January 25th, 2015

СОКІЛ

РУССКАЯ ОРДА

warcraft-3
«Дорогая моя столица, Золотая моя Орда!», — вздыхает средняя общественная страта словами Инны Кабыш. «…Орда (–) это всплеск бессознательного и негация всяких структур, которые имеет иную онтологию, чем это бессознательное. Орда, как и любое явление в консесуальной реальности, не является самодостаточным явлением, и точно так же больна внутренним кризисом отсутствия избыточности, но в отличии от солярных «компенсационных» структур, отсутствие избыточноти здесь заложено в саму структуру, что подразумевает любую форму радикального обновления. Онтология Орды исключает вариант чужеродных элит, которые будут разговаривать на французском, а собственный народ держать в рабстве, или же рассматривать его как «дрова для мировой революции». Ордынцы онтологически едины от самых низов, до самого верха, т.к. обладают единым бессознательным…» [Ампир. Необходимые_замечания: болото_орда_православие //http://iron-throne.ru/wiki/doku.php/].
Русская Орда подчинена одному — рессантиману (злобной зависти[1]) в отношении к Собору, «Земству», ризоме, сети, метафизике, свету, пралайе[2], счастью: «... будем жить современной ордой, нападать, осаждать, сваливаться с вертолётов, беременеть в 13 лет, если пришлось, не переставая стрелять, не бояться рожать, ведь рожают же примитивные и смелые цыгане и их дети здоровы и сильны?! Жить походной жизнью, не бояться умереть и забыть про ВВП. Вот так. Пусть будет «хаос», не стоит его бояться» [Лимонов Э. Русское психо / Эдуард Лимонов. — М.: Ультра. Культура, 2003. — С.149]. А почему не стоит? Да потому, что «счастье человека – в трахании самок и стычках с соседями» [Лимонов Э. Русское психо / Эдуард Лимонов. — М.: Ультра. Культура, 2003. — С.150].
Но откуда эта злобная ненависть? «…Пушкин был и слишком умным человеком, чтобы не учитывать этого очевидного факта, и слишком страстной и живой натурой, чтобы не переживать его на самом себе… Он пишет Осиповой: "поверьте мне, жизнь, хотя и "сладостная привычка", содержит в себе горечь, от которой конец делается противной". "Я атеист счастья; я не верю в него". Плетневу: "черт меня надоумил бредить о счастье, как будто я для него создан". Дельвигу к его женитьбе: "будь счастлив, хотя это чертовски мудрено"… Онегин остается с опустошенной душой, теряет по вине своего душевного холода счастье своей жизни. Сердце "бедной Тани" разбито навсегда, хотя эта трагическая гибель озарена светом добровольного самоотречения … «Равнодушие» природы, контраст между ее жизнью и упованиями человеческого сердца Пушкин особенно остро сознает в пору возрождения природы весною, и потому явление весны ему "грустно"Пушкин сам отметил национально-русский характер трагизма своей поэзии: "от ямщика до первого поэта мы все поем уныло"Прав был все же Гоголь, признавший именно Пушкина образцом истинного русского человека» [Франк С.Л. Светлая печаль // http://www.magister.msk.ru/library/philos/frank/frank005.htm]. «… Но у нас мало песен веселых … — признается Н. Добролюбов. — Большая часть наших народных песен отличается тяжелой грустью … Во всем видно желание чего-то, стремление к какой-то лучшей доле, какой-то порыв души, но порыв неопределенный, странный, часто уничтожающий сам собою… Много в этих песнях чувства; но, как видим, мало разумности, потому что стремления большею частью бессознательны» [Добролюбов Н.А. Собр.соч. в девяти томах. — М.-Л.: ГИХЛ, 1961. — Т.I. — С.402-403]. «... Уже сам ландшафт России, — отмечал В. Янов, — своей монотонностью ознаменовал душу россиянина. Бесконечная серая равнина, бесконечное плесо изменчивых вод, серое, угрюмое северное небо не способствуют внутренней индивидуальности, и песня надволжских рыбаков или бродяг однотонна, бесцветна и грустна, как природа. Пустота простора вливается в пустоту человека»   [Цит. за: Стражный А.С. Украинский менталитет: иллюзии – мифы – реальность. — К.: Изд-во Подолина, 2008. — C.266]. «… Мрачныя нагромождения монастырских келий дали цветок бесстыдного сладострастия: это и есть церковь Василия Блаженного – воплощение национального духа» [Валишевский К. Иван Грозный. – М. : ИКМА, 1989. – С.102]. Многие участники похода Великой Армии на Россию в 1812 г. отмечали, по мере углубления в русские просторы угнетающее воздействие ландшафта: «… Меланхолические березы, тёмные  ели, чрезмерные слабозаселённые пространства, которые как бы уменьшали человека, – навевали печаль и уныние» [Земцов В.Н. Французский солдат в Бородинском сражении: опыт военно-исторической психологии // Человек и война : Война как явление культуры / Под ред. И.В. Наварского, О.Ю. Никоновой. – М. : АИРО-ХХ, 2001. – C.43].
«… Злая сила русских – от ненависти к собственной земле, из вечной тяги выйти наружу. Отсюда русская агрессия в мире, в мир – на волю, на воздух, на мелководье хотя бы каботажного плавания. Русский «империализм» – это просто желание русских убежать от себя, от России. Поднимите мне веки! Но сначала – отряхните от земли, стряхните землю. Отрясите с ног этот прах. «Окно в Европу» – как раз то, что надо: нормальный «родовой канал», но русского Пантагрюэля, залежавшегося в Гаргамелле, в это окошко не выпихнешь: слишком велик. «Хочет подняться выросший в земле великий, великий мертвец» («Страшная месть»)” [Парамонов Б. МЖ. Мужчины и женщины // http://fb2.booksgid.com/content/F0/boris-paramonov-mzh-muzhchiny-i-zhenschiny/23.html].
[Spoiler (click to open)]Зараженный рессантиманом чувствует свою вторичность звестный священник, о.Димитрий Смирнов, выступая на радио «Радонеж», недавно сказал: «Нет такой национальности русский. Русский это прилагательное»), и при этом — кичится ею, всячески выпячивает и подчёркивает: «…Московиты – аристократы и мужики – называли себя «царскими людьми» до XVIII в., а потом стали «русскими». Все европейцы выражают свою народность в существительных (КТО): украинец, поляк, чех, сер, хорват, словак и др. Московиты используют форму прилагательного «русский» (ЧЕЙ). Московит психологически не способен воспринять форму существительного «русин, русак»…» [Andreistp. Бессобственничество и вороватость московита // http://community.livejournal.com/georgian_war/596120.html].
Но, в действительности, эта психологически воспринимаемая «вторичность» не является наперед заданным социальным негативом. Как раз наоборот: «… Великороссия родилась после того, как Киевская Русь кончилась, на протяжении исторического времени её живого существования она так не называлась, а была известна под именем Московского государства, Урус улуса, СССР (РСФСР), но для удобства обозначения мы будем следовать общепринятому «Великая Россия». Это церковное византийское понятие, обозначающее колонию (Великая Земля), принципиально отличающуюся от метрополии (Малая Земля – Малая Русь). Именно поэтому, глупо, например, рассматривать историю Америки как продолжение истории Англии. Или историю Карфагена как продолжение истории Финикии. Есть в Карфагене, США и Великороссии неповторимое качество, открывшее народам этих колоний особую историческую энергию, это качество можно назвать ещё «исторической судьбой». Они превзошли свои метрополии и стали самостоятельными мессианскими знаками на теле бесконечного пути Человечества» [Зарифуллин П. Грёза Степи // http://www.mesoeurasia.org/archives/1426]. Добавим, что в итальянских источниках XVI в., идущих от географической традиции генуэзских колоний Крыма,  Русь разделяется на Верхнюю (Alta), т.е. Московию, и Нижнюю (Bessa), т.е Украину.
Посол короля Франции Людовика IX к хану Золотой Орды Сартаку Вильгельм де Рубрук в 1253-1254 гг., отмечал, что земли Руси лежали к северу от Перекопа. По его наблюдениям Русь везде имела леса и простиралась от Польши и Венгрии в Танаида. Вот как Рубрук описывал народы, населявшие земли на северо-восток от ставки Сартака (ориентировочно северо-восток современной Воронежской области): «… Эта страна за Танаидом очень хорошая и имеет реки и леса. На севере находятся огромные леса, в которых живут два рода людей, именно: Моксель, не имеющие никакого закона, настоящие язычники. Города у них нет, а живут они в маленьких хижинах в лесах. Их государь и большая часть людей были убиты в Германии. Вдоволь у них свиней, меда и воска, драгоценных мехов и соколов. Позади них живут другие, именуемые Мердас, которых Латины называют Мердинис, и они – Сарацины. За ними Етилия».
Известно, что по принципу «принятие/неприятие запаха» подразделяются между собой не только животные, но и человеческие сообщества: «Для одних запах смертоносный на смерть, а для других запах живительный на жизнь. И кто способен к сему?» (2-е Коринф. 2:16).
Русская Орда абсолютизирует запах, познает мир главным образом через него («русский/бесовский/татарский дух», вонь, дым, тлен, смрад, сера, топь, Москва-«Вонючая/Бычья вода»). «… Русский запах даже в изображении писателей-почвенников часто связан с перегаром, потом, портянками, сырым луком, квашеной капустой, солеными грибочками, квасом» [Померанцев И. Глава из книги «Радио «С» // http://cn.com.ua/N224/culture/manuscript/manuscript.html] (ср.:[3]).
