать Россию, они руководствовались не просто бандитской яростью. В их программных документах черным по белому было прописано, что путь к свободе и всеобщему равенству лежит через правление одного-единственного класса – пролетариев. И форма этого правления – диктатура.

Национализация банков, роспуск армии, повсеместный отъем земель, экспроприация частных промышленных объектов – все это делалось во имя создания общества невиданного социального неравенства, где самозваный господствующий класс искусственно формировался механизмами отрицательного отбора. Ведь самые образованные и успешные пролетарии и крестьяне объявлялись пособниками капиталистов и оказывались вне закона.

Диктатура пролетариата превратила интеллектуалов СССР в людей второго сорта. Десятилетиями в КПСС действовала квота, по которой рабочие и крестьяне могли значительно легче получить партбилет, а вместе с ним и доступ к механизмам управления государством, чем люди интеллектуальных профессий. Последствия этого видны по сей день.

Когда сегодня начинающий подмастерье с убыточного бюджетного завода берет в неподъемный кредит машину, чтобы гонять на ней по встречке, посасывая пивко, и чувствует себя хозяином жизни – это прямое наследие диктатуры пролетариата.
Поэтому любые ностальгические описания жизни в СССР современный человек может спокойно и твердо опровергнуть утверждением: Советская Россия была страной оголтелого социального неравенства, в ней не было свободы информации, а интеллектуалы жили на положении людей второго сорта. Такая страна просто не могла выжить в нынешнем мире, и жалеть об ее уходе глупо.

Значит ли это, что в СССР не было ничего хорошего? Конечно, нет. На картине художника Ярошенко «Всюду жизнь» наглядно показано, что человек изыскивает возможность раскрыть лучшие душевные чувства в любых условиях.

Тут тебе и дружба, и мечты, и любовь матери, и радость детства. Жизнь как жизнь, но только в клетке. И если рожденные на свободе еще способны увидеть разницу мира за решеткой и мира вовне, ребенку-каторжанину сделать это будет гораздо сложнее.

Поэтому сочувственное отношение к выходцам из СССР, восхищение победами человеческого духа над необходимостью в тех нечеловеческих условиях – необходимы и похвальны. Но только при одновременной работе по истончению собственных внутренних связей с этим временем.

Уход от советского прошлого освобождает от необходимости искать постоянно защиту у шкурного прагматизма, что само по себе большая победа. Ведь прагматизм всегда готов авторитетно и убедительно объяснить, почему в настоящий момент ты не можешь позволить себе быть великодушным, хорошим и честным. Можешь, но только позже – в отдаленном будущем. Будущем, которое при таком подходе никогда не наступит. А очень хотелось бы...

http://www.vz.ru/opinions/2013/11/28/661702.html
Оригинал взят у falangeoriental в Иоганн Готлиб Фихте: Какой дух может вдохновить на жертвы вплоть до смерти за Отечество?

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/blog-post_30.html

«... Какой дух в таких ситуациях должен быть поставлен у кормила, чтобы он мог самостоятельно, твердо и уверенно, без нерешительных метаний, принимать решения, чтобы он имел несомненное право повелительно призвать каждого, кого только это касается, хочет он того или нет, и принудить сопротивляющихся к тому, чтобы они подвергли опасности все, вплоть до своей жизни? Не дух спокойной гражданской любви к конституции и законам, но пожирающее пламя высшей любви к Отечеству, которое охватывает нацию как покров вечного, ради которой благородный радостно жертвует собой, а неблагородный, существующий только ради первого, обязан жертвовать собой. Не эта гражданская любовь к конституции, ведь она совершенно не способна на подобное, если она остается при рассудке...

… Обетование жизни даже и в этом мире после жизни в этом мире — одно только оно может вдохновить на жертвы вплоть до смерти за Отечество»

(с) Иоганн Готлиб Фихте
Оригинал взят у falangeoriental в Хосе Антонио Примо де Ривера: Только сохранение и развитие этнической самоидентификации залог продол

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/blog-post_7173.html

"Мы не националисты, потому что национализм для нас это слишком мало. Любой националист по натуре индивидуалист, тогда как мы коллективисты и думаем о всем человечестве в целом. Но это не значит, что все люди должны слиться в едином потоке серой массы, не помнящей ни рода, ни племени. Наоборот, только сохранение и развитие этнической самоидентификации залог продолжения жизни нации и настоящей дружбы народов"

(с) Хосе Антонио Примо де Ривера
Оригинал взят у falangeoriental в Михаил Меньшиков: Истинное христианство - бесконечное мужество, историческая школа высшего героизма

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/blog-post_4043.html

"Истинное христианство не есть трусость, наоборот, оно - бесконечное мужество, историческая школа высшего героизма. Самоотречение - в корне нашей веры, может быть потому из всех пород человеческих христианство укоренилось в самой героической расе - европейской. Может быть, воспитание в христианстве и способствовало всемирному торжеству белой расы. Героизму магометанскому не доставало нравственного порыва. Араб или турок умирают, имея в виду наслаждения рая. Христианин отдает жизнь за родную землю; влюбленный в ее счастье, он умирает "за други своя". Как церкви не поддержать этого святого чувства? Как не понести его вглубь времен? Я думаю, мысль о записях убитых на стенах храмов всего более понравилась бы народу".

