March 9th, 2014

Я Африка

Мои твиты

Collapse )
RESIST

Жители Луганска, Днепропетровска и Крыма протестуют против кремлевской агрессии и оккупации Украины

Оригинал взят у volnodum в Жители Луганска, Днепропетровска и Крыма протестуют против кремлевской агрессии и оккупации Украины
Луганск против оккупации Крыма. Многотысячное народное вече в Луганске.




Многотысячный митинг в Днепропетровске против оккупации Крыма.





А вот так протестуют русские и украинские жители Крыма против российской оккупации. Люди стоят с плакатами на русском языке и флагами Украины. Только на их права почему-то наплевать нашей жирножопой имперастне.





Русские жители Евпатории протестуют против кремлевской интервенции в Крым, говорят в лицо российским военным, что их права никто не ущемляет, и что они не нуждаются в защите.

RESIST

Шимон Бриман: Почему Коломойский стал губернатором Днепропетровска

Оригинал взят у falangeoriental в Шимон Бриман: Почему Коломойский стал губернатором Днепропетровска

http://falangeoriental.blogspot.com/2014/03/blog-post_9.html

Соломон, глава Венского дома семейства Ротшильдов, был символом стабильности и благополучия Австрийской империи. "В октябре 1845 года он отправляется во Франкфурт, на очередной семейный совет. В это время резко падают цены на Венской бирже. Глава правительства князь Меттерних пишет паническое письмо Соломону и требует его немедленного возвращения в Вену. Соломон возвращается. Цены стабилизируются. Физического присутствия Соломона Ротшильда в Вене оказалось достаточным для полной стабилизации обстановки", — пишет историк Фредерик Мортон в своей книге "Ротшильды. История династии могущественных финансистов".

Не хочу нагнетать пафос, но память подбрасывает еще один пример: Сталин, не покинувший Москву в октябре 1941 года. Сам факт его присутствия влиял на уверенность защитников столицы и помогал стабилизации фронта.

Игорь Коломойский мог продолжить наблюдение за украинской революцией из женевского пригорода. Но он согласился 2 марта 2014 года принять на себя неблагодарную роль губернатора Днепропетровской области. Сам факт его согласия – мощный сигнал украинскому и мировому бизнесу о том, что второй из богатейших людей Украины верит в эту страну, в ее экономику, финансовую систему и доверяет новому политическому руководству.

Когда гривна теряет четверть своей стоимости за месяц, когда население штурмует банки и требует вклады, только хладнокровие Коломойского и его личный приход в новую власть могут остановить панику. Его с Геннадием Боголюбовым банк "Приват" — крупнейший частный банк страны с миллионами частных вкладчиков. Народ в растерянности – и в этот момент революционного разброда и шатания Коломойский демонстративно встает под жовто-блакитный флаг.

Когда в начале февраля я брал в Тель-Авиве интервью у Геннадия Корбана, бежавшего из Украины из-за недружественных к режиму Януковича действий, то этот видный днепропетровский бизнесмен трижды произнес на разный лад одну и ту же мысль: попросите "старых олигархов" — и они общими усилиями наведут порядок в стране. В этом интервью Корбан четко противопоставлял "старые деньги" (его собственное выражение) "новым деньгам" свежеокуклившихся магнатов из семьи Януковича. Старые деньги – от реального бизнеса, создания внутри страны тысяч рабочих мест и продвижения украинских товаров на экспорт, новые деньги – от наглого ограбления госказны, распила бюджетных тендеров и выведения "бабла" за рубеж. Ну прямо-таки былинное Добро против сказочного Зла, белое против черного.
Ясное дело, что близкий к Игорю Коломойскому Геннадий Корбан отождествлял своего патрона с силами Добра. И судя по итогам Майдана, Добро таки да победило Зло. Корбан сейчас снова в Днепропетровске — и явно в фаворе при новой власти. Олигарх Игорь Коломойский – не только один из фактических "бенефициариев" ("выгодоприобретателей", как пишет Википедия) Второй Майданной революции. Сегодня он – один из немногих реальных спасителей Украины.

Лозунг ультранационалистов "Бандера прийде – порядок наведе", сегодня, в горьких реалиях преддефолтной, полураспадающейся и атакуемой Путиным Украины звучит иначе: "Коломойский прийде – порядок наведе". Хотя бы в масштабах индустриального Приднепровья, а там, глядишь, и по всей Украине.

Удивительное дело: именно он – склоняемый на всех медиа-углах олигарх, акула бизнеса и меценат еврейской общины, отремонтировавший тоннели вдоль Стены плача и возродивший из руин старинную синагогу "Хурва" в Старом городе Иерусалима, именно он, Игорь Коломойский, сегодня выступает в Украине как государство-образующий и государство-скрепляющий фактор.

Именно поэтому Игорь Коломойский стал "доктором по прочистке мозгов" мэра Харькова Геннадия Кернеса, который после короткого, но явно матерного диалога в Женеве внезапно вылечился от сепаратизма и стал поборником единой Украины. Парадокс истории: днепровско-женевский еврей в марте 2014 года стал гарантом украинской цельности, стабильности и независимости.

Кстати, о гражданстве. В условиях нынешнего обвала и хаоса украинский политикум даже забыл о любимой погремушке своих "охотников за ведьмами" – теме иностранного гражданства у высших чиновников и депутатов. Игорь Коломойский открыто декларировал, что он израильтянин – и это не стало помехой его назначению на пост губернатора. Тут уже не до цвета обложки паспорта – страну спасать надо.

И здесь нет ничего общего с чукотским губернаторством Романа Абрамовича. Одно дело дотировать из своего кармана 50-тысячную Чукотку, и совсем другое – содержать трехмиллионную передовую область. Сможет её спасти – станет настоящим героем Украины, не сможет – тогда ему припомнят всё, включая израильский паспорт и еврейские корни.

Игорь Валерьевич известен как человек с нестандартным мышлением. И его приход в губернаторы явно им просчитан. Очевидно, что Коломойский вправе ожидать преференций от новой власти – если только она устоит. Владимир Путин с российскими банками ему таких преференций не дадут – у них свои аппетиты и они сами захотят всем "володеть". Таким образом, фактор Коломойского – это олигархический национализм в чистом виде, когда крупный бизнес Украины сплачивается для противостояния экспансии извне.

В октябре 2011 года я смог взять большое интервью у Игоря Коломойского в Киеве, на закрытом банкете после съезда Объединенной Еврейской общины Украины, которую возглавляет Коломойский. Мы затронули тогда в разговоре много тем – политика, история, современный Израиль и Барак Обама. Даже поговорили о тексте гимна Украины. Один из моментов этого диалога не вписывался в общую канву, и я тогда не включил его в текст интервью. Публикую этот отрывок сейчас впервые.

Ш.Б.: "Путин идет на третий президентский срок, и эксперты говорят, что его политика в отношении Украины будет еще более активной в плане продвижения крупного российского бизнеса, особенно в Восточной Украине. Чувствуете ли Вы такую угрозу?"

И.К.: "На сегодняшний день мы вообще не видим никакой экспансии и никакой активности российского бизнеса. И я не очень уверен, что у них есть такие мысли и такие желания. Мы этого не ощущаем. Если российские банки кредитуют украинские предприятия, то они обеспечивают эти кредиты залогами и гарантиями. И если наступает дефолт, и предприятия не рассчитываются по кредитам, то банки имеют возможность получить залог и выставить его на продажу. Но покупателем этого бизнеса может стать и русская, и другая иностранная компания. Поэтому утверждения о том, что "Внешторгбанк", или другой русский банк – "Альфа-банк" или "Сбербанк", являются проводниками экспансионистской политики, – это преувеличение".

Сегодня, на фоне битвы за Крым и попыток водрузить триколоры России на административных зданиях Восточной Украины, мне будет очень интересно узнать у Игоря Валерьевича – продолжает ли он быть таким же спокойным в отношении российской бизнес-экспансии в Украине.
RESIST

Николай Карпицкий: Война граждан и люмпенов

Оригинал взят у falangeoriental в Николай Карпицкий: Война граждан и люмпенов

http://falangeoriental.blogspot.com/2014/03/blog-post_8439.html

В Украине развернулась война между гражданами и люмпенами.

Граждане – это те, кто способен поступать свободно и ответственно.

Люмпен – субпасссионарий (в понимании Льва Гумилева). Люди, которые своими талантами или своими силами добиваются своего положения, имеют какие-то цели и идеалы, ради которых способны пожертвовать своим положением, по определению, люмпенами не является. Люмпен – это тот, кто реагирует только на самые близлежащие мотивации и потому не способен прилагать усилия, направленные на что-либо отдаленное во времени. У него не может быть идей или убеждений. В западных условиях люмпены не работают и живут на пособия. Однако в условиях авторитарных и тоталитарных режимов именно из среды люмпенов бюрократия черпает свои кадры, полагая, что у люмпена не хватит ума подсадить начальника. Именно по этой причине украинские олигархи выдвинули люмпена в президенты. Именно поэтому люмпены заполнили все государственные и политические структуры в России. На улице люмпен срывает шапку, потому что не способен задумываться о том, что его могут поймать и посадить, а будучи депутатом или чиновником будет принимать абсурдные законы и воровать, не задумываясь, что тем самым разрушает свою же кормушку. А если такой хулиган, срывающий с людей в туалетах шапки, станет президентом …. то людей будут избивать и убивать на улице, как в Киеве!

При любой социальной дестабилизации люмпены сбиваются и на ту и на другую сторону конфликтующих. Поэтому люмпены в украинском конфликте есть со всех сторон, но конфликт не между люмпенами, а между гражданами и люмпенами. Ведь люмпенам все равно, под флаги какой идеологии вставать. Ленин мобилизовал люмпенов под интернациональную, а Гитлер под националистическую идеологию. Когда люмпены все развалили, то и Союз распался. На развалинах без организованного сопротивления гражданского общества люмпены захватили все ключевые посты в обществе (в образовании, на телевидении, в милиции, в партиях всех политических ориентаций).

Где раньше, а где позже, граждане стали оказывать сопротивление в отдельных постсоветских республиках. На Украине – позже. Но без победы над люмпенами невозможно выйти из советского прошлого. Борьба граждан и люмпенов исторически возникает абсолютно неизбежно, когда приходится выходить из тоталитарного общества. В силу исторической превратности в Украине президентом избрали люмпена-уголовника, который развязал горячую войну против граждан. Если люмпены победят, государство развалится, а народ будет обречен на дальнейшую люмпенизацию, если победят граждане, сформируется новая гражданская нация европейского типа.
RESIST

Николай Карпицкий: Причины, по которым российское гражданское самосознание отстает от украинского

Оригинал взят у falangeoriental в Николай Карпицкий: Причины, по которым российское гражданское самосознание отстает от украинского

http://falangeoriental.blogspot.com/2014/03/blog-post_1177.html

Крымская война – всего лишь эпизод советского реваншизма, который перешел в контрнаступление как на внешнем фронте – на Украину, так и на внутреннем – против россиян. Однако в Украине уже успело сформироваться гражданское самосознание, а России оно только в зачаточном состоянии. И хотя развитие гражданского самосознания шло параллельно у двух братских народов, отставание его развития в России имеет веские причины.

1. Инерция.
Россия в три раза больше, что замедляет многие социальные изменения.

2. Ценностная дезориентация.
В России и в Украине проводились вынужденные непопулярные реформы с ориентацией на интересы олигархических групп. Но в России это делалось под знаменем демократии и либерализма, а в Украине – нет. Это привело к ценностной дезориентации населения в России.

3. Ментальная гомогенность.
Украина состоит из практически равных по влиянию, но разных по ментальности частей страны, что вынуждает разные политические силы договариваться и способствует развитию политической культуры. Большая часть России ментально гомогенна и на ее территории легче установить идеологическую монополию.

4. Имперское сознание.
Значительная часть россиян живет и мифами сакральности власти и Российской империи, считая естественным ее восстановление даже ценой человеческих жизней.

5. Война.
Войны на Кавказе возбуждали в людях самые примитивные инстинкты, страхи, агрессию и ненависть, которые подавляли разум и делали невозможным нормальное развитие гражданского самосознания. Украина развивалась в это время мирно.

Поэтому реваншизм начинает наступление именно с территории России. Но он также враждебен россиянам, как и украинцам. Чтобы победить, нам нужно быть союзниками, ибо реваншисты хотят уничтожать нас поодиночке.
RESIST

Валерий Скурлатов: Индустриальная и постиндустриальная модернизации — разное отношение к прошлому

Оригинал взят у falangeoriental в Валерий Скурлатов: Индустриальная и постиндустриальная модернизации — разное отношение к прошлому

http://falangeoriental.blogspot.com/2014/03/blog-post_771.html

Как социально-психологически объяснить люто-экзистенциальную ненависть к прошлому, свойственную тем или иным социальным общностям? В истории немало самых разнородных проявлений «войны с прошлым», требуется внести в этот кажущийся хаос некоторый порядок, воспользуемся субъектным пониманием времени, изложенным в заметке «Осмысление событий в Украине и выводы для РФ» (6 марта 2014 года). Вот сейчас перечитал первые главы романа Томаса Манна «Волшебная гора» (1924) о воздействии переживания времени на Ганса Касторпа и о предположении автора, «что воздействие эпохи на отдельного человека захватывает даже его физическую организацию» (стр. 50), и заглянул в последние главы трактата Мартина Хайдеггера «Бытие и время» (1926) - «Временность и повседневность», «Временность и историчность», «Временность и внутривременность как источник расхожей концепции времени». И собрался с духом подступиться к этой глубинной проблеме, держа в уме богатейший эмпирический исторический материал, особенно совсем недавний египетский и украинский.

Субъектное Новое Время (Модерн) онтологически отличается от досубъектно-феодального «старого времени», что подробно прослеживается в книге польской исследовательницы Марии Оссовской «Рыцарь и буржуа: исследование по истории морали» (русский перевод 1987), а ранее осмысливалось Гегелем в "Феноменологии духа" (1807) и "Философии духа" (1817). Борьба со «старым режимом», обычно характеризующаяся растаптываением собственного прошлого, наиболее резко проявилась в Англии при Генрихе VIII, когда почти все католические храмы подверглись разрушению и разграблению, и кругом болтались повешенные попы, а также в революционной Франции и в модернизирующейся бисмарковской Германии, в политике «культурной борьбы» (Kulturkampf). Итак, переход от досубъектности «аграрной экономики» к доминированию низовой субъектности (буржуазии) и соответственно к развитию промышленности, то есть к «индустриальной модернизации», сопровождался довольно решительным уничтожением «старых» святынь.
Такое попрание собственной традиционной инерционности было необходимо для переделки-формирования новой рабочей силы, приспособленной для труда и жизни в условиях нового производства. Тогда на первом плане стояла как можно более всеобщая социализация, и кто с ней запаздывал, как полуфеодальная царская Россия или полуфеодальный цинский Китай, - тот отставал. Вот почему на первый план выходил Kulturkampf в той или иной разновидности, от реформистских до революционных, в том числе до экстремистских. Наиболее острые примеры борьбы с прошлым в русле политики как можно скорее и решительнее социализировать население, чтобы включить его в местную «индустриальную модернизацию», - это Советский Союз в 1920-1930-е годы, маоистская «культурная революция» и в какой-то мере полпотовский «культурный геноцид» и кимирсеновское «чучхе».

Итак, «индустриальная модернизация» на Западе и Востоке характеризуется борьбой с собственным прошлым, что диктовалось требованиями как можно более широкой социализации для нужд индустриализации.

А при нынешнем переходе от «индустриальной экономики» к постиндустриальной «экономике услуг» и «экономике знания» и соответственно к форсированной низовой субъектизации наблюдается прямо противоположное — уважение-внимание к собственному прошлому, каким бы кровавым и неприглядныи оно ни было. Например, Коммунистический Китай в ходе своего фантастического модернизационного прорыва сменил негативную по отношению к прошлому установку маоистской «культурной революции» на политику культивирования символов прошлого, и не только древнего и имперского, но и маоистского, и мавзолей Мао Цзэдуна и сам Мао Цзэдун остаются главными святынями китайской супердержавы...

И совсем другое отношение к памятникам прошлого — у нынешних контрсубъектников исламистской реакции ... Например, когда после каирского Майдана (Тахрира) к власти пришли «братья-мусульмане», то они вознамерились взорвать знаменитые египетские пирамиды как «языческие», а афганские исламисты тамошнего «правого сектора» (талибан) расстреляли-обратили в пыль знаменитые древние статуи Будды в Бамиане с таким же остервенением...

Интересно проанализировать онтологически-экзистенциальный исток переживания времени-эпохи у всех этих ненавистников прошлого, порождающий их психологически-мотивационные установки и даже «физическую организацию». Тут — сатанинская бездна. Разве может правоверный судить мертвых, рушить их статуи и вышвыривать из могил? «Предоставь мертвым погребать своих мертвецов, а ты иди, благовествуй Царствие Божие... - призывает Иисус Христос. - Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия» (Евангелие от Луки 9:60, 62). Судить мертвых будет Господь Бог в Судный день, а те, кто судят прошлое ... - тот от «партии Иблиса», а не от «партии Аллаха», тот просто сам сатанист. Правоверный понимает, что нам не дано до Судного дня знать, кто орудие Божье, а кто орудие Сатаны, и потому надо выполнять свой долг по овладению будущим, восходя к субъектности-богоподобию, и не потрошить прах усопших предков.

В романе Томаса Манна «Волшебная гора», в эпопее Марселя Пруста «В поисках утраченного времени» (1913-1927), в ряде других эпохальных произведениях Модерна выявлена феноменология времени у людей разного склада, и в том числе у тех, у кого их время отстает от времени эпохи, и они утрачивают свой «проект будущего» и винят в этом собственное прошлое, чтобы снять свой комплекс неполноценности. Присущая каждому человеку воля-устремленность к субъектности, сталкиваясь с вызовом убегающего вперёд времени эпохи и не способная мобилизоваться на достойный ответ и модернизировать своё настоящее, оборачивается контрсубъектностью-контрмодернизацией, и вскипает энергетикой фрустрации и обрушивается на неспособное сопротивляться прошлое. Контрмодернизационная «война с прошлым» служит заменой (субститутом) модернизационного «порыва вперед» к Богочеловечеству, то есть благовествования Царствия Божьего, которое предстает целью истории и прогресса и ныне проявляется как становление постиндустриально-информационного «общества знания».
RESIST

«Приключения» фамилии великого Кобзаря

Оригинал взят у ruda_pani в «Приключения» фамилии великого Кобзаря
Настоящее имя Кобзаря - Тарас Григорьевич Безродный.

По прямой мужской линии это действительно так.

Основателем рода Тараса Шевченко принято считать его прапрадеда, запорожского козака Ивана Швеца. На самом деле этот пращур поэта - самый отдалённый его предок, которого удалось документально установить, но вот носить эту фамилию у его потомков с точки зрения обычая и закона нет оснований. Дело в том, что у Ивана Швеца не было сыновей - продолжателей его фамилии, а была единственная дочь Ефросинья, которую отец выдал замуж за козака Андрея Безродного, и вот он-то, собственно, и является настоящим основателем рода Кобзаря.

После женитьбы Андрей не забрал молодую жену к себе в дом (которого у него, судя по всему, не было), а сам поселился в доме тестя, "пiшов у прийми". Исследователи обычно пишут, что, "традиционно", муж при этом брал девичью фамилию своей жены. Но, скорее всего, у молодого козака просто были какие-то проблемы с законом, вынудившие его поступить таким образом. Косвенно это подтверждается тем обстоятельством, что после женитьбы Андрей больше в Сечь не возвращался, осел в селе Моринцы (тогда Киевской губернии, сейчас - Черкасской области), где много лет спустя родился его великий правнук Тарас.

Однако на этом "приключения" фамилии Кобзаря не закончились. Дед Тараса, Иван Андреевич Шевченко,  при женитьбе на Горпине (Агриппине) Грушевской присоединил к своей фамилии её девичью (видимо, по той причине, что у неё не было братьев), и, таким образом, их четыре сына (в том числе и отец поэта, Григорий) и две дочери носили фамилию Шевченко-Грушевский, и в ревизских сказках и исповедных росписях своего времени все эти родственники поэта чаще именовались Грушевскими, чем Шевченками. "Отвалилась" вторая фамилия от родового древа быстро, уже дети Григория Ивановича (и Тарас) стали "просто" Шевченками.

В связи с известными недавними событиями в Киеве на улице, названной в честь Михаила Грушевского (1866-1934), председателя Украинской Центральной Рады, у меня возник вопрос - а не является ли великий Кобзарь его родственником? Историки пока не нашли документального подтверждения этого предположения, хотя оно вполне обосновано и имеет полное право на существование. Дело в том, что род украинского государственного деятеля и историка известен с XVIII в. на Чигиринщине, а предки поэта в это же время упоминались как Грушивские на соседней Смелянщине. Фамилия эта в Украине не очень распространённая, так что вероятность родства нашего первого национального поэта и главы нашего первого национального государственного образования очень велика.