К тому же именно с борьбой с этим «ордынским» культом запаха следует объяснять и причину появления в Московии ереси жидовствующихтребования обрезания. Ведь, вероятно, основной утилитарной причиной столь широкого распространения обрезания стала элементарная потребность устранить препуциальный запах. Он особенно мешал на охоте, при диверсионных вылазках, также при оральном сексе, да и в обычной жизни.
Видимо, «запах» маркирует происхождение Орды от сформированной в непроходимых лесах и болотах Залесья крупной банды разбойников, терроризировавшей окрестные поселения праславян-кривичей и угро-финнов, и последующее образование на ее основе общины-войска. «… В Суздальскую землю из Киевского княжества и других славянских княжеств бежали, преимущественно, князья-неудачники, да их приближенные – дружинники, священники и всякая публика, не находившая себе места на обжитой земле. А их подданными становились отнюдь не пришедшие с ними славяне, а местные, жившие в тех местах, финские племена, которых мечом и крестом, плетью и лестью вовлекали в великорусскую нацию. При таком раскладе все станет на свое место: князь и боярин (дружинник), будучи «норманнских кровей», не мог считать равным себе покоренного человека из племени мокша, мурома, меря, весь, мещера, пермь, печора и т.д., хотя тот и принял христианство. Отсюда извечная жестокость и презрение российского барина и аристократа к крестьянину (то есть христианину)» [Белинский В.Б. Страна Моксель, или Открытие Великороссии: роман-исследование. – К.: Видавництво імені Олени Теліги, 2006. – Кн. 1. – С.45-46]. Да и так любимый «русско-советскими патриотами» Карл Маркс утверждал в своей работе «Разоблачение дипломатической истории XVIII века», что: «… В кровавом болоте монгольского рабства, а не в строгом славе норманской эпохи стоит колыбель Московии. Современная Россия это только перевоплощений Московия».
Обратимся к авторитетам:
«… Великороссия ХІІІ-XV вв. со своими лесами, топями и болотами на каждом шагу представляла поселенцу тысячи мелких опасностей… Вот почему деревня в один или два крестьянских двора является господствующей формой расселения в северной России чуть не до конца XVII в.  [Ключевский В.О. Исторические портреты. – М.: Правда, 1990. – С.56-57]; «… Русский человек явился в северо-восточных пустынях бессемеен во всем печальном значении, какое это слово имело у нас в старину. Одинокий, заброшенный в мир варваров, последний, крайний из европейско-христианской семьи, забытый своими и забывший о своих … Печальная, суровая, однообразная природа не могла живительно действовать на дух человека, развивать в нем чувство красоты, стремление к украшению жизни, поднимать его выше ежедневного, будничного однообразия. Приводить в праздничное состояние, столь необходимое для восстановления сил. Малочисленное народонаселение было разбросано на огромных пустынных пространствах, которые беспрестанно увеличивались без соответственного умножения народонаселения»  [Соловьев С.М. Чтения и рассказы по истории России. – М.: правда, 1989. – С.226]; «… Испуганные жители разбежались или в Польшу, или в Литву; множество бояр и князей выехало в северную Россию. Еще прежде народонаселение начало заметно уменьшаться в этой стороне … Народ, как бы понимая сам свою ничтожность, оставлял те места, где разновидная природа начинает становиться изобретательницею; где она раскинула степи прекрасные, вольные, с бесчисленным множеством трав почти гигантского роста, часто неожиданно среди них опрокинула косогор, убранный дикими вишнями, черешнями, или обрушила рытвину всю в цветах и по всем вьющимся лентам рек разбросала очаровательные виды, протянула во всю длину Днепр с ненасытными порогами, с величественными гористыми берегами и неизмеримыми лугами, и всё это согрела умеренным дыханием юга. Он оставлял эти места и столплялся в той части России, где местоположение, однообразно-гладкое и ровное, везде почти болотистое, истыканное печальными елями и соснами, показывало не жизнь живую, исполненную движения, но какое-то прозябение, поражающее душу мыслящего. Как будто бы этим подтвердилось правило, что только народ, сильный жизнью и характером, ищет мощных местоположений или что только смелые и поразительные местоположения образуют смелый, страстный, характерный народ» (Гоголь М.В. Взгляд на составление Малороссии).
Закончим это словами классика русской литературы А. Блока:

***
Полюби эту вечность болот:
Никогда не иссякнет их мощь.
Этот злак, что сгорел, – не умрет.
Этот куст – без истеления – тощ.

Эти ржавые кочки и пни
Знают твой отдыхающий плен.
Неизменно предвечны они, –
Ты пред Вечностью полон измен.

Одинокая участь светла.
Безначальная доля свята.
Эта Вечность Сама снизошла
И навеки замкнла уста.

(3 июня 1905)
[Александр Блок, Андрей Белый: Диалог поэтов о России и революции / Сост., вступ. ст., коммент. М.Ф. Пьяных. – М. : Высш.шк., 1990. – С.55].
Да и вообще, «… Родная стихия русского мира – не лес, а БОЛОТО. Именно болотистый климат финно-угорских земель сформировал русский этнос таким, какой он есть. Не даром северная столица России – город Петербург — построен не где-нибудь, а на самом настоящем болоте.   Русский человек — это болотный человек, порождение невыразимой мерзости осклизлых топей. Липкая болотная слизь — его родной дом, в котором он вырос, окреп и встал на ноги. Не секрет, что главным назначением построенных за годы Советской Власти (а Советская Власть — это власть болотная) запруд и плотин является не выработка электроэнергии, а создание огромных водных поверхностей, необходимых для увлажения воздуха.   По праву рождения в болоте русский человек — кровный брат разнообразным болотным тварям и подколодным гнидам, населяющим топи. Не надо стыдиться своего болотного родства. Мерзкий осклизлый хрыгрыгр и болотный выползень обыкновенный — такие же друзья русским, как традиционные Васи и Пети.  Русский человек — властелин болотной мрази и мерзости, повелитель осклизлых чёрных ям, дымящихся ядовитыми испарениями. Под его предводительством легионы болотных тварей выползут из своих топей в Час Возмездия и пойдут штурмовать цитадели солнечных богов, заполняя всё вокруг едкой слизью и ядовитыми парами.   Чёрные зиггураты, облепленные липкой слизью, гордо высятся над болотным ландшафтом. Один из таких осклизлых зиггуратов расположен прямо в центре Москвы — столицы Евразии. Мумия, лежащая там, являет собой ещё одну иллюстрацию необычных обрядов болотных жителей.     Эта архитектура берёт своё начало в болотных государствах древности, ведущих свою историю с затонувшего болотного континента Лемурия. Евразия — это Лемурия плюс Гиперборея, поэтому лемурийские болотные жители нашли здесь свой приют. Слава родным болотам! Слава русским болотным обезьянам-вампирам! Слава непроизносимой мерзости, что извивается в липких топях!   Важно заметить, что образ южного хтонического болота не противоречит образу северного болота, но дополняет его. Южное болото отличается от северного большим присутствием водной и подводной стихии, связью с морем и океаном. Подводная стихия, наравне с подземной — один из краеугольных камней хтонизма. Непредсказуемость водной пучины олицетворяет собой глубины бессознательного, воплощает чистый Хаос». [Яроврат. Текст-1 (Фролов В. Библия Монолита) // http://zhurnal.lib.ru/editors/y/yarowrath/text-1.shtml].
Или вот как «прозревают» русские компатриоты описываемое А. и Б. Стругацкими в «Трудно быть богом»: «… Ведь совсем не сложно понять, что они подразумевают под вымышленным Арканарским королевством. Разве это не трагедия, когда человек живет в Мире, который в его восприятии совершенно лишен какого либо позитива, в Мире грязном и вонючем, населенном такими же грязными и вонючими существами! Грязь, точно так же как и ненависть, сочится со страниц повести. Стругацкие подчеркивают грязь Мира их окружающего на всем протяжении повести, отсюда эта некрофилическая мания Руматы постоянно мыться. Вот она психология инородца, противопоставляющего свою чистоту, немытости народа, среди которого он живет. Для него этот народ не более чем “нужник”, который необходимо чистить. “Если бог (т.е. “прогрессор”) берется чистить нужник (т.е. чуждый ему народ), – пишут Стругацкие, – пусть не думает, что у него будут чистые пальцы... Он (Румата) ощутил дурноту при мысли о том, что ему предстоит” [Шико. Трудно быть богом или гибель богов? // http://www.nationalism.org/pioneer/strug_prilog.htm].
Ныне историки трактуют миф о происхождении римлян от Ромула и Рема, брошенных в Тибр, чудом спасшихся и вскормленными волчицей, как формирование в лесистых холмах долины реки Тибр такой же разбойничьей ватаги: «… Римляни були купою втікачів, які штучно накопичились у одному місці, але вони позбавили середземноморські народи їхнього власного життя, їхньої батьківщини, їхньої традиції, їхнього минулого, причому так, що їхні нащадки прийняли римлян … як засновників цивілізації на цих землях … Це правда, що римляни, за їхніми ж словами, поклали край людським жертвоприношенням, що практикувалися у Галлії… Але … самі римляни запровадили у Галлії та поза її межами страту тисяч невинних, не заради прославлень богів, а щоб потішити натовп» [Вейль С. Укорінення. Лист до клірика / З фр. – К.: Київ, 1998. – С.40, 169].
Аналогично на восточной окраине Евразии сформировалось мощное этническо-цивилизационное объединение, для которого стал родным «запах степи»: «… смешанное население северной границы Китая и южной окраины Великой степи. Эти люди уже говорили по-китайски, но сохранили стереотипы поведения табгачей. Ни китайцы, ни кочевники не считали их за своих. По сути дела, они были третьей вершиной треугольника, образовавшегося за счёт энергии пассионарного толчка» [Гумилёв Л.Н. Тысячелетие вокруг Каспия, гл. V // http://gumilevica.kulichki.net/MAC/mac05a.htm]. Эти «новые китайцы» («псевдотабгачи») и стали опорой мощной династии Тан, основанной пограничным генералом Ли Юанем, который в своё время создал обновлённую армию степного типа и теперь мог биться с кочевниками и даже побеждать их. В конце концов, старый китайский этнос  был заменен новым, более энергичным и крепким.
Таким же образом на западе Евразии «новые русичи» / «русские» («псевдочудь») стали опорой новой династии северо-восточных окраинных князей, заменив старый русский (кривичско-вятичский) этнос.
Да, смена вмещающего ландшафта, согласно теории этногенеза Л. Н. Гумилева, неизбежно приводит к изменению стереотипа поведения и, как следствие, к возникновению новой этнической системы. Поэтому те из кривичей и вятичей, что могли переселиться в Залесье и смешаться  с местными угро-финнскими племенами, несущими память о былых контактах на юге с «божественными» ариями и рассказывающих о них в своих задымленых и сырых землянках, должны были образовать вначале обособленный субэтнос, а затем отдельный этнос (ассимилировав остатки угро-финнской муромы, мещеры, балтоязычных голяди и буртасов и тюркоязычных иудействующих хазар[4]), со стереотипом поведения, значительно отличающимся от такового у прочих праславян.
В сознании этого переселяющегося с юга (Руси) на северо-восток «разброда» есть то же интересное свойство, которое видим и у кельто-германских (в частности и галльских и англосаксонских) варварских орд, когда часть их тоже куда-то переселялась. Новые земли они воспринимали как повторение или образ старых, как бы приносили с собою на новое место свою старую родину, землю. Так, в Новом Свете возникли Новый Орлеан, Новый Йорк, Новое Джерси и т д... А в Ростово-Суздальской Руси возникают «южные» — Галич, Владимир, два Переяславля, Звенигород, река Трубеж, два Стародуба,  Залесская Украина ...
В конце концов создается новая биологическая общность, поскольку её свойство начинает фиксироваться в материальных структурах генетического аппарата человека и наиболее радикально выражается в понятии «кровь».
«… Россия – это Великий Перегной цивилизаций. Здесь ничто не остается прежним, Хаос все искажает. Все эльфы тут становятся орками. Только вот пока ничего нового не растет из перегноя-то, не прорывается эмергенция через чудовищную инертность. Все какие-то рудименты химерические выживают по дарвинистским понятиям... Москва – Ктулхуград, сосущий токи всея Руси...» [Борозенец М. Re: Наш регламент // http://intertraditionale.kabb.ru/viewtopic.php?f=8&t=3434&start=80#p23671].
В действительности, московская Орочья Орда – именно вторичное образование, бредящее славой древних и «истинно варварских» предшествнников-русов. «Московские орки» («новорусы») пытаются их рабски имитировать, но получается это так, как у первой республики чернокожих (Гаити), с их императорами (разорванными на куски), культом вуду, тонтон-макутами и «армией каннибалов», социальными и расовыми чистками. Примечательно, что президент Гаити Ж.-Б. Аристид был эвакуирован американскими пехотинцами в Центрально-Африканскую республику, также известную своей имитационностью империи Наполеона в болотистых низовьях рек Убанги и Шари.





[1] «… Он … зол, завистлив, развратен, и он всю жизнь провел в таких волнениях. Которые делали его жалким и делали бы смешным, если бы он не был при этом так зол и умен» (Н. Страхов [Цит. за:  Миронов В.Н. Ницше читает Достоевского // Философские науки. — 2008. — № 9. — С.96]).
[2] Pralaya в переводе с санскрита означает «разрушение», в космогонии индуизма — период покоя, соответствует Платоновской  «нетронутой чистоте ума», что есть, якобы, подлинное значение имени Кронос, породившего, как известно, богов-олимпийцев («Кратил», 396b).
[3] «… В станицах [орочьего] Каганата вечно стоит тот самый "орочий угар"— жуткий дух перепоя. Ни одна раса не узнала об алкоголе так поздно, как орки, и не полюбила его так же люто. Пьют в станицах все, что горит, а что не горит - поджигают и тоже пьют... Орки гонют из всего. Говорят, что из эльфов получаются замечательные эли...» [http://www.krinchik.borda.ru/?1-15-0-00000008-000-0-0-1206689318].
[4] «…Хазары не походят на тюрок, они черноволосы, разделяются на два разряда… — белые, красивые и совершенные по внешнему виду» [Истахри; цит. за: Кёстлер А. тринадцатое колено: Крушение империи хазар и её наследие. — СПб.: Евразия, 2001. — С. 20]; византийский хронист Феофан под 679/680 гг. поместил: «… из глубин Берзилии, первой Сарматии, вышел великий народ хазар и стал господствовать на всей земле по ту сторону вплоть до Понтийского моря» (Цит. за: [Рашковский Б.Е. Хазария: проблема выбора конфессиональной ориентации // Восток. – 2010. – №1. – С.25]). Chorsari – так скифы называли персов. Плиний писал: «Scytae ipsi Persas Chorsaros et Caucasum Croucasim…», что означает: «Скифы именуют персов хорсарами, а Кавказ называют Кроказим» (Plin. NH IV, 50). Осетинский/аланский-сарматский: хор  «солнце», сæр  «голова», т.е. «красноголовые», вероятно из-за формы и цвета персидских головных уборов (ср. «каракалпаки»). К.Т. Витчак утверждает, что скифское Croucasim родственно иран. *kraušu- «снег, лед», ср. греч. κρύος «холод» (из *krusos), κρύσταλλος «лед, кристалл». Второй компонент данного сложения (т.е. -kasi-) обычно объясняют как «блестящий». Позже хазарские западные города К-р-ц и Сам-к-р-ц стали древнерусскими Корчевым и Тмутараканью.
дуля, кукіш, фіга

Темиргалиев сдал планы Путина с потрохами, назвав убийство мариупольцев "освобождением" (скрин)

Темиргалиев назвал обстрел Мариуполя «освобождением» города



Предатель татарского народа, кремлевский выкормыш и бывший первый заместитель председателя Совета министров Автономной Республики Крым, ныне полномочный представитель Республики Татарстан в Республике Казахстан Рустам Темиргалиев назвал вчерашний обстрел Мариуполя «освобождением» города.

«Началось освобождение Мариуполя. Украинская армия отступает. До Крыма 280 км», – написал Темиргалиев на своей страничке в Фейсбук.