(с) Михаил Осипович Меньшиков
Оригинал взят у falangeoriental в Эрнст Юнгер: Националистическая Революция (программный текст)

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/blog-post_7570.html

Благодаря почетному наименованию «националисты» нам бы хотелось самым решительным образом отмежеваться не только от тех, для которых это слово обозначает просто «гнусность», но и от миролюбивых обывателей вообще. Движение, которое хочет защищать жизненные ценности, прибегая к насилию, и которому плевать на то, одобрено ли это общепринятой моралью или нет, основывается на псах войны, на настоящих крепких ребятах, которые всем сердцем отдаются делу. Это не те мелкие лавочники и производители марципанов, которыми век всеобщей воинской повинности наполняет армию, но мужчины, которые рискуют, потому что у них есть желание рисковать.

Это не те милые создания, которые считают государство спасенным, если по улице кто-то идет в генеральской униформе или несут черно-бело-красное знамя, и для которых с падением трона мировая история, кажется, потеряла свой смысл. Да, если бы эти защитники покоя, порядка и силы инерции, которым либерализм за поставку неисчерпаемого материала для своей активной деятельности должен бы был платить пенсии, - если бы они выступили как поборники национализма – то продолжение существования Ноябрьской республики было бы гарантировано. Ибо не был бы нужен охранительный закон и с взаимным неприятием между консервативным и демократическим либерализмом, потребность в движении была бы удовлетворена, если бы она не могла надеяться иногда на полноценную подпитку со стороны коммунизма.

Но с такой ограниченностью нельзя рассчитывать на длительный успех. С обескураживающей ясностью возрастает с этого времени возможность национальной революции. И одновременно для либерализма появляется опасность лишиться в один миг благодаря акту живительного беззакония огромной добычи, которая была захвачена якобы окончательно в 1918 году.
Национализм сам удивлен этой возможностью, которая была бы совершенно немыслима без того, что произошло, без войны, переворота и соотношения сил, стало их следствием. Его адепты были столь привычны к тому, что их воля привязана к огромной дожившей до наших дней системе, что с исчезновением этой системы сила воли, казалось, была утрачена. Так как национализм не стряхнул все это с себя как поношенный пиджак, ему необходимо длительное время, чтобы внутренне преодолеть комплекс форм старого государства, после того как они перестали принадлежать к реальному миру. При своем первом, еще не имеющем ясных целей восстании в Мюнхене национализм включился в этот процесс. Благодаря его успехам новые ощущения стали полностью живыми. Воля к власти виделась более не связанной, не обязанной, а полностью освобожденной, такой свободной, какой немецкая воля возможно никогда ранее и не была.

Итак, для национализма является совершенно ясное положение. Формальная стабильность прошлого нашла свой конец, заботу о ней следует поручить, с одной стороны, обывателям, а с другой, листкам типа «Вельтбюне». Первая, сама собой разумеющаяся обязанность национализма заключается в том, чтобы отстраниться от поля брани, лежащего на второстепенном направлении. Его задачей является, напротив, всеми средствами вести борьбу против теперешнего состояния, которое с некоторыми улучшениями фасада, подсчитываемыми обывателем, длится, начиная с 1918 года. И камня на камня нельзя оставить здесь.

В том, чтобы сделать национализм способным выполнить эту задачу и заключался собственно смысл революции 1918 года. Благодаря ней не только освободились от боязни, которую немцы испытывают перед революциями, но она также убрала все крупные камни с пути, которые внутренние препятствия могли бы приготовить для воли националистов, которая не знает пределов. Обратить этот путь в революционный является неизбежным не только для того, чтобы нанести либерализму смертельный удар в обход всего законнического баловства, но и для укрепления самой воли националистов. Националист не иметь права держать другую возможность в поле своего зрения. У него есть святая обязанность, подарить Германии первую настоящую, это значит, ведомую беспощадными, открывающими новую эру идеями революцию. Революция, революция! Это есть то, что беспрерывно должно проповедоваться, яростно, систематически и непреклонно, и такая проповедь должна быть рассчитана на долгие годы. Еще немногие восприняли это требование во всей его остроте, еще процветает сентиментальный вздор о братании и единении через все мыслимые и немыслимые виды духа. На эшафот с этим или в парламенты, вот где для этого должно быть место. В преходящем мире не может быть никакого примирения между противоположностями, здесь нет ничего, кроме борьбы. Националистическая революция не нуждается в проповедниках порядка и покоя, она нуждается в возглашателе изречения: «Господин с острым мечом встанет над вами!» Она должна освободить слово «революция» от той смехотворности, которой оно обмерено в Германии уже почти сто лет. В великой войне развилась новая порода людей, любящих опасность, найдем же для этих людей лучшее применение!

Поэтому за работу, товарищи! Давайте усиливать наше влияние в боевых союзах, так как их революционизация является насущной необходимостью. Меньше уюта, меньше членов, больше действия! Централизованная подготовка! Давайте к рабочим! Прочь от всех ленивых чар экономического спокойствия. Мы не закулисные руководители работодателей. Надо создать и централизовать боевые националистические профсоюзы, и руководить ими должны рабочие националистического склада. На националистических баррикадах ими будет сделано больше, чем марксизм смог за пятьдесят лет. Как же дело обстоит касательно университетов, молодежного движения и тех других мест, касательно которых у нас вопросы? Что есть первичная ячейка? Благодаря чему положительно относятся к государству? Благодаря сотрудничеству и благодаря оппозиции. Из-за чего его отвергают? Отделяя себя от него, беря его измором и строя государство в государстве, самостоятельно начиная от идеи и заканчивая средствами принуждения, которые для него должны применяться. Каким образом положительно относятся к немецкой нации? Почитая ее в такой степени, как только можно что-то почитать, то есть являясь националистом. Быть националистом на войне означало желать умереть за Германию, быть же националистом сегодня это значит поднять знамя революции ради более прекрасной и более великой Германии. Эта цель, которой достойна самая лучшая и пламенная молодежь нашей страны.

Опубликовано в: «Штандарт», 20 мая 1926 года. Пер. с немецкого Игнатьев А.
Оригинал взят у falangeoriental в Адриано Ромуальди: Платон и европейская революция

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/blog-post_2395.html

Представляем вашему вниманию программный текст, настоятельно рекомендуемый к прочтению каждому Национал-социалисту, за авторством одного из самых известных послевоенных идеологов европейского ультра-правого движения - Адриано Ромуальди. Адриано Ромуальди (1940 - 1973) - сын Пино Ромуальди, объявленного демократами после войны вне закона, приговоренного к смерти партизанским трибуналом, и ставшего основателем легендарного неофашистского движения M.S.I., а также, по многочисленным слухам, являвшегося биологическим сыном Бенито Муссолини.

Адриано Ромуальди был одним из наиболее значимых идеологов итальянского ультра-правого движения, находясь в дружеских отношениях с философом-традиционалистом Юлиусом Эволой он стал одним из наиболее видных исследователей расы и расового традиционализма в контексте движения консервативной революции. Адриано Ромуальди погиб молодым (в возрасте 33 лет) в странном автомобильном происшествии, лишенный помощи. Его интелектуальный вклад в нашу борьбу бесценен и достоин самого внимательного изучения.


Платон и европейская революция

Как уже было замечено, тоталитаризм Платона напоминает, хотя только по формальным аналогиям, современный европейский тоталитаризм. Как в первом, так и во втором случае мы сталкиваемся с претензией государства на то, чтобы руководить жизнью индивида, и здесь, и там идея оказывается в центре жизни и стремится оказывать влияние на все её проявления. Конечно, Платон подписался бы под лозунгом Муссолини «Все в государстве, ничего вне государства, ничего против государства». И также несомненно, что он собственноручно подписал бы заявление, опубликованное в «Правде» 21 августа 1946 года: «Долг писателей заключается в том, чтобы соответствующим образом давать образование его молодежи, отвечать его потребностям, воспитывать новое поколение так, чтобы оно было доблестным, верило в свое дело, проявляло храбрость перед лицом трудностей и готовность преодолеть любые препятствия…»
Платоновский тоталитаризм не только возник на основе представлений о государстве как о макрочеловеке, органическом единстве, но также был порожден ощущением распада общества, кризиса греческого полиса, требовавшего срочных и энергичных мер. Он появился из осознания, что прежний правящий слой умер, а новый еще не готов. Если смотреть с этой перспективы, платоновский тоталитаризм представляет соответствующие исторические аналогии с современным тоталитаризмом, возникшим, чтобы заменить политические элиты, свергнутые либеральными революциями. Обе разновидности тоталитаризма, рожденные из пессимистического взгляда на современность, демонстрируют принципиальный оптимизм. Верить, что государство и цивилизация могут быть спасены посредством господства единственной идеи, свидетельствует, прежде всего, о наличии надежды. Быть готовым признать неограниченную политическую власть можно только, если видишь ее принципом безграничное благо. В этом смысле тоталитаризм Платона, идея государства-организма представляется нам как миф, точно также как мифами являются фашистская и национал-социалистическая концепции государства. Будучи рассматриваем в своих общих чертах, миф о платоновском государстве можно связать с самыми различными направлениями современного тоталитаризма, будь ли то они правые или левые: «В Республике» можно отыскать оправдание пропаганды социальной революции, падения капитализма и власти денег, но также можно встретить оправдание сосуществования различных систем образования, одной для немногих, другой для большинства, и оправдание власти наследственного правящего слоя» (1).

