June 28th, 2015

Девушка

ИГИЛ и Крым Помню, ещё год назад, один мой приятель и коллега, отчасти

Оригинал взят у topbloger в ИГИЛ и Крым Помню, ещё год назад, один мой приятель и коллега, отчасти

Помню, ещё год назад, один мой приятель и коллега, отчасти стебаясь, рассказывал: «Ты, Тём, не понимаешь гениальности Плана Путина. А он ведь решил пойти по стопам Иосифа Виссарионовича. Напасть по беспределу на соседей, отжать их территории, разосраться со всем цивилизованным миром – да. Но потом – сделаться жертвой агрессора, который являет собой воплощённое абсолютное зло. Такое, что, скрипя зубами, все снова будут вынуждены поддерживать Россию, позабыв о её собственных «шалостях», давать ей полезные ништяки, а она снова купит себе прощение ценою дешёвой крови русского солдата. Тогда это был Райх, теперь – ИГИЛ».

Я говорю «отчасти стебаясь» - поскольку весьма вероятно, что именно так и будет. Вне зависимости от того, замышляли ли подобное великие кремлёвские стратеги. Во всяком случае, таков будет скорейший путь возвращения России из «парий в арии». В смысле, из презренных изгоев и отморозков – в клуб спасителей-миротворцев. И Запад снова окажется нашим союзником. Украина – тоже, как бы это ни казалось невероятным многим украинцам сейчас, когда мы для них «орки Мордора» (не без оснований).

...

Collapse )

Правда, если мимоходом на Землю нападут космические зомби, рыщущие по просторам галактики в поисках гомосапского мозга (понятное дело, эволюция не могла приучить их есть что-либо иное, любой голливудский сценарист вам это объяснит) – тогда нашим союзником будет и ИГИЛ. Такая уж диалектика «меньшего зла».

Но за неимением космических мозгососов – на данный момент ИГИЛ является самым злющим злом из всех, представленных на планетарном рынке (ну и Боку Хаарам, хотя это локальное явление – и при этом духовно близкое).

По правде, самое главное моё недоумение по поводу аннексии Крыма (после вопроса, конечно, о том, нахуй это вообще было делать, нахуй вообще надо было вешать на Россию этот груз) – вызывало то, что Путин, изовравшись в своих отмазках до полного абсурда, начиная от «мы не могли пустить туда НАТО» до «это наше сакральное место, потому что там крестился киевский швед после изнасилования Рогнеды, наш сакральный герой», не использовал самый убедительный и благообразный довод.

Казалось бы, ну решил ты отобрать Крым непременно силой, чтобы всем показать, какой ты плохой мальчик и фулюган (хотя выкупить его у Украины обошлось бы в разы дешевле). Но это ж очень просто было обосновать!

«Почему мы это сделали? Потому что, если бы туда не пришли мы – туда бы пришёл ИГИЛ. Извините, там ещё с девяностых работали вербовочные центры всевозможных фундаменталистских отморозков, которые сейчас все влились в ИГИЛ, и украинское государство очень слабо им мешало. Оно вообще слабое, и вряд ли кто-то будет с этим спорить. А уж сейчас, когда в Киеве произошёл переворот – их силовая система вовсе в полном раздрае. С чем тоже вряд ли кто-то будет спорить. ИГИЛ этим непременно воспользуется и запросто установит свою власть, опираясь на охмурённых адептов из числа крымских татар. Украина может этому помешать? Нет. Тем более – сейчас. Поэтому, пусть формально это и «волюнтаризм», мы берём на себя смелость действовать самостоятельно и на упреждение. Сами же потом спасибо скажете, что не позволили расшириться этой мерзости и обосноваться непосредственно на границах Европы. И не надо нас ругать, дорогие западные партнёры. Вы уж довольно связывали нам руки на Кавказе, где мы боролись с теми же религиозно бесноватыми отморозками – и должны были бы научиться хотя бы не мешать нам гасить этих тварей, если не в состоянии помочь».

Так бы мог сказать здравый лидер, стремящийся рационализировать свои действия и сохранить репутацию «в целом благонамеренного» субъекта.

Главное, тут не надо ничего выдумывать, не надо ничего высасывать из пальца и стряпать какие-то дикие фейки. Что такое радикальный исламский терроризм – все давно знают, включая жителей России. И он по определению выглядит несколько страшнее «немоскальски скачущих» львовских студентиков.

И вербовочные центры террористов в Крыму – реально были (как и в мусульманских регионах РФ, собственно). И все территории, когда-либо населённые мусульманами, ИГИЛ открыто провозглашает «землёй войны», которую нужно «освободить от неверных», взять под свой контроль. Крым – не исключение. Спроси любого главаря ИГИЛа, намерены ли они со временем прийти в Крым – он честно ответит: «Конечно». Эти ребята – они даже не считают нужным юлить и изображать «миролюбие чисто оборонительного джихада» на манер старины Уссамы. Это – уже другой, куда более откровенный градус оголтелости. Они хотят казаться монстрами – а потому вовсе не требуется усилий, чтобы их таковыми изображать.

Российская пропаганда вместо этого предпочла плести байки про кровавых бандеровцев, которые, де, сейчас как приедут на «поезде дружбы», да как порубают два миллиона крымчан топорами, да украдут Севастополь вместе с ЧФ, а в Симферополе американский авианосец поставят, что очень-очень страшно.

Вся эта чушь казалась очень странной, когда существовала вроде бы объективно выигрышная риторическая линия о противодействии ИГИЛу. «Нет, мы не ваши враги, мы не бросаем вам вызов, мы не хотим унизить Запад, не хотим унизить Украину. Просто мы, наученные горьким опытом, вынуждены действовать быстрее и решительнее, чем того требуют протокольные формальности. Перед лицом неиллюзорной угрозы со стороны действительно опасного и общего врага. Или вы не считаете ИГИЛ нашим общим и самым опасным врагом?»

Считают. Более того, и в России подавляющее большинство людей считают главным и самым страшным врагом именно исламских фанатиков.

Принято полагать, что большинство русских впали в параноидальный, зоологический антиамериканизм (антизападничество в широком смысле), и во всех своих бедах винят США.

На самом деле, всё несколько сложнее.

Да, антиамериканский, антизападный пафос – очень силён и в пропаганде, и в быту. Но, смею заверить, по-настоящему ненавидят, боятся и считают Штаты врагом – считанные единицы русских. Некие особо пидарнутые особи, особо упоротые «жертвы аборта девяностых».

Несколько большее число – находят это просто выгодным бизнесом или приятным хобби, «противостояние американскому империализьму».

«Что по жизни делаешь?» - - «Противостою американскому империализьму! Типа, как Кукрыникс, в натуре».

Привычное дело с Холодной войны, откуда родом и наши публицисты (или их учителя). Привычное – и не хлопотное. Особенно, когда они прекрасно понимают, что американскому империализьму на них плевать с Эмпайер Стейт Билдинга. Но они – усердно «гоняют крокодилов». Так их же здесь нету? «Ну вот хорошо гоняю, значит!»

И ещё большее (уже по-настоящему массовое) число компатриотов – в глубине души ощущают противостояние России и Запада как этакое пубертатное самоутверждение.

Это, знаете, как когда в школьный класс заваливается этакий дерзкий новичок, и у него есть рисковая, но продуманная стратегия. Узнать, кто тут, типа, самый крутой, намеренно задирать его, провоцировать, потом, быть может, даже выгрести пиздюлей – но повысить свой статус тем, что «не зассал».

Я это прекрасно знаю, поскольку класса с третьего на вопрос новичков «кто тут у вас самый крутой?» все почему-то показывали на меня (никаких долбанных «альфа-лидеров», всё это бред собачий, но я просто довольно крупный и очень спортивный парень был), и раз за разом это происходило. Подъёбки, наезды, выяснение отношений, расквашенные носы, сдавленная шея, надранные уши – мир, друзья.

Правда, всё-таки есть некие негласные понятия приличий в том, как провоцировать «крутых». Одно дело – его самого подъёбывать, другое, скажем, спиздить сумку у небезразличной ему одноклассницы и ударить её по лицу за то, что отказалась с тобой гулять. С такими отмороками – никакого мира, никакой дружбы.

То, что сделала Россия с Украиной – это именно такой случай, но многие компатриоты этого немножко не понимают. Они считают, что мы «подъебнули Штаты, и это правильно». И всё их нынешнее хорохорство – продолжение этой пубертатной самоутверждалочки. «Ну чо, пиндосы, показали мы вам? Щёлкнули по носу? И чо вы нам сделаете? Обама – чмо!»

При этом, в глубине души – они не имеют мысли о том, чтобы победить Америку или занять её место. На самом деле – им очень важно, чтобы Америка продолжала своё существование в качестве «крутейшего пацана в классе», но похлопала по плечу, признала за своего: «Fuck yeah! You, Russians, are bastards, but real tough ones

Скажу более, очень многие из «зоологических, патентованных антиамериканистов» - на самом деле очень легко смирятся и с наличием оккупационной американской армии у себя дома. Это для меня будет позором и унижением, свидетельством того, что мы не смогли справиться сами, а эти – лишь бросятся вспоминать свой школьный английский, чтобы расписывать «маринкам», какие они друзья.

Я серьёзно говорю – я сканировал их мозги. Неоднократно. Они, в большинстве своём, вовсе не ненавидят и не боятся Америки. Они – просто выделываются, повышая свой статус подъёбками. А некоторые «антиамериканисты» – так прямо пишут что-то вроде: «Если считать Штаты аналогом Рима, то наше поглощение ими по-любому неизбежно, но нужно протянуть, продержаться, покуда там свирепые катоны не сменятся миролюбивыми августами, чтобы войти к ним не на «правах» Карфагена (как посоленная земля), а на правах Египта, который уже не особо обижали» (я найду потом адрес этой статьи, которую писал образованный человек, не вульгарный ватник, но вот хороша постановка цели от «антиамериканизма»).

В общем, всё это «антизападничество» новейшее российское – оно во многом дутое. Пафос ради пафоса. Вот чистый пубертат. Что было мило, я и сам не прочь был подъебнуть амеров на тему, скажем, маразматических экстремумов их политкорректности, – пока дело не обернулось этой гнусностью с Крымом и бессмысленной войной на Донбассе. После чего уже было бы дурновкусием понтоваться своей нахально-боевито-здравомыслой русскостью.

С другой стороны, ИГИЛ – большинство русских действительно ненавидят и боятся (те, кто знает о нём, конечно).

Лишь очень немногие конченые маньяки – искренне могут сочувствовать ИГИЛу. И даже те, кто кричит публично и задорно «А вот классно ИГИЛ утирает нос амерам!» - не очень долго будут думать, когда перед ними поставить вопрос: «Ты просыпаешься и узнаёшь, что твой городок оккупирован. Кого б ты хотел видеть в роли оккупантов? Морскую пехоту США – или бородатых автоматчиков из ИГИЛ?»

То есть, соврать они могут что угодно, но про себя думать будут, что с амерами всяко можно договориться, и вообще они невредные, а вот ИГИЛ… бля, это – холодный пот для всех фанфаронов и пустозвонов, считающих хорошим тоном тявкать на Америку и в поддержку любых её врагов.

Собственно, и между китайцами и американцами они выберут последних. Хотя могли сколько угодно кричать про то, как Китай гнёт Америку, и что это классно. Но китайцы для них – «терра инкогнита». Как киборги. У которых вообще непонятно, чего на уме, но ясно одно: твоя жизнь, любая жизнь – для них не имеет особой ценности, и в любой момент может быть принесена в жертву целесообразности.

А уж ИГИЛ – понятно, это просто полные отморозки, упивающиеся своей отмороженностью. С ними в принципе ни о чём невозможно договариваться. Им это не надо. И, конечно, для любого нашего «антиамериканиста» будет полнейшим кошмаром самое мысль о том, что он может оказаться под властью ИГИЛа. Тут-то он быстро возопит: «Ну и где эти Апачи? Где эти рейнджеры?»

Тем не менее, Кремль в оправдание агрессии против Украины выбрал изрядно протухшую (и более чем пустышную) тему противостояния Западу, хотя мог бы выбрать гораздо более выигрышную тему противостояния ИГИЛу.

Почему?

А потому, что Путин не ставит себе целью выбрать выигрышную стратегию. Он, по ходу, ставит себе целью – отомстить России за то, что вынудила его не уйти в восьмом году, на пике славы и успеха, как он сам хотел, а остаться здесь пастырем и «эгрегором» этого политически пубертатного народа и расхлёбывать те проблемы, которые он, в общем-то, и создал, сконцентрировав слишком большую власть над экономическими активами в руках государства. Но это было то, чего хотел от него народ. И с чем никакой государственный администратор не может справиться – с угасанием экономики, где слишком большая, критически большая доля зависит от государства.

Не в состоянии решить эти проблемы – он решил создать новые, на фоне которых поблёкнут прежние. И создал их.

Теперь мы, извольте видеть, противостоим Западу. Что, конечно, совершенно несерьёзно. Не потому, что Запад нас размажет в два щелчка, если дойдёт до военного противостояния (хотя это правда), а потому, что никто (почти никто) в России по-настоящему не верит в такое военное противостояние.

Ну что ж, очень мило со стороны Путина, что он не стал трогать действительно выигрышную для России тему её полезности в противостоянии ИГИЛу (который, де факто, уже объявил войну и нам, заявив свои притязания на Кавказ и вообще «мусульманские» наши территории).

На этой теме – реально можно восстановить репутацию России в мире. Нам придётся отдуваться в войне против мусульманских фанатиков, как той армии мёртвых в ВК. Желательно, конечно, сделать это так, чтобы нести потери несколько меньших, чем сталинские, масштабов, но ИГИЛ надо прибить по-любому, и Россия, уже имеющая опыт противостояния этим беспредельщикам, может оказаться полезна Цивилизации и искупить свои грехи (тупоумные грехи, конечно, во всём, что касается войны с Украиной).

Украина в этом тоже будет участвовать, бок о бок с Россией и со Штатами, подобно тому, как сейчас в зоне АТО порой бок о бок сражаются бывшие майдановцы и бывшие беркуты, мочившие друг друга в феврале прошлого года. Против какого-нибудь Моторолы, который, однако, тоже будет бок о бок с ними, когда пойдёт речь о совместном укапывании ИГИЛа.

Такая диалектика.

Но, повторю, очень мило со стороны Путина, что тему совместного и общепримирительного ушатывания ИГИЛа – он не стал поднимать сам, а оставил тем, кто придёт ему на смену в России.



источник - artyom_ferrier
[2 ссылок 187 комментариев 4900 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями