June 22nd, 2015

Нет ужасов истории для историка, как нет ужасов болезни для целителя

Смотрел по телеканалу «Культура» передачу «Наблюдатель» о вышедшей месяц назад книге «Россия-Германия. Вехи совместной истории в ХХ веке», телеведущая Фёкла Толстая, участвовали историки-профессионалы академик РАН и директор академического Института всеобщей истории Чубарьян Александр Оганович, его заместитель Ищенко Виктор Владимирович и доктор исторических наук Шубин Александр Владленович. Речь шла не только о совместной работе с немецкими, польскими и литовскими историками, но и о принципах составления учебников по истории для школьников. По-моему, разговор получился какой-то детский, поскольку историки-профессионалы пренебрегли заповедью Леопольда фон Ранке, которая аналогична клятве Гиппократа для врачей, - не судить-осуждать и не хвалить или хулить прошлое, а стараться как можно адекватнее понимать его и воспроизводить его таким, каким оно было на самом деле (wie es eigentlich gewesen). Да, они призывали не лгать и не умалчивать ни о чём касательно того, что было, но допускали недопустимые для историка моральные оценки прошлого и то и дело восклицали «ужас-ужас-ужас», когда речь заходила о Русской Революции или о сталинском терроре. Мол, надо публике вообще и школьнику особенно показывать, что было «плохо» в прошлом, дабы он избегал подобного «плохого» в будущем. Но это же полный наив! Что «плохо» с точки зрения того или иного сегодняшнего мнения, отнюдь не обязательно «плохо» было вчера и будет завтра. Мораль же относительна.

В этих моральных оценках запутается не только школьник, но и любой вумник. «Плохо» или «хорошо» поступил Господь Бог, когда уничтожил допотопное человечество, включая детей? «Плохо» или «хорошо» поступил автор Пятикнижия пророк Моисей, когда приказал своим чекистам-левитам рубить всех евреев подряд, включая детей и близких, дабы исцелить оставшихся в живых от потреблядства и возвратить на путь истинный? И такие деятели, как Аттила, Чингис-хан, Генрих 8, Петр Великий, Гитлер, Сталин, Мао Цзэдун, Пол Пот — были ли они просто садистами-плохишами или же «Бичами Божьими», вершившими «добро» чистки человечества от скверны? Что такое революционный террор, геноцид, ГУЛАГ, Катынь, Освенцим, война — досадные огрехи или неизбежность?

Рационально-научный ответ дает Правая Вера, согласно которой люди не звери-хищники и не ангелы-добролюбы и не запрограммированные роботы, а вобрали-воплотили высшее начало мира и призваны избавить это высшее от невыносимости бессмертия и потому прозваны «смертными» в смысле смертоносными и попирающими смертью смерть, чтобы спасти-воспоизвести вечную жизнь. В этом - смысл высшего акта эсхатологического рукотворного Богосаможертвоприношения. И потому земному человеку в цикле истории мира присущи смерть, испражнение, убийство себе подобного носителя высшего начала, и глупо колотиться с лозунгами «Долой смерть! Долой срач! Долой убийство!», а надо, если имеешь совесть-мораль, бороться за создаие систем сдержек-противовесов против неизбежных смерти (здравоохранение), срача (санитария), насилия (правоохранение). Свершившиеся в прошлом неизбежности в виде кладбищ покойников, отхожих мест и жертв насилий надо воспринимать безоценочно как данность и предотвращать в настоящем, всё равно ошибаясь в выборе «добра» и «зла», если сам не правоверный.

Что касается отношения к революции и большевикам, то указанные российские историки-профессионалы, увы, заняли невнятную позицию. Мол, своя правда была как у «красных», так и у «белых». Почти по Гегелю - «всё действительное разумно», да и по Правой Вере с её концепцией Круга Времени (Вечного Возвращения) - в бытии сущего нет ошибок-неправд. Однако в истории бытия происходит отбор правоверных, и в Судный день попадают в Царствие Небесное (в первую фазу космического цикла) победители, а не побеждённые. В Русской Революции победил Владимир Ильич Ленин, а не объявленный «святым» Николай II Романов, и в Великой Войне победил не Гитлер, а Сталин. «Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет мне сыном» (Откровение 21:7).

Относительность морали тоже не надо гипертрофировать. Цель и средства её достижения взаимосвязаны. Частная цель в принципе не оправдывает «хорошесть» средств, а правоверная высшая цель целостна по определению и освящает праведность-нравственность любых средств её достижения, сколько бы претензий ни предъявлялось к ним с точки зрения тех или иных невысших целей, прежде всего контрсубъектных. Перефразируя слова Ленина на на 3-м Всероссийском съезде Российского Коммунистического союза молодежи 2 октября 1920 года (заменив слово «пролетариат» на «низовая субъектность», а «коммунист» на «правоверный») - «Нравственность это то, что служит разрушению старого эксплуататорского общества и объединению всех трудящихся вокруг пролетариата, созидающего новое общество коммунистов... Нравственность служит для того, чтобы человеческому обществу подняться выше, избавиться от эксплуатации труда». Подняться выше — значит возвыситься до Сплота Правоверных, до высшего акта. В такой концептуальной системе координат идёт каждодневный жесткий бой между «добром» возвышения к субъектности и «злом» контрсубъектности, но вся история со всеми её «ужасами» предстает как внеоценочная данность.
Девушка

ЛАНИАКЕЯ: НАШ ГАЛАКТИЧЕСКИЙ РАЙОН

Оригинал взят у zapys в ЛАНИАКЕЯ: НАШ ГАЛАКТИЧЕСКИЙ РАЙОН

http://zapys.blogspot.com/2015/06/blog-post_22.html

История науки — это история попыток заглянуть дальше. Мы проникли взглядом в микро- и наномир, запечатлели происходящее в миллиардах световых лет от нас, на «кончике пера» подвергли анализу процессы, протекающие в областях Вселенной, где искривляется само пространство-время. Но нам мало видеть. Словно ребёнок, познающий мир, мы постоянно пытаемся нащупать закономерности в картине мироздания. И сегодня есть повод отпраздновать очередной большой скачок в этом бесконечном процессе. Удалось нанести на звёздные карты крупнейший из когда-либо изучавшихся человеком объектов: галактический суперкластер Ланиакею.

О том, что материя разбросана по Вселенной неравномерно, было известно уже астрономам XIX века: ещё не различая звёзд в других галактиках, они видели, что загадочные «туманности» там и здесь образуют скопления. Но лишь радикальный пересмотр астрофизических теорий в начале XX века (в т.ч. появление теории Большого взрыва), разработка сравнительно точных методов измерения внегалактических расстояний в середине века и автоматизация наблюдений с помощью вычислительной техники во второй половине XX столетия позволили приступить к действительному анализу пространственной картины.

Галактики и в самом деле оказались собраны в скопления, группы или как их ещё называют, галактические кластеры, объекты в которых связаны воедино и играют в сложную игру благодаря естественному расширению Вселенной и противодействующим ему силам гравитации. Млечный путь — наша галактика, со всеми её тремястами миллиардами звёзд и в том числе Солнцем — входит в группу, называемую Местной. Где и доминирует над полусотней соседок, на пару с M31 — Туманностью Андромеды.

В поперечнике Местная группа достигает 10 млн световых лет, но как бы велика ни казалась эта цифра, это не предел: бок о бок с нами располагаются более крупные кластеры Центавра, Гидры и Девы — причём в последний, насчитывающий порядка 2000 галактик, входим и мы. Нам не повезло с местом в этом гигантском «зрительном зале»: плоскость кластера Девы (более известного под своим английским названием: Virgo Cluster) заслонена от нас центральными областями Млечного пути, поэтому изучать его возможно лишь альтернативными методами (в инфракрасном, рентгеновском, радиодиапазонах). Однако это не мешает двигаться дальше по шкале масштабов.

Десятки миллионов световых лет отделяют один кластер от другого, но силы притяжения действуют и на таких расстояниях. Кластеры тоже взаимодействуют друг с другом, образуя объекты более высокого порядка: суперкластеры или сверхскопления. Вплоть до последних дней считалось, что наша галактика, вся Местная группа, а также добрая сотня других кластеров, входят в состав Суперкластера Девы — структуры в 110 млн световых лет в поперечнике. Теперь границы нашего «межгалактического района» придётся отодвинуть ещё дальше. Группа американских астрономов под руководством Брента Талли, задействовав один из крупнейших радиотелескопов (Green Bank Telescope), нарисовала объект фантастических размеров. Новый суперкластер, названный авторами работы Ланиакея, простёр свои рукава на полмиллиарда световых лет и вобрал в себя не только наш «домашний» кластер Девы, но и кластеры Гидры, Центавра, многие другие, содержащие в общей сложности около ста тысяч галактик.

Словечко «ланиакея» позаимствовано из гавайского языка и означает бесконечные, неохватные или неизмеримые небеса. Не самый правильный термин для объекта, который грандиозен, но всё-таки конечен, однако, согласитесь, красота названия компенсирует его смысловую ущербность. Да ведь и работа фактически началась с попытки конкретизировать весьма размытые до тех пор внешние границы нашего межгалактического района.

Как узнать, где заканчивается суперкластер? Группа Талли оттолкнулась от (обманчиво) простой идеи: суперкластер заканчивается там, где заканчивается действие его притяжения. Но как узнать, захвачена ли галактика X гравитацией суперкластера N или летит сама по себе, следуя только приданному ей Большим взрывом импульсу? Для этого пришлось научиться измерять «чистое» движение галактик: грубо говоря, науке хорошо известно, куда направлено естественное расширение Вселенной, и вычтя его из наблюдаемых скоростей, можно отфильтровать объекты, захваченные гравитацией конкретного суперкластера от тех, которые к нему не принадлежат.

Вот так из хаоса мечущихся близ нас (по астрономическим, конечно, меркам) галактик были выделены те, что подчинены тому же трансгалактическому «течению», что и Млечный путь. В компьютерной визуализации получился красивый ком космической паутины, собранный из двух пучков: точками в нём — галактики, нитями — пути их движения. Это и есть Ланиакея, наш родной галактический суперкластер, в сто раз более объёмный, чем предполагалось ранее. Чтобы лучше понять практический смысл своего труда, авторы предлагают аналогию с городом: до сих мы знали лишь номер дома и улицу, на которой живём, но понятия не имели в каком городе. Впрочем, принимая во внимание неправильную форму, логичней выглядит сравнение с районом. Ланиакея — наш межгалактический район.

Претензий к новой работе много и самая первая связана с по-прежнему весьма размытой внешней границей: увы, удовлетворительно измерить чистое движение галактик пока возможно лишь на сравнительно небольших расстояниях. Не зная точно всех объектов, образующих Ланиакею, мы не знаем и её полной массы, а значит и её будущего. Впрочем, человеку, от астрономии далёкому, может быть и нет смысла заглядывать так далеко — достаточно знать, что Млечный путь, а с ним Солнце и Земля, находятся на ланиакейской периферии, на окончании суперкластерной нити, далеко от гравитационных страстей, кипящих в центральных областях.

В то же время как и всё в Ланиакее, Земля и Солнце, и весь Млечный путь подчинены единому течению. Со скоростями в сотни километров в секунду каждый объект в нашем суперкластере движется по направлению к загадочному району, визуально располагающемуся близ созвездия Центавра и удалённому от нас на 220 млн световых лет. Район этот, именуемый Великим Аттрактором (The Great Attractor), есть центр тяжести Ланиакеи, место сосредоточения фантастической массы (в десятки тысяч раз больше массы Млечного пути), контролирующий всё и вся в нашем районе Вселенной. Мы не видим его по той же причине, по которой нам не видны центральные районы кластера Девы (он заслонён яркими звёздами и газопылевыми облаками ядра Галактики), и суть происходящих там процессов науке пока не ясна. Но учёные сравнивают его с горной долиной, куда, словно ручейки со склонов, сбегаются все галактики и галактические кластера Ланиакеи. Однажды окажемся там и мы.

Впрочем, судить о будущем без учёта всех факторов неразумно. Ланиакея — не единственный суперкластер во Вселенной. Подобных ей миллионы и они тоже взаимодействуют между собой, взаимно искажая траектории. Заметное влияние на нас оказывают суперкластеры Шепли, Персея-Рыб, Волос Вероники — наши ближайшие суперкластерные соседи по Вселенной, отстоящие на 300-650 млн световых лет. И астрономы не исключают, что измерив пространство в тысячу раз большее по объёму, мы обнаружим, что и суперкластеры — лишь часть ещё более крупных структур.
Девушка

Мы получаем удовольствие от новых слов

Оригинал взят у zapys в Мы получаем удовольствие от новых слов

http://zapys.blogspot.com/2015/06/blog-post_19.html

Когда мы понимаем и запоминаем значение нового слова, наш мозг реагирует на это так же, как на денежный выигрыш.

Уча новые слова, мы испытываем удовольствие, утверждают исследователи из Университета имени Отто фон Герике (Германия) и Барселонского университета (Испания). В эксперименте Пабло Рипольеса (Pablo Ripollés) и его коллег участвовали более тридцати взрослых добровольцев, которые должны были понять значение слова из двух наводящих предложений. Например, если одно предложение выглядит как «Вся семья обедает за table», а второе – «Table сделан из дерева», то из контекста мы можем понять, что table означает стол. Одновременно, пока человек пытался понять значение слов, нейробиологи наблюдали за активностью его мозга с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ). После языкового задания добровольцы должны были дважды сыграть в некую игру, в которой выигрыш означал денежное вознаграждение – игровой тест тоже проходил под фМРТ-наблюдением.

В статье в Current Biology авторы пишут, что освоение новых слов стимулировало активность вентрального отдела стриатума, или полосатого тела. Это важный отдел мозга, который, среди прочего, входит в систему подкрепления: импульсы, бегущие через стриатум, имеют непосредственное отношение к мотивации, удовольствию, ожиданию награды, целеполаганию и т. д. И как раз его вентральная часть особенно сильно здесь задействована, именно она срабатывает, когда мы чувствуем удовольствие от еды, секса, денежного выигрыша, именно в ней кроется одна из причин наркотической зависимости. Неудивительно, что её активность повышалась во время игры на деньги. Но удивительно то, что на новые слова стриатум реагировал так же, как на денежный выигрыш.

Кроме того, успех в заучивании новых слов зависел от состояния белого вещества в полосатом теле. Белое вещество играет роль проводов, связывающих разные области мозга; и чем его больше, например, в стриатуме, значит, тем сильнее он интегрирован с другими мозговыми «департаментами», тем активней он обменивается с ними данными. Сам по себе стриатум к языковой функции отношения не имеет, он не расшифровывает значения слов и не запоминает их, для этого есть особые лингвистические центры в коре мозга. Однако он, по-видимому, подкрепляет мотивацию к изучению языка тем, что реагирует на лингвистические усилия чувством удовольствия – приятные эмоции помогают запоминать новый материал.

Полученные результаты могут многое прояснить в вопросах эволюции языка. Когда наши очень далёкие предки только начинали осваивать речь и язык, им никто не мог рассказать, что так они укрепят социальную структуру и с большей вероятностью выживут в меняющемся мире. И вот здесь свою роль могли сыграть древнейшие подкорковые структуры, к которым относится полосатое тело и которые определяют поведенческую мотивацию. Удовольствие от выучивания языковых сигналов могло быть одной из причин, благодаря которым человечество научилось пользоваться речью.

Подробнее см.: http://www.nkj.ru/news/25110/ (Наука и жизнь, Мы получаем удовольствие от новых слов)