January 22nd, 2016

Основное противоречие социализма (посткапитализма)

Все-таки я не до конца доверял тому описанию кризиса социализма, что сделал в Национальной идее. Уж слишком непривычный взгляд на события, для человека, родившегося и выросшего в СССР. И хотя я привык доверять теоретическим выводам, даже если они противоречат обыденному сознанию (в физике это ничем не примечательная обычная ситуация), эта непривычность взгляда на происходящее составляла некоторую по крайней мере внутреннюю проблему. Но вот вчера мне пришло в голову — как можно сформулировать основное противоречие социализма. Причем формулировка имеет прямые аналогии с основным противоречием капитализма, просто перенесенным на новый формационный уровень. То есть описание основного кризиса социализма, данное в Национальной идее, становится более логичным.

Итак, начнем с капитализма. Основное противоречие капитализма это противоречие между общественным характером производства и частным характером потребления (присвоения). Производство уже стало общественным, развитая специализация отдельных операций, превращает фабрику в единый организм, который невозможно разделить. Отдельный цех не может существовать без остальной фабрики — он не выпустит конечной продукции. А вот прибыль присваивается капиталистом — всем остальным участникам производственного процесса выплачивается заработная плата, равная стоимости воспроизводства рабочей силы. То есть капиталист вкладывает капитал (авансирует производство) и получает на него прибыль. А рабочий авансирует капиталиста (нанимается на работу), но получает только зарплату — прибыль забирает капиталист. Это приводит к частному характеру потребления как капиталиста, так и рабочего. Что, в свою очередь, сжимает платежеспособный спрос и при возникающей (случайно, но неизбежно) остановке денежного оборота приводит к кризису «перепроизводства», то есть к кризису неплатежей, поскольку имеющийся спрос на произведенные товары становится неоплаченным.

Выход из этой проблемы лежит в обобществлении производства, то есть либо (в СССР) создании Госплана, либо (на Западе) создании капиталистических кооперативов (синдикаты, картели, тресты — смотрите Маркс — это феноменально!), а на их основе, после введения Рузвельтом антимонопольного законодательства, создания системы пособий по безработице. Таким образом, потребление народных масс хотя бы частично начинает финансироваться из общественных фондов потребления, что снимает основное противоречие капитализма. Классовый характер элитарного класса также меняется — место капиталистов занимают менеджеры. Переход к новой общественной стадии (посткапитализму) завершается.

Однако новая общественная стадия довольно скоро приходит к своему противоречию. Для расширенного воспроизводства необходимо расширение рынков. На первом этапе развития новой формации расширение рынка создает повышение уровня жизни широких народных масс. Увеличивающийся платежеспособный спрос создает надежную основу для развития промышленности. Однако к рубежу 80-х годов прошлого века этот ресурс расширения рынка исчерпан — в Европе создано общество двух третей, основные потребности народа удовлетворены, и дальнейшее повышение зарплат ведет не к расширению производства, а к усиленной инфляции — появляется возможность вздувать цены на товары потребления. С этим начинают бороться методами монетаризма и рейганомики. Однако такие меры, если и ведут к сдерживанию инфляции, то уж точно не ведут к расширению рынка. Усиливается борьба за передел рынков сбыта, приводящая к переделу государственных границ — уничтожается СССР, уничтожается Югославия, страны Варшавского договора рвутся в НАТО и ЕС, уничтожая собственную промышленность, становясь, тем самым, рынками для промышленности европейской. Все пока описанное не является новым — нечто подобное происходило задолго до ХХ века.

Но вот появляется новое явление, вызванное к жизни тем, что посткапитализм основывается на постиндустриальном производстве информации. А это телевидение и интернет, вернее, давно известная реклама, но приобретшая в век телевидения новые масштабы. В виртуальном информационном пространстве начинаются войны между товарами — за рынки сбыта. Подчеркнем — это совершенно объективное явление, т. е. явление, не зависящее от сознания человека. Агрессивная рекламная кампания начинается не потому, что какой-либо человек (группа людей) считают необходимым такую кампанию начать. Владельцы какой-либо корпорации (совет директоров) должны продвигать свою продукцию на рынок. Они не могут уклониться от рекламной войны — альтернативой является разорение. А потому агрессивная рекламная война начинается независимо от их желания, можно сказать, независимо от их сознания. Автоматические процессы самоорганизации производственного процесса (опосредованные через сознание участвующих в процессе людей, например, специалистов по продвижению товаров на рынок) очень скоро начинают влиять на стиль жизни широких народных масс, создавая у масс новые, ранее неизвестные потребности — если имеющиеся потребности полностью удовлетворены, то для продвижения товара нужны либо новые люди (новые рынки сбыта), либо новые потребности. Создавать эти новые потребности и начинает реклама.

Но рост населения создает не столько новые рынки сбыта, сколько новые проблемы, а потому все большую роль начинает играть процесс создания новых потребностей. Неестественные потребности довольно часто являются вредными (например, ведут к болезненному ожирению), а потому для их продвижения надо обходить сознательный контроль потребителя, в идеале вообще отключить его сознание. Процесс довольно скоро выходит из под сознательного контроля людей, развиваясь в автоматическом режиме. Что ставит вопрос о самом существовании Человека Разумного.

И вот тут мы приходим к основному противоречию социализма (посткапитализма). Процесс производства становится более общественным, чем при капитализме. Производство является общественным не только потому, что имеется техническое разделение труда, то есть отдельный цех не может существовать без фабрики в целом. Производство является общественным еще и потому, что отдельные разрозненные фабрики объединены в производственные кооперативы, то есть синдикаты, картели, тресты. И потребление также уже стало общественным — выплачиваются большие пособия по безработице или болезни (инвалидности), поддерживается значительный непроизводственный сектор. Все это снимает основное противоречие капитализма между общественным характером производства и частным характером потребления. Но вместо этого возникает новое противоречие.

На стадии капитализма противоречие возникает в процессе производства товаров — капиталист производит товары не для людей, а для продажи. При этом сам же сдерживает зарплату рабочим (основному населению страны), чем лишает себя возможности продать все произведенные товары. Процесс производства товаров выходит из-под контроля людей, становится чисто стихийным — капиталистическая анархия производства.

На стадии социализма (посткапитализма) процесс производства уже не порождает кризиса перепроизводства — постоянное повышение покупательной способности широких народных масс создает значительные резервы для роста рынка. Но резко обостряется борьба за эти резервы роста между различными товарами. Капитализм возник в ситуации, когда естественные потребности широких народных масс не были удовлетворены в полной мере. Сейчас эти потребности удовлетворены (в развитых странах) — началась борьба за неестественные потребности.

Как при капитализме целю производства товаров являлось получение прибыли, а не удовлетворение потребностей людей, так и при социализме (посткапитализме) продвижение товаров на рынок преследует получение прибыли. Насколько это полезно или вредно для конечного потребителя — не играет особой роли. Процесс продвижения товаров на рынок вышел из-под сознательного контроля людей, стал стихийным (хотя и опосредованным в сознании маркетологов).

Таким образом, основное противоречие социализма (посткапитализма) это противоречие между общественным характером производства и частным характером управления производством (частным характером целеполагания производства).

дуля, кукіш, фіга

Порошенко отказался общаться с раша-СМИ в Давосе

Порошенко отказался общаться с представителями российских СМИ в Давосе.

цинічний бандера

Президент Петро Порошенко отказался давать комментарии российским журналистам во время экономического форума в Давосе.
Collapse )