May 8th, 2016

Я Африка

Миры Земли Ивана Ефремова в диалектике развития

Олег Гуцуляк: Миры Земли Ивана Ефремова в диалектике развития

Май 08, 2016 By: admin Category: антисистемы, антропология, Археофутуризм, Дискуссии, Индуизм,Коммунизм, Космос, Культура, Литература, Общество, Олег Гуцуляк, Педагогика, Политика, Революция,Религия, Социализм, социум, Фэнтези Edit

9552114Мир Земли в «Туманности Андромеды» и «Часе Быка» Ивана Ефремова — это не один и тот же мир!

Торманс застрял в «Часе Быка», которым также пошла Земля героев «Туманности Андромеда» и «Сердца Змеи», хотя в эпоху последних («Эру Великого Кольца») , и удавалось жестко его контролировать… Но даже такой «контроль» в последующей «Эре Встретившихся Рук» (собственно героев романа «Час Быка») был расценен землянами как недопустимый.

Видимо, что осознать это человечество смогло, только узнав, что стало идеальным воплощением наивеличайшего греха – гордыни: «… В героях Ефремова столько гордости, что ее пора мерять килограммами или километрами – и воля гордая, и профиль гордый, и поступки все сплошь гордые… Ну вообще-то оно понятно – у тех, кто все время борется и покоряет, других чувств особенно не развивается. А те, которые развиваются, – с теми подлежит бороться» [Адамс, Ирина. «Туманность Андромеды» как мир агнийоговского будущего: попытка субъективного анализа текста // http://adamsnotes.net/?p=4203].

Не последне место в этом прозрении сыграло и осознание того, что человечество, руководствуясь благими намерениями, почти выхолостило себя от души как таковой. Да, ранее безраздельно торжествовала энтропия на протяжении многомиллионной эволюции живого мира («… Неизбежно росло развитие мозга и чувств, все сильнее становился страх смерти, забота о потомстве, все ощутительнее страдания пожираемых травоядных, в темном мироощущении которых огромные хищники должны были представлять подобие демонов и дьяволов, созданных впоследствии воображением человека. И царственная мощь, великолепные зубы и когти, восхищавшие своей первобытной красотой, имели лишь одно назначение – рвать, терзать живую плоть, дробить кости. И никто и ничто не могло помочь, нельзя было покинуть тот замкнутый круг инфернальности, болото, степь или лес, в котором животное появилось на свет в слепом инстинкте размножения и сохранения вида…» (И. Ефремов, «Туманность Андромеды»)) и теперь человечеству с этим нужно было что-то делать.

В своём последнем интервью, опубликованном в румынском журнале «Скынтея», Иван Ефремов рассказал о намерении написать роман «Чаша отравы»: «… Я хочу сказать о том,что надо предпринять для очищения ноосферы Земли, отравленной невежеством, ненавистью, страхом, недоверием, показать, что надо сделать для того, чтобы уничтожить все фантомы, насилующие природу человека, ломающие его разум и волю».

Но вместо «пути Ефремова» в мире «Туманности Андромеды» был избран «путь Гирина» («Лезвие бритвы») – очистить психику (шире – ноосферу) от всех следов торжества энтропии: «… очистить «психическое» из-под множества «напластований» традиций и обычаев, и уже на основании научного его понимания выстраивать новые, потребные для современной ситуации, психологические механизмы» [Anlazz. Лезвие бритвы как оружие будущих битв. Часть вторая // http://anlazz.livejournal.com/105825.html]. И это«очищение» осуществляется почти с сайентологическим рвением: «… Эвда Наль вызвала в памяти всё, что знала об основах долголетия – очистке организма от энтропии. Рыбьи, ящеричные предки человека оставили в его организме наслоения противоречивых физиологических устройств, и каждое из них обладало своими особенностями образования энтропических остатков жизнедеятельности. Изученные за тысячелетия, эти древние структуры – когда-то очаги старения и болезней – стали поддаваться энергетической очистке — химическому и лучевому промыванию и волновой встряске стареющего организма» (И. Ефремов, «Туманность Андромеды»). А в романе «Лезвие бритвы» показаны таинственные древние артефакты – загадочные камни, изменяющие человеческое сознание. И они могут стать величайшим прорывом в деле понимания человеческой психики…

И да, казалось бы, подобная практика создания «нового чистого человека» более чем оправдана: «… Что совершенная форма научного построения общества – это не просто количественное накопление производительных сил, а качественная ступень – это ведь так просто, – ответил Дар Ветер. – И ещё понимание диалектической взаимозависимости, что новые общественные отношения без новых людей совершенно так же немыслимы, как новые люди без этой новой экономики. Тогда – понимание привело к тому, что главной задачей общества стало воспитание, физическое и духовное развитие человека. Когда это наконец пришло? – В ЭРМ, в конце века Расщепления, вскоре после ВВР – Второй Великой Революции…» (И. Ефремов, «Туманность Андромеды»). И снова Россия была «впереди планеты всей»: «– Кто же был первым на этом пути? Неужели опять Россия? – заинтересовалась Эвиза. – Опять Россия – первая страна социализма. Именно она пошла великим путем по лезвию бритвы между гангстеризующимся капитализмом, лжесоциализмом и всеми их разновидностями. Русские решили, что лучше быть беднее, но подготовить общество с большей заботой о людях и с большей справедливостью, искоренить условия и самое понятие капиталистического успеха, искоренить всяческих владык, больших и малых, в политике, науке, искусстве. Вот ключ, который привел наших предков к Эре Мирового Воссоединения…» (И. Ефремов, «Час Быка»).

Но, как оказалось, не прорвавшись через «парадные ворота», энтропия нашла вход в человечество с «черного хода», безжалостно отравив человечество «стрелой Ахримана». И роман «Туманность Андромеды» представляет человеческое общество, уже проведшее полностью «очистку» как ноосферы, так и самих людских душ: «… Все предрассудки, стереотипы и присущий человеку консерватизм мышления властвуют над высшим человеком в государстве. Мысли, думы, мечты, идеи, образы накапливаются в человечестве и незримо присутствуют с нами, воздействуя тысячелетия на ряд поколений. Наряду со светлыми образами учителей, творцов красоты, рыцарей короля Артура или русских богатырей были созданы темной фантазией демоны-убийцы, сатанинские женщины и садисты. Существуя в виде закрепившихся клише, мысленных форм в ноосфере, они могли создавать не только галлюцинации, но порождать и реальные результаты, воздействуя через психику на поведение людей. Очистка ноосферы от лжи, садизма, маниакально-злобных идей стоила огромных трудов человечеству Земли» (И. Ефремов, «Туманность Андромеды»).

Но, обнаружилось, что в этом «чистом мире», «…страшно оказаться – во всяком случае мне с моими чертами характера и склонностями. Этот мир при всем его кажущемся удобстве и комфорте для жизни ужасает своей выхолощенностью и отсутствием мягких граней. Страшно оказаться между людей, не способных на милые глупости или порыв, страшно оказаться среди торжества разума, подчинившего себе все чувства и эмоции (не даром в этом мире могут избавить от любви и других сильных чувств и это описывается как достижение), страшно оказаться в мире, где все знают, как правильно жить, работать, любить, рожать и творить, а если ты не хочешь этого знать, то подлежишь изгнанию (интересно, каково изгнание в этом мире?)» [Адамс, Ирина. «Туманность Андромеды» как мир агнийоговского будущего: попытка субъективного анализа текста // http://adamsnotes.net/?p=4203].

Наверно, следует искать причину в «диалектической модели развития цивилизации»: Мир «Туманности Андромеды» – это Новое Средневековье со всей его схоластикой, ригоризмом и подавлением чувственности, и только затем пришло «Новое Возрождение (Ренесанс)», в гуманистическом мире которого уже как в чем-то естественным, живут герои «Часа Быка», утверждая идеи Нового Возрождения во Вселенной…

И да, «… если личное совершенствование является возможным в любом мире, то оптимальной стратегией становится именно его достижение. А дальше – совершенное общество автоматически достигается после того, как количество «совершенных» людей превышает определенный барьер… В общем, у современного человека, так же, как у его предшественника, вопрос о том, что же важнее: личное совершенствование или переустройство общества – не должен вызывать сомнения…» [Anlazz. Лезвие бритвы как оружие будущих битв // http://anlazz.livejournal.com/105540.html].

В «Часе Быка» есть указание на то, что ключевой точкой является открытие землянами для себя «Теории Инферно» некоего мыслителя-«мудреца» Эрф Рома(аллюзия или на Эриха Фромма, или самого Ивана Ефремова), жившего ещё в пятом веке (Век Расщепления) Эры Разобщенных Миров. В своё время, говорит И. Ефремов,«произведения Эрф Рома помогли построению нового мира на переходе к эре Мирового Воссоединения». Затем о них «забыли» и только теперь, в Эру Встретившихся Рук, их «переокрыли», «перепрочитали»: «… Эта теория, по сути, должна была стать для перехода к коммунизму тем, чем стал марксизм для перехода к социализму – т.е. основанием для разумного переусттройства общества. Что касается действующих сил, которые смогут провести этот переход, то … речь идет о советском образованном слое – интелллигенции, которая могла бы построить свою идеологию именно на учении Ефремова, а не на основе антисоветизма (как случиллось в реальности). Но не получилось, Ефремов умер, не доработав теорию, а ЧБ [«Час Быка»] запретили» [Anlazz. Что касается перехода к коммунизму… // http://anlazz.livejournal.com/57018.html?thread=647354#t647354].

Прибывшие на Торманс из иной эпохи, уже не приемлющей характерную для мира «Туманности Андромеды» гордыню, «охоту на быков», ссылки на острова забвения и матерей, герои-земляне из мира «Часа Быка» принесли с Земли в своей душе Иную Весть.

Например, мы видим, что в случае с ночными карателями на Тормансе Фай Родис даже не думает о том, чтобы «недостойное действие немедленно уравновесить противодействием». Хотя мощь СДФ позволяла ей легко уничтожить и тормансианский лазер, пробивший силовое поле, и ночных карателей, не говоря уже о том, что их можно было и не уничтожать, а просто разогнать инфразвуком. Но затем кажется странным, что Фай Родис, находясь в Храме Всемогущего Времени, предпочитает погибнуть: «… Родис не успела утешить себя памятью о милой Земле. Она помнила о лихих хирургах Торманса, любителях оживления, и знала, что ей нельзя умереть обычным путем. Она повернула рукоятки СДФ на взрыв с оттяжкой в минуту, могучим усилием воли остановила свое сердце и рухнула на девятиножку. Ворвавшиеся с торжествующим ревом каратели остановились перед телом владычицы землян – на минуту оставшейся им жизни…» (И. Ефремов, «Час Быка»). Исходит Фай Родис в этом поступке именно из жажды самопожертвования во имя великой цели воссоединения двух народов в единое целое, категорически запретив Гриф Рифту мстить за ее смерть Чойо Чагасу и народу Торманса – ведь тогда оказалось бы, что тормансиане правы.

Казалось бы, это «ненасилие» не согласуется с тем, что она совершает при этом массовое убийство, которого она, дескать, хотела избежать. Совершенно непонятно, зачем «оттяжка в минуту», проведи она взрыв мгновенно, массовой гибели карателей также удалось бы избежать. Но она ответила насилием именно как воздаянием конкретным лицам за совершенное преступление (в конкретном случае – за вторжение в личное пространство и принуждение к самоубийству), но не из-за того, что они «просто плохие парни» (или «дети элиты», члены «враждебного класса», «быки», «выродившиеся» и проч.).

Именно с этим откровением землян, созревшим значительно позже после ухода предков тормасиан с Земли, и прибыл на Торманс звездолет «Темное пламя»!

Сам И. Ефремов определял этих посланников как «Раджа-йогов» [Юферова А. Иван Ефремов и Агни Йога //http://www.yro.narod.ru/bibliotheca/efremov.htm], считая, что в будущем человечество освоит «Способности Прямого Луча» и более усовершенствует одну из главных индуистских практик – «Раджа-йогу».

Но если собственно практика и методы очищения Ноосферы (но не души!) остаются задачей для решения наукой ближайшего будущего, то в сегодняшнем для этой практики необходимо создать этому теоретическое обоснование.

Естественно, для И. Ефремова, выходя из диалектической логики материализма, – эторешение проблемы индивида и социума, личности и общества: «… Чем сложнее общество, тем большая в нем должна быть дисциплина, но дисциплина сознательная, следовательно, необходимо все большее и большее развитие личности, ее многогранность. Однако при отсутствии самоограничения нарушается внутренняя гармония между индивидом и внешним миром, когда он выходит из рамок соответствия своим возможностям и, пытаясь забраться выше, получает комплекс неполноценности и срывается в изуверство и ханжество. Вот отчего даже у нас так сложно воспитание и образование, ведь оно практически длится всю жизнь. Вот отчего ограничено «я так хочу»и заменено на «так необходимо»…» (И. Ефремов, «Час Быка»).

http://cont.ws/post/265801

http://www.proza.ru/2016/05/08/1405

http://www.mesoeurasia.org/archives/16290
Я Африка

Широпаев о Мазепе

Оригинал взят у volnodum в Широпаев о Мазепе
Абсолютно правильное решение украинских властей. Целиком и полностью его поддерживаю. Мазепа крут. И пусть у ватников и ордынцев порвуться пуканы на 40 маленьких пургенянов.


Алексей Широпаев:

7-го мая в Украине, в Полтаве, при участии президента Порошенко состоялось открытие памятника гетману Ивану Степановичу Мазепе. Дата, я полагаю, выбрана неспроста: канун 9-го мая, дни, когда Кремль по традиции проводит интенсивную смысловую экспансию, пытаясь оживить призрак Советского Союза и Российской империи. Конечно, имя Мазепы - знаковое для свободной Украины, порвавшей с колониальным прошлым, и открытие памятника гетману - тому ещё одно подтверждение.

***
Мазепа, последний великий гетман, имя которого в официозной имперской историографии стало, наряду с именами Курбского и Власова, синонимом «изменничества». Между тем, заключая союз с Карлом XII, Мазепа всего лишь выполнил политическое завещание Хмельницкого, перед смертью искавшего помощи шведов.

Как и все его выдающиеся предшественники на гетманском посту, Мазепа происходил из православной шляхты, однако воспитывался при дворе короля Яна Казимира. Его отец был сподвижником Хмельницкого, выступил против Переяславских соглашений с Москвой и потом действовал вместе с гетманом Выговским, заключившим с поляками Гадячскую унию. Мазепа получил отличное образование на родине и заграницей, владел латынью (причем, не хуже иезуитов!), а также польским, французским, итальянским и немецким языками, был прекрасным стилистом, сочинял стихи. Некоторое время служил генеральным писарем у Петра Дорошенко, затем по воле судьбы – у его противника, левобережного гетмана Самойловича – тогда и приобрел определенное влияние в Кремле. После падения Самойловича был избран гетманом (1687) и оставался им в течение 21 года. Широко распространенное мнение об участии Мазепы в интригах против Самойловича не имеет достоверных подтверждений.

Пора иначе взглянуть и на т.н. «измену» гетмана. Еще историки Платонов и Костомаров полагали, что поступок Мазепы «отражал колебания самой Украины и ее старшины», которая «сочувствовала польскому строю жизни». Современная украинская историография прямо указывает, что политический выбор Мазепы является изменой лишь «с точки зрения имперского права. В действительности Мазепа защищал свою страну от опасности, угрожавшей ей со стороны империи-монстра».

Вероятно, переломным моментом для Мазепы стал военный совет в Жолкве, состоявшийся в марте 1707 года. На нем обсуждалось дальнейшее ограничение автономии Украины и самостоятельности гетмана. Чего уж там было дальше-то ограничивать? Гетман хорошо знал повадку государства Российского, последовательно утеснявшего Украину и козачество. Он хорошо помнил, как в 1706 году на строительстве крепостных укреплений в Киеве петровские офицеры нещадно били козаков, изнывавших от непосильного труда, резали им уши – обычные московские «забавы». Хорошо помнил и то, как «светлейший князь» Меншиков – неуч, выскочка и коррупционер – прямо говорил ему о желательности упразднения гетманства и козацкой старшины. И гетман решился. В действительности Мазепа не «изменил», а всего лишь расторгнул договорные соглашения с Москвой, которые она уже давно не выполняла.

Осенью 1708 года он с отрядом козаков соединился со шведами. Так Мазепа стал союзником Карла ХII. Разумеется, о том, что он якобы «призвал» шведов в Украину не может быть и речи. Историк А. Оглоблин определяет следующие цели поступка гетмана: «Восстановление мощной автократичной гетманской власти и строительство державы европейского типа, со сбережением системы козацкого строя». То есть Мазепа руководствовался не шкурными соображениями, а политическими интересами Украинского государства. Он думал об Украине и украинцах, а не о собственной утробе – сытный паек ему обеспечила бы и Российская империя, останься он при ней.

Сподвижник Мазепы, умнейший и образованнейший Филипп Орлик, свидетельствовал: «Московское правительство... отплатило нам злом за добро, вместо ласки и справедливости за нашу верную службу и потери, за военные траты, приведшие до полной руины нашей, за бесчисленные геройские дела и кровавые военные подвиги - задумало казаков переделать в регулярное войско, города взять под свою власть, права и свободы наши отменить. Войско Запорожское на Низу Днепра искоренить и само имя его навсегда стереть».

Шведы же обещали Украине полную самостоятельность. Мазепа намеревался обеспечить союзников зимними квартирами в Батурине – хорошо укрепленной старинной гетманской столице, располагавшей значительными запасами продовольствия, оружия и боеприпасов. Гарнизон Батурина под командованием полковника Дмитрия Чечеля был всецело предан Мазепе. Петр I хорошо понимал значение Батурина для всей кампании в Украине и бросил на него войска под командованием «Алексашки» Меншикова, особо не любившего украинцев. Батурин вполне мог продержаться до подхода шведско-козацкой армии, если бы не измена сотника Ивана Носа, показавшего московитам подземный ход в город. В результате 2 ноября 1708 года Батурин, несмотря на героическое сопротивление защитников, пал. По приказу Меншикова российская армия начала массовую резню, не щадя ни женщин, ни старых, ни малых. Погибло до 15 тысяч человек, город был превращен в пепелище – для устрашения всей Украины. Исследователь батуринской трагедии, украинский журналист Сергей Павленко пишет:

«Во всех городах и городках, захваченных русской армией, и которые были без мазепинцев, вывешивали царские указы, а рядом для страха “голови на коли взоткнуті були” пленных сердюков и казаков, взятых в гетманской столице.

Напуганные Батурином, вывешенными отрубленными головами мазепинцев горожане практически не имели выбора и, чтобы с ними не поступили также, по “инициативе снизу” направляли челобитные царю. Жители Прилук, Лубен, Лохвицы, Новгорода-Северского, Варвы, Сребного, Ични, Миргорода клялись в верности российскому монарху. Дирижер этой верноподданической кампании (а им, бесспорно, был Петр І) получил их 5 ноября, как раз во время выборов нового гетмана. Они должны были убедить созванную в Глухов старшину в бесполезности затеи Мазепы, рассеять сомнения тех, кто колебался».

Уничтожение Батурина предопределило весь дальнейший ход кампании. Мало того, что шведы лишились зимних квартир – в руках Петра оказались большие запасы боеприпасов и продовольствия, а также 40 пушек, которые вместе с другими 33-я российскими орудиями палили потом под Полтавой. Им отвечали 4 шведские пушки…

Согласно украинским источникам, зимой 1708-1709 гг. российская армия жгла в Украине «населенные пункты на пути шведской армии» - Петр, оказывается, предвосхитил печально известный сталинский приказ № 0428. Недаром первый советский генералиссимус так уважал первого российского императора. Кроме того, задолго до Сталина Петр мастерски использовал политические провокации: Сергей Павленко доказывает, что данные о намерении Мазепы изменить Карлу и выдать его Петру, бытующие до сих пор, являются московской «дезой», запущенной с целью компрометации гетмана в глазах шведов.

И, кстати, опять-таки Петр задолго до ОГПУ прибег к практике похищения политических противников из-за границы. В числе верных соратников Мазепы был его племянник Андрей Войнаровский – по отзыву английского посла в Москве Чарльза Витворта, «человек молодой, но образованный и способный». После поражения под Полтавой Андрей вместе с дядей оказался в эмиграции. В Румынии, принадлежавшей тогда Османской империи, Мазепа в сентябре 1709 года умер, а его племянник с головой окунулся в жизнь активного политэмигранта. Вскоре он уже имел связи чуть ли не со всеми европейскими дворами. На постоянное жительство Войнаровский обосновался в «вольном городе» Гамбурге, где сблизился с английским посланником Матисоном. В разговорах с ним Андрей просил оказать помощь «козачьей нации, нынче уничтоженной в своих правах и вольностях. Англия знает, какое это страдание для всей нации быть в неволе, тем более, что козачья нация является свободолюбивой». Это была уже крамола не на шутку. Мало того, что громогласно декларируется идея некой отдельной козачьей нации – еще и раздаются призывы о западной помощи! Москва протянула свою пресловутую руку. Были даны соответствующие распоряжения платной российской агентуре в Гамбурге, организовавшей слежку за Войнаровским, а затем в «вольный город» прибыла группа захвата, состоявшая из офицеров во главе с Александром Румянцевым – Судоплатовым того времени. Позже Румянцев отличился тем, что вывез из Вены царевича Алексея и руководил арестом всей козацкой старшины Украины. 11 октября 1716 года Войнаровский был захвачен на улице и в карете с зашторенными окнами доставлен, разумеется, в российское дипломатическое представительство. Начался шумный международный скандал, посыпались протесты Запада. Ссылаясь на царя, российские чиновники сообщили Войнаровскому, что если он сам попросит правительство Гамбурга выдать его России, то на родине ему будет гарантирована «благосклонность». Войнаровский дрогнул и согласился. Это была роковая ошибка. В России он около семи лет провел в крепости, а затем под конвоем был препровожден в ссылку в космически далекий Якутск, где и закончил свои дни в 1740 году. Вот такая плата всего за два слова: козачья нация. Зато теперь в украинском гимне есть ключевые слова о «козачьем роде»…

Спустя полгода после геноцида Батурина настал черед Запорожской Сечи, которая во главе с кошевым атаманом Гордиенко поддержала Мазепу, выставив 7-8 тысяч козаков; к тому же часть запорожцев приняла участие в восстании донского атамана Булавина, союзника Мазепы. В мае 1709 года имперские войска под командованием полковника Яковлева атаковали Сечь. Первый штурм был отбит, причем нападавшие потеряли около трехсот человек. Трудно сказать, как пошло бы дело, если бы не предатель Галаган, знавший планировку укреплений. 14 мая Сечь была взята и стерта с лица земли (наряду с Сечью имперские войска уничтожили на Днепре старинные козацкие города-крепости: Келиберду, Переволочну, Старый и Новый Кодаки). 156 сечевиков казнили, по Днепру пустили плоты, на которых стояли «глаголи» с повешенными. Потом, во время пугачевщины, такие же плоты поплывут и по Волге. Петр казнил даже мертвых запорожцев: царские солдаты перепахали войсковое кладбище – как видим, и в этом император предвосхитил большевиков, воевавших с могилами своих врагов.

Но Сечи еще было суждено возродиться из пепла, снова поднять свои знамена и бунчуки. Лишь в 1775 году, сразу после подавления пугачевщины, появился дышащий ненавистью и страхом указ Екатерины II: «Мы восхотели объявить во всей Нашей Империи… что Сечь Запорожская вконец уже разрушена со истреблением на будущее время и самого названия Запорожских казаков…». Незадолго до этого регулярные войска внезапно окружили Сечь и, принудив козаков к сдаче, уничтожили «атавизм» свободы, абсолютно несовместимый с централистско-бюрократической системой крепостнической империи – неслучайно царица назвала запорожскую республику «политическим уродством». Еще в 1764 году Екатерина II упразднила гетманство (и без того уже чисто номинальное); ликвидация Запорожья завершила процесс превращения Украины в набор типовых губерний.

Сечевые укрепления были срыты, запорожские земли раздавались помещикам, население, в том числе и часть козаков, закрепощалось. Например, князь Потемкин получил 42 тысячи десятин земли; по другим данным он, а также князья Прозоровский и Вяземский получили по 100 тысяч десятин каждый.

Петр Калнишевский, последний кошевой атаман Сечи, был поначалу приговорен к смерти, потом помилован царицей и брошен навечно в казематы Соловков. В каменном мешке Калнишевский провел долгие 25 лет, пока не был помилован Александром I. На тот момент атаману было уже 110 лет, но он пребывал в здравом уме. Как говорят, с иронией поблагодарив императора за милость, Калнишевский остался доживать свое на Соловках, где и умер спустя два года…

Украинское козачество сформировало украинский национальный характер, заложив его основу – свободолюбие.

Козачий, сечевой дух сегодня восстал в героях Майдана, в движении создания украинских добровольческих батальонов.

И пока жив этот дух достоинства и свободы, Украина непобедима.