Однако, если приглядеться более пристально, суть платоновского тоталитаризма вынуждает нас проводить различия: речь идет не о тирании класса или группы, но о правлении лучших, которые, воплощая героические и сакральные ценности, по праву могут претендовать на то, что они являются носителями духовной культуры. Это более точное определение позволяет нам, однако, отвергнуть любую возможную связь между большевизмом и платоновским учением. На деле большевистская модель это не государство - целостность, но часть целого, самая низкая и плебейская, которая стремится стать социальным и духовным абсолютом. Диктатура пролетариата представляет собой полную противоположность платоновского идеала. Более сложно дело обстоит в случае с фашизмом и национал-социализмом, которые, хотя и проигнорировали высшее требование вновь поставить на вершину государства трансцендентные ценности, тем не менее, что очевидно, боролись за создание новой элиты, способной отдать политике примат над экономикой и установить новую иерархию сословий.

В определенном смысле они представляют попытку преодолеть цикл упадка политических форм, такой, каким он был обрисован в «Республике».

Отношения между учением Платона и национал-социализмом заслуживают особого рассмотрения. Известно влияние, оказанное платонизмом на немецкую культуру первой половины XX века. Руководимый поэтом-пророком Стефаном Георге кружок распространял героический образ Платона, который не переставал влиять на политические течения крайне правых. Таким образом, когда на флагштоке рейхсканцелярии был поднят красный флаг со свастикой, раздался хор голосов, объявивших Платона «предвестником», «защитником права лучших», «нордическим», «Gruender׳ом», «Hueter des Lebens» и даже «Fuehrer׳ом» (2). Для реконструкции образа Платона в Третьем рейхе представляет интерес книга Ганса Гюнтера, величайшего национал-социалистического теоретика «нордической» идеи, посвященная Платону: Platon als Hueter des Lebens. Platons Zucht und Erziehunggedanken und deren Bedeutung fur die Gedenwart. («Платон как хранитель жизни. Учение Платона об образовании и отборе и его знание для нашего времени»). В ней можно прочитать: «Мы не должны позволить обмануть себя тем, кто определяет евгенику как науку по разведению животных. Именно Платон придал греческому термину «идея» его нынешнее философское значение и со своим учением стал основателем идеализма... и именно Платон как идеалист был первым, кто дал определение идеалу отбора» (3).

Для Гюнтера Платон является спасителем избранной крови, видевшим в жизни целостность души и тела. Для Платона, как и для всех изначальных ариев, «не существовало ничего духовного, что бы не было связано также с телесным, и ничего физического, что бы не имело касания к душе. Это представляет как раз типичный образ мышления нордического человека» (4). В арийских представлениях о жизни в интерпретации Платона благородство души и красота приходят в существование, «когда мы имеем их перед своими глазами в персонифицированном виде. Эти здоровые представления породили эллинское учение о kalokagathia, о добре-красоте, и kalokagathia рассматривалась не как модель личного совершенства, но как нечто намного более широкое: как теория формирования людей высшего типа. Только посредством отбора, образования избранного слоя можно добиться, что красота и добро однажды явятся перед нами в персонифицированном обличье» (5).

Кажется очевидным, что национал-социалистическая интерпретация учения Платона является пропагандистской и односторонней. Но равным образом некоторые принципиально важные утверждения являются бесспорными. Платона вряд ли бы возмутило сожжение «вредных» книг или законы о защите крови. Очевидные следы платоновского влияния встреаются, кроме того, во внутренней доктрине СС, посвященной тщательному физическому и духовному отбору будущих командиров, воспитывавшихся в Орденбургах или «замках Ордена», построенных повсюду в Германии.

Ordnungstaatgedanke, учение о государстве как о мужском Ордене, совпадающее с политическими устремлениями, кажется нам воскрешением идей «Республики».

В итоге, можно утверждать, что платоновское наследие, бесспорно, присутствует в идеологии фашистских движений Европы. Отождествление государства с правящим героическим меньшинством, пылкое чувство общности, спартанское воспитание молодежи, распространение идей посредством мифа, постоянное взывание ко всем гражданским и воинским добродетелям, представление об общественной жизни как о благородном и прекрасном спектакле, в котором все принимают участие: все это является фашистским, национал-социалистическим и платоновским одновременно.

Сейчас, когда утрачена надежда дать ввергнутой в хаос Европе новую элиту, учение Платона кажется чем-то далёким и почти навсегда утраченным. Экономические ценности, которые он поместил не на вершину, а в низ общества, превозносятся как основные. Буржуазия и пролетариат, Запад и Восток, капиталисты и коммунисты провозглашает в унисон приход государства, чьей единственной задачей является благосостояние большинства. То, что Платон обозначил бы как вожделеющая часть государства, заняло место мужественной и разумной частей. Цивилизация масс угнетает как унылая махина огромных городов из бетона. Но этот мир масс в своей утробе носит зародыши своего собственного распада.

С одной стороны, этому способствует растущая специализация функций, с другой, появление структуры все более напоминающий совершенный механизм (6). Тем временем массы, включенные в этот огромный механизм, прозябают в комфорте в государстве, где нарастает политическое безволие. Таким образом, возникает возможность господства специализированной элиты над удовлетворенной и безразличной массой. Ницше пишет в «Воли к власти»: «Однажды рабочие будут жить, как сегодня живут буржуа, но над ними будет находиться высшая каста; она будет более бедной и более простой, но будет обладать властью». Это пророческое утверждение, которое переносит в будущее образ платоновской элиты, внутренне сформированной современным дорицизмом, с своей непритязательной скромностью пребывающей в неподвижном центре, где вращаются колеса превосходного механизма цивилизации.

Не случайно Курт Хильдебрандт озаглавил свою книгу «Платон, борьба духа за власть». Это требование, сформулированное с такой отчетливостью величайшим мыслителем Эллады и Запада, является требованием на все времена, равно как и высказывание из «Истории» Фукидида kthѐma es aei, завоевание ради вечности. Платон как никто другой страдал из-за неспособности разума привнести в жизнь порядок. Он созерцал до бездонных глубин трагедию раскола между духом и жизнью, между духом и политической властью. И он показал нам настоящий путь, ведущий из этого трагического состояния: не тщетная попытка идеалиста подчинить политику абстрактным схемам, но героическая и упорядоченная попытка придать новые силы чистому разуму, чтобы наделить духовными ценностями сильных, сдержанных, одерживающих победы людей. В сумерках современной эпохи учение Платона пылает точно далекий огонь, направляющий наш путь. Именно на этом пути возникает новый политический класс, который примет решение основать подлинное государство, воздать каждому своё, противопоставить тирании масс и денег новую иерархию.

Примечания

[1] Thomas A. Sinclair, Il pensiero politico classico, Bari, 1961, p. 223.
[2] О восприятии Платона в Германии этого времени см. J. Bannes, Hitlers Kampf und Platons Staat, Berlín y Leipzig 1933 y Die Philosophie des heroischen Vorbildes; C. Bering, Der Staat der Königlichen Weisen, 1932; K. Gabler, Platon der Führer, 1932; H. Kutter, Platon und die europäische Entscheidung; F. J. Brecht, Platon und der George-Kreis, Leipzig 1929.
[3] Platon als Hüter des Lebens, Munich 1928, p. 66.
[4] Op. cit., p. 39.
[5] Op. cit., p. 46.
[6] См. J. Evola, Cavalcare la tigre, Milán 1961

Адриано Ромуальди, перевод Андрея Игнатьева
Оригинал взят у falangeoriental в Валерий Скурлатов: Классовая борьба как проявление борьбы за субъектизацию

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/blog-post_6550.html


Марксизм с его учением о классовой борьбе доказал свою колоссальную прогнозно-эвристическую ценность и в этом плане сопоставим с физикой Ньютона или биологией Дарвина. Казалось бы, он более-менее адекватно объясняет такие всемирно-исторические процессы и социально-экономические сдвиги, как переход от феодализма к капитализму через буржуазные революции или ряд социальных конфликтов индустриального общества, однако в ХХ веке выявились некоторые нестыковки марксистской теории и политической практики, что подвигло немало сильных умов, сохраняя первоисходники марксизма, теоретически и практически преодолеть обнаружившиеся трудности. Аналогично в ХХ веке физики и биологи всячески стремились в рамках ньютонианской и дарвиновской парадигм найти место новым фактам. Ранее геоцентрическая система мироздания Птолемея тоже стремилась «переварить» новооткрытые странности в движении небесных тел, пока не была заменена более адекватной гелиоцентрической системой Коперника.

Не буду перечислять теоретиков и практиков, которые искренне считали себя марксистами, но фактически выходили за рамки марксистских абстракций в стремлении объяснить новую политическую, социальную и экономическую конкретику. Из теоретиков можно назвать Дьердя Лукача, Антонио Грамши, Эрика Хобсбаума, Иммануила Валлерстайна, Луи Альтюссера, Славоя Жижека, не говоря о разнообразных неомарксистах и сотнях других очень достойных отечественных и зарубежных обществоведов, а из практиков — Ленина, Мао Цзэдуна, Полпота, Ким Ир Сена, Дэн Сяопина, евромарксистов и др. Короче — Маркс не менее значим в обществознании, чем Ньютон и Дарвин в естествознании.

И как постоянность скорости света во всех системах отсчета или как наименьший квант действия казались досадными облачками на ясном ньютонианском горизонте, так и не встраивающиеся в марксистскую схему социально-политические явления типа невозможности с марксистских позиций объяснить живучесть «азиатского способа производства», а прежде всего несостоявшиеся пролетарские революции в развитых буржуазно-капиталистических странах и, наоборот, победа марксистов на периферии мировой капиталистической системы и в то же время вскоре обнаружившаяся невозможность «некапиталистического пути развития», не говоря уж о всяких надстроечных извращениях, порушивших утопический миф о коммунистическом «социально рае», - рушат марксистскую аксиоматику.
Например, аксиома о «классах» оказывается столь же грубой и подлежащей более тонкому анализу, как и аксиома Ньютона об абсолютном пространстве и абсолютном времени.

Учение о классах и классовой борьбе кажется весьма логичным. Мол, в обществе существует разделение труда и соответственно специализация агентов труда, прежде всего по отношению к средствам производства — к земле на селе и к заводу в городе. Одни владеют средствами производства, другие работают на них, получая за свою работу заработную плату и подвергаясь в то же время эксплуатации со стороны владельцев земли и заводов, всех этих проклятых городских и сельских «буржуев». И вот трудящиеся, осознав факт своей эксплуатации и свой классовый интерес, поднимаются против эксплуататоров и свершают социальную революцию. И забирают средства производства в общенародную собственность. И продолжают трудиться с той же интенсивностью и обычно за более скромное вознаграждение, но зато радостно, понимая, что работают не на паразита, а на себя.

Этот вздор опровергла жизнь. Нищие не восстают, а наоборот, чем они угнетённее и беднее, тем им милей господа. Рабочие с Уралвагонзавода шлют на три буквы Виктора Анпилова и его ученика Сергея Удальцова и готовы защищать Путина и на выборах голосуют за него. Аналогично ведут себя бабульки, пенсионеры, бюджетники, служивые, зэки. Если и дальше будут снижаться зарплаты и пенсии, то не только не произойдёт никакого «социального взрыва», но нищие ещё больше сплотяться вокруг господина-раздатчика благ. Говорят, когда Сталина спросили, как добиться покорности и энтузиазма трудящихся масс, он будто бы ответил - «Надо бить их по пузу!». И для иллюстрации схватил петуха, ощипал его и голенького бросил на пол, и тот преданно прижался к голенищу мучителя, которого посчитал хозяином своей жизни и смерти. А был бы петух сытым, он бы это голенище клюнул...

Этот парадокс смущал марксистов в начале ХХ века — как может среди несамодостаточных работяг возникнуть классовое сознание и пробудиться осознанный классовый интерес. Если сами бедные трудящиеся не могут обрести классовое сознание, то надо-де революционерам принести им оное извне. Тысячи томов написали марксисты на эту тему «привнесение классового сознания извне», забавно ныне перечитывать этот наив, в том числе книжку Георга Лукача «История и классoвое сознание. Исследования о марксистской диалектике» (1922; русское издание 2003), в которой много говорится о «пролетарской революции» в России. Но насколько «пролетарской» эта революция была? Да, вожди этой революции, как и любой «буржуазной» революции, набирали массы сторонников среди разных слоёв населения, в том числе из рабочих (хотя много рабочих выступило против большевиков). Но в верхушке большевиков не было ни одного рабочего, и по формальным признакам «рабочим от станка» можно считать лишь Лазаря Моисеевича Кагановича, все остальные были выходцами из мелкобуржуазной среды, являлись мелкобуржуазными радикалами. Аналогично революционно-марксистское ядро в других странах Запада и Востока состояло не из рабочих, а из мелкобуржуазных радикалов, считавших себя обделёнными правящими феодалами и обслуживающим их финансово-экономическим крупняком.

Если рассмотреть, кто же восставал в забастовках города и в погромах помещиков на селе (не только в России), то увидим, что во главе шли и по сей день идут более-менее экономически-самодостаточные (зажиточные, богатые) застрельщики. Они — не ощипанные петухи, а имеющие броню материального оперения, запас экономического самостояния. Конечно, им мало ресурсов, которые они хотят вырвать их из-под монополии крышуемого властью крупняка. Короче, восстают те, кто более-менее обладают экономической самодостаточностью или стремятся обрести её, а сопряженная с самодостаточной собственностью экономическое самостояние (богатство) подразумевает наличие собственного интереса и тем самым склонность к социально-политической субъектности. И в путинской РФ решаются на забастовки не уралвагонзаводцы, а высокооплачиваемые авиадиспетчеры, "фордовцы" и т.п.

Таким образом, восстают «субъектники» или те, кто благодаря точке опоры в базисе стремится стать субъектом, и вокруг них кристаллизуются те довольно бесформленные-неорганизованные аггломераты, которые марксисты называют «классы», «классовое сознание» и «классовая борьба». Обращать внимание следует не столько на эту малоопределённую «классовую атмосферу», а на всегда чётко выраженное субъектно-взрывное «ядро». Поэтому все революции, как бы они себя не называли, и даже контрсубъектные контрреволюции, по сути всегда и везде являются субъектными революциями той или иной формально-идеологизированной направленности.

Не замшело-пустоватый термин "класс", а глубинно-понятую "субъектность" следует поставить в центр обществоведческого анализа.
Оригинал взят у falangeoriental в TERCIOS ESPAÑOLES DECLARAN / ИСПАНСКАЯ ТРЕТЬЯ ПОЗИЦИЯ ПРОВОЗГЛАШАЕТ

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/tercios-espanoles-declaran.html


TERCIOS ESPAÑOLES DECLARAN:  Que condena toda apología de cualquier genocidio cometido en la Historia y expresa su dolor por cualquier víctima inocente; del mismo modo que condena todo tipo de xenofobia y odio a cualquier raza, pues amamos las razas como parte de la Naturaleza y deseamos su diferencia y su existencia. Por ello, condenamos toda violencia ejercida por meros motivos de pertenencia a una raza, religión, etc.

· Que apoya la libre investigación de los temas históricos para saber que paso realmente en cada sitio y momento, sin que ello implique despreciar o insultar a las víctimas inocentes de cualquier conflicto.

· Que trata de establecer un estudio de temas históricos, económicos, europeos y relativos a la TERCERA POSICIÓN, etc, pero no pretende ser una restitución de ningún régimen del pasado.

http://www.terciosespanoles.es

ИСПАНСКАЯ ТРЕТЬЯ ПОЗИЦИЯ ПРОВОЗГЛАШАЕТ: Осуждаем какое-либо поощрение какого-либо геноцида в истории и выражаем скорбь по всем невинным жертвам, точно так же осуждаем все формы ксенофобии и ненависти к какой-либо расе, потому что любим расу как часть природы и желаем, чтобы сохранялось их различие и существование. Поэтому мы осуждаем любое насилие по признаку принадлежности к расе, религии и т.д.

· Поддерживаем свободное расследование исторических тем, чтобы знать, что произошло на самом деле в каждом отдельно взятом месте и времени, не подразумевая ненависть или оскорбление невинных жертв любого конфликта.

· Стремимся создать изучение исторических, экономических и связанных с этим вопросов на сновании европейской Третьей Позиции, и т.д., но не претендуем на возврат каких-либо прошлых режимов.
Оригинал взят у falangeoriental в Кирилл Серебренитский: России пока никакой нет. Есть малоСовок, оккупационный режим советской номенк

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/blog-post_29.html

Объединиться с Россией сейчас ни одна страна не может при всём желании, потому что России пока никакой нет. Есть малоСовок, оккупационный режим советской номенклатуры, который использует название "Россия", потому, что прежние названия совка - СССР, РСФСР, Совдеп, Всемирная пролетарская коммуна, - уже изгажены и истрёпаны.

Советизм страшен не тем, что страшен, и не тем, что жесток, а тем, что - прежде всего, - глуп. Как любая глупо устроенная система, совок может развиваться только экстенсивно, по принципу чаепития Шляпника и Мартовского Зайца: втягивая в себя всё новые (свежие и незагаженные) территории.

В Евросоюз надо рваться любой ценой - совсем не потому, что там хорошо; да ничего там особо хорошего, если вдуматься (по крайней мере, пока у власти будут всякие соци и комми, то есть евросовки). Туда надо стремиться - чтобы просто оторваться от совка. Этого вполне достаточно, поверьте.

(с) Кирилл Серебренитский, начальник Штаба Восточной Фаланги
Оригинал взят у falangeoriental в Следует смотреть в сторону от либеральных ценностей

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/blog-post_9356.html

Доцент социологии права университета Хельсинки Йохан Бекман в подробностях высказал свое мнение насчет Путина. Довольно лестный отзыв о российском президенте от гражданина холодной Финляндии, надо сказать. Впрочем, Бекман подкрепляет свои слова незыблемыми фактами.

Сдается мне, что Европа уже просто пресытилась идиотским либерализмом и культом неравенства, выросшим из склонности европейских буржуев к фашизму. Типичный европейский житель чувствует, что ЕС превращается в какой-то нелепый цирк роботов, а европейские политики - в банановое желе.

И фигура Путина для многих - это эталон "правильного президента", который так сильно отличается в своих действиях от западных лидеров, что даже самые упоротые иностранные русофобы уже не могут понять, ненавидят ли они Путина или обожают. Да, критика Путина присутствует в Европе, но она уже не так конструктивна, как ранее, и все чаще похожа на одобрение.

Всё больше и больше европейцев признает, что составная политическая система в Европе устарела, ведет к кризису и развалу ЕС, поэтому следует смотреть в сторону России или, скажем, Китая, где налицо видны стабильность и прогресс через отрицание европейских либеральных ценностей.
Оригинал взят у falangeoriental в Михаил Мошкин: Вопрос грядущих революций

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/blog-post_7660.html

Эпоха организованных масс завершена. Вопрос в том, завершена ли история классового общества?

Вопрос в том, что идет на смену эпохе масс - либо эпоха ризоматического множества и попирающей его "пяты олигархии" - глобальной финансовой виртуальной капиталократии, либо эпоха народов и археократических империй.

И это вопрос грядущих революций.

(с) Михаил Мошкин, ЕХФ
Оригинал взят у falangeoriental в Алексей Блюминов: Украина накануне грандиозного шухера

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/11/blog-post_3881.html

УКРАИНА НАКАНУНЕ ГРАНДИОЗНОГО ШУХЕРА. Кровавый разгон Евромайдана сыграл роль того маленького камешка, который спровоцировал сошествие огромной снежной лавины. Фактически речь идет о том, что часть окружения Януковича собирается пожертвовать гарантом ради сохранения "янукизма без Януковича". Как я и прогнозировал, отказавшись подписать СА Виктор Федорович подписал себе политический приговор. Теперь к нему пришел песец и весело машет лапкой.

    И снова я попал в точку в своем моделировании ситуации. Когда я писал о том, что проевропейская группа в окружении Януковича, играющая в унисон с оппозицией, попытается использовать майдан как последний шанс для принуждения Януковича к подписанию ассоциации, конкретные очертания возможных вариантов действий этой группы были еще неясны. Сегодня же в сети появилась информация, позволяющая увидеть, каков же этот план. Как я и говорил, речь идет о переформатировании большинства в Раде и отставке премьера Азарова. Следующим логическим шагом в этой цепи, очевидно, должно стать подтверждение парламентом намерения подписать СА в ближайшее время и закрепление этой позиции в каком-либо официальном документе Рады, типа постановления или специальной Декларации.

    Вот, что мы читаем на сайте вышедшей сегодня из ПР Инны Богословской - спикера группы Левочкина-Фирташа.

    "План действий

    Первое и самое главное – это создать новое большинство в Парламенте и сделать из Украинского Парламента главный политический центр Украины. Все объективные и субъективные предпосылки для этого есть.
    Второе – обратиться от нового большинства к спикеру парламента В.В. Рыбаку с требованием организовать работу высшего законодательного органа страны. Если он не согласен или не в силах – он должен подать в отставку, Народ Украины будет ему благодарен.
    Третье – отправить в отставку правительство Азарова.
    Четвертое – предложить Януковичу вариант, который может уберечь Украину от кровопролития и сохранить Януковича, членов его семьи и ближайшее окружение от возмездия: немедленно обратиться к ЕС О СОЗЫВЕ ВНЕОЧЕРЕДНОГО САММИТА Украина – ЕС для подписания Соглашения об Ассоциации, подписать соглашение и подать в отставку".
    http://www.inna.com.ua/ru/news/2400/

    Некоторые представители проевропейской фракции в ПР идут еще дальше, как например, нардеп Ирина Бережная:
    "в стране должно быть введено чрезвычайное положение и назначены новые выборы".
    https://www.facebook.com/berezhna/posts/10152035365874561

    Завтра оппозиция при медиаподдержке СМИ, принадлежащих группе РУЕ организует массовую акцию в Киеве, на которой, очевидно, произойдет "братание с народом" некоторых видных фигур проевропейцев из ПР. Не исключаю появление на Майдане Богословской с покаянной речью наподобие той, которую она произнесла в эфире у Шустера вечером накануне того дня, когда Янукович отказался подписывать "ширку" с Тимошенко в 2009 году. Тогда, кстати, именно активная позиция этой же политико-финансовой группы сорвала подписание. А ведь политическая история Украины впролне могла пойти по другому.

    На этом пока все. Следим за событиями.
Оригинал взят у falangeoriental в На ранок всі - на Михайлівський майдан!

http://falangeoriental.blogspot.com/2013/12/blog-post.html

На ранок всі - на Михайлівський майдан!

"... за нас
І душі праведних, і сила
Архістратига Михаїла.
Не за горами кари час.
Молітесь, братія!"

(с) Т.Шевченко, "Гайдамаки"

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner