March 6th, 2016

Девушка

Дилан - Атлант


Дилан - Атлант

Интересна зафиксированная валлийскими кельтами легенда о гибели древнего божества морских глубин и знатока путей.

Мужем богини-родоначальницы кельтов Дану (Дон) был  светлый король Бели Маур-«Великий» (римлянами он упоминается как Беленус и отождествлялся с Аполлоном). С ним связан один из главных календарных праздников кельтов – Белтейн или Белтан, «прекрасный огонь», отмечаемый в ночь с 30 апреля на 1 мая и знаменующий наступление «светлого времени», когда в мир после зимней «смерти» возвращается плодородие. В свете огней Бельтейна и происходит обряд «священного брака» – Майского Короля и Майской Королевы.

От первого этого «майского брака» Дану и Бали рождаются их дети – могущественный маг Гвидион (Gwydion; Млечный Путь называли в Уэльсе Caer Gwydion «Крепость Гвидиона»)  и его брат-близнец, могучий воин Аметон, и их сестра  Арианрод-«Серебрянное колесо» (Arrianrhod; в других источниках она – Моргавс/Моргана, где др.-вадлл. m;r «море» + cant «круг»; фея Арганта; Аннис или Анна).

Затем от такого же «майского брака» Гвидиона с сестрой Арианрод двое сыновей-близнецов – Дилан Айл Дон (Dylan ail Don, Dylan Eil Ton,  Dylan O’Taine, Dylan ElTon, Dylan Aldon, Dylan Ui Dan) и Ллеу Ллау Гифеса («светловолосый с умелой рукой»). В другом варианте, приведенном Р. Грейвсом, детей-близнецов Арианрод именуют  Гвин («Белый») и Гвингвингвин («Трижды белый») [Грейвс Р. Белая богиня: историческая грамматика поэтической мифологии / Пер. с англ. – Екатеринбург: У-Фактория, 2005. – С. 413].

Они считаются своего рода олицетворением парных сил, сил света и тьмы. Море у кельтов неизменно ассоциировалось с тьмой, мраком, смертью, и, как только теневой близнец появился на свет и обрел имя Дилан, он тотчас нырнул вниз головой в свою родную стихию – море. «И как только он оказался в море, — сказано в «Мабиноги Мэта фаб Мэтонви», – он тотчас принял свой истинный образ и начал плавать как самые быстрые рыбы в морской пучине». Именно по этой причине он получил прозвище Айлмор – «сын волны». В конце концов, он был убит ударом копья своим собственным дядей, богом-кузнецом Гофанноном (Гоибниу), и, по словам знаменитого барда Талесина, его гибель оплакивали волны Британии, Ирландии, Шотландии и острова Мэн. Его смерть окружена множеством поэтичных легенд. Волны, обрушившиеся на берег, стали зримым воплощением их жажды отомстить за своего сына. Грохот морского прибоя в устье реки Конвэй местные жители до сих пор именуют «Сетованием о смерти Дилана». А в названии небольшого мыса на Кернарфонской стороне пролива Менай Стрэйтс, именуемого Пвинт Мэн Тилен, или Пвинт Мэн Дилан, увековечено его имя.

По мнению А. Сапковского, валлийский Дилан тождественен бритскому персонажу «Артуровского цикла», известному как Мордред в сказаниях о короле Артуре. Мордред (Медраут, Медрауд, Модред, Морбрет, Морвред, Морбет, Морбад, Мерауд), сын короля и его родной или сводной сестры феи Морганы (Мергавсы), учинил дворцовый переворот и захватил власть с помощью призванных саксов, попутно добравшись и до королевы. Однако Артур сумел собрать войско своих сторонников и сошелся с узурпатором под Камланном. Увы, оба – и Артур, и Мордред – распрощались в той битве с жизнью, а в стране воцарился хаос и мрак: «… «Медраут» – это не кто иной, как Дилан, злой брат доброго Ллеу, который наконец погибает от руки дяди, кузнеца Кованнана… В «Туманах Авалона» миссис Брэдли черным по белому сказано: Гвидон – настоящее имя и Артура, и его сына, а Мордред – саксонское прозвище, означающее «Злая Ворожба»… Медраут по-валлийски означает «Тот, Который Ударяет» или «Тот, Который Смело Решает». Как мы уже знаем, в классической легенде Мордред был внебрачным сыном Артура, к тому же еще и зачатым с единоутробной сестрой.

 Поэтому, в соответствии с церковными переработками, получалось, что король совершил вдвойне страшный грех и тем самым навлек на страну ужасающее несчастье. Это кровосмешение и внебрачные «левые», как бы мы теперь сказали, связи взялись, разумеется, из первоначальной валлийской версии, но там они скорее всего никого не волновали. Ведь валлийский Прометей Гвидон породил Солнечного Ллеу, самого прекрасного и наиболее почитаемого бога бриттского пантеона, тоже не с кем-то, а с родной сестрой Арианрод. А ребенком незаконной связи, внебрачным сыном Гвиар, сестры короля Артура, стал Гвалхмеи, валлийский Гавейн, любимый герой рыцарских саг. В классической легенде (и в фэнтези) Мордред единственный потомок Артура – связь с Гвиневерой детей не принесла. В валлийских же легендах у Артура насчитывается четверо сыновей, носящих имена Ллахеу, Амр, Кидван и Архфедд. Все ли они были детьми законными, не знаем, но ко всем применен патроним «ап Артур». У Мэлори сцена смерти Мордреда под Камланном воистину жуткая. Артур в бою с сыном пронзает его копьем, да так, что из спины Мордреда торчит добрая сажень древка.

 «Но, почувствовав смертельную рану, – пишет Мэлори, – из последних сил рванулся сэр Мордред вперед, так что по самое кольцо рукояти вошло в его тело копье короля Артура», а потом, держа «меч обеими руками, ударил он отца своего, короля Артура, сбоку по голове, и рассек меч преграду шлема и черепную кость» [Сапковский А. Мир короля Артура]. Но скорее всего, имя Мордред этимологизируется несколько иначе, чем в вышеприведенной версии, от древне-валл. m;r «море», как и его матери феи Морганы (Моргавсы; др.-вадлл. m;r «море» + cant «круг»). Моргана, когда король Артур умирает на побоище под Камланном, держит его голову на подоле и шепчет брату нежные слова. Она же попадает и в число четырех королев, сопровождающих короля в последний путь на Авалон. Само же рождение Мордреда связано с морем: король Артур, зная по предсказанию Мерлина, что погибнет от руки ребенка, родившегося в день праздника Бельтайн (т.е. «священного брака Майского Короля и Майской Королевы», которыми были и сам Артур, и сама его сестра Моргана), приказал под страхом смертной казни выдать ему всех родившихся в тот день младенцев, велел погрузить их на корабль и пустить на волю волн. Множество невинных детишек погибли, но чудом уцелел оказавшийся среди них Мордред, и предсказание Мерлина сбылось.

Рассматривая образы Дилана и его брата Ллеу (Хлев Хлау), Р. Грейвс считает, что связанные с ними предания имеют отношения к одному персонажу, который в каждий из трех сезонов, составлявших год по кельтскому календарю, имел разные имена, и что Дилан («Рыба») – это «новогоднее имя», Ллеу – это «весеннее и летнее имя», а раненый Нант-«Орел» на столпе – это имя «в середине зимы» [Грейвс Р. Белая богиня: историческая грамматика поэтической мифологии / Пер. с англ. – Екатеринбург: У-Фактория, 2005. – С. 407]. Собственно, «… когда Хлев, который начинал год как Дилан, достигал обжитой козами Брин Кавергир, поворотной точки лета, его убивал его соперник «Виктор, сын Зноя», и он, исчезнув с глаз, становился Гвином, предводителем осенней Дикой Охоты. Подобно Белой Богине, которая была попеременно то Арианрод с серебряным колесом, то Блодайвет с белыми цветами, то Керридвен – белой свиньей, он тоже был трижды белым: то Диланом – серебряной рыбой, то Хлевом – белым оленем, то Гвином – белым всадником на белом коне в сопровождении белых псов с красными ушами» [Грейвс Р. Белая богиня: историческая грамматика поэтической мифологии / Пер. с англ. – Екатеринбург: У-Фактория, 2005. – С. 413-414].

Но эта догадка об одном персонаже, изменяющемся как греческий Протей, весьма интересна, так как валлийская традиция знает такого же конкретного персонажа-«трансформера», который может и быть в разные сезоны года то Диланом, то Ллеу, то Гвином. Это – Марх ал Мейрхион [Грейвс Р. Белая богиня: историческая грамматика поэтической мифологии / Пер. с англ. – Екатеринбург: У-Фактория, 2005. – С. 406], владыка подземного мира, чьих свиней попытался было похитить Артур, но его попытка закончилась неудачей. В легендах «Артуровского цикла» он выступает в качестве короля Марка Корнуэлльского с «лошадиными ушами». Будучи известный по легенде о Тристане, он прославлен как владелец множества кораблей, почему позже и ассоциируется с мореплавателями-викингами.

По нашему мнению, кельтское имя Дилан было передано в греческом произношении как Атлант (-d-l-n // -t-l-n-).

Саму этимологию имени «Дилан» некоторые исследователи связывают его с элементом dylanw, который присутствует в валлийских словах в dylanwad «влияние», dylanwadol «влиятельные» и dylanwadu «влиятельность». Этот элемент dylanw появляется себя как соединение распространенного в валлийском языке префикса Dy- (< пракельт. di- «прочь») с существительным llanw «приливное течение» (< пракельт.*flanwo- /*flanu- «наводнение, заполнение»).

http://www.proza.ru/2016/03/06/216