June 8th, 2016

Я Африка

Владимир Октябрев: Грядет новый тип люмпен-пролетария

Оригинал взят у parti_etat в Владимир Октябрев: Грядет новый тип люмпен-пролетария

http://parti-etat.blogspot.com/2016/06/blog-post_8.html

Невозможно умалить роль прибавочного продукта в марксистско-ленинской теории. Именно на этом продукте (на том кому он достается и как и используется) строятся формулы определяющие уровень эксплуатации и способности системы к развитию.

Но в эпоху НТР добавочный продукт создается не столько трудом рабочего, сколько революционными прорывами в технологиях, а роль труда как такового быстро снижается. 

Так оцифровка текстов и интернет сузили функции библиотек и типографий. Интернет и электронные носители позволяют избавиться от бумажных. Хорошим примером является прибавочный продукт в таких отраслях промышленности, как производство часов, фотоаппаратов, любительских кинокамер, калькуляторов, диктофонов, будильников, видео-регистраторов, стационарных телефонов, навигаторов и других устройств.  Ныне весь этот набор является функциями всего лишь одного гаджета - мобильного телефона и поэтому целые отрасли промышленности уже исчезли, или находятся в процессе исчезания, а вместе с ними и все знания и навыки, необходимые для обеспечения производства в них.  При этом количество труда в целом не только не увеличивается, а наоборот резко снижается (производство мобильных телефонов почти полностью автоматизировано. Процесс производства на столько тонкий и элементы устройства на столько мелкие, что руками там делать нечего).

И все это только первые ласточки.

Уже на подходе и начали внедряться системы автоматического управления личным и общественным транспортом. Энтузиасты уже создают энергонезависимые дома и даже такие, которые сами обеспечивают себя водой, добываемой из воздуха и утилизируют отходы, что полностью избавляет от необходимости пользоваться централизованными системами энерго и водообеспечения, а также канализацией.

Все это быстро уменьшает количество необходимого физического труда и вообще сужает так называемый реальный сектор экономики. Все большую роль играет НЕреальный, то есть виртуальный сектор экономики, который по сути является экономикой фиктивной, не производящей никаких товаров и услуг.

Именно поэтому в таких странах, как Финляндия и Швейцария уже всерьез рассматривается вопрос о том, что-бы всем гражданам, которые готовы оставить работу, начать платить пожизненную ренту с национального дохода.

Если эти идеи будут реализованы, то это приведет к появлению люмпен-пролетариата на очередном витке развития цивилизации. И люмпены не будут изгоями общества, а совершенно легитимным социальным классом со своими интересами, представительством во власти, правами и влиянием.

Ватник

Гостеприимство: оккупанты сделали платные лавочки, не заплатил - сел на кол. Не шутка.

"В Гагаринском парке (Симферополь) появятся платные скамейки. Хотите посидеть - 50 рублей. Не заплатите -на кол.."
1
Collapse )

Подумать только, это был мой любимый парк в крымской столице.. Но, туда пришли русские орки.
Я Африка

nhjalthistflags:The first push toward Kurdish independence was...

Оригинал взят у ethnosophy в nhjalthistflags:

The first push toward Kurdish independence was...

http://ethnosophy.tumblr.com/post/145620976923



nhjalthistflags:




The first push toward Kurdish independence was in 2014. On
July 1st, Masoud Barzini, the president of the KRG, called for independence
referendum to be held, claiming that Iraqi Prime Minister Nouri al-Maliki
government had “effectively partitioned the country anyway.” The ISIS conflict
postponed that referendum until 2016, by which time the Kurds had used the
invasion and Iraqi army weakness to occupy territories that were disputed
between the two powers.


            The
movement toward independence in Iraqi Kurdistan corresponded with increased
push for autonomy in the Syrian Kurdistan (Rojava). Taking territory from both
ISIS and Syrian government forces, the Cantons of Rojava declared themselves
the Federation of North Syria-Rojava. Unlike there Iraqi brethren, the Syrian
Kurds were content with autonomy as opposed to full independence.


            This
changed with the results of the October 2016 Referendum in Iraqi Kurdistan, a definitive
(60% “yes”) victory for independence. Representatives from the Iraqi side
immediately entered negotiations with their Syrian brethren, who despite apprehension
agreed to unite with the Iraqi side to form a new Kurdistan in February 2017.


            This
change elicited fury from all the surrounding nations, particularly Turkey and
Iran, the twew countries that contain the two final parts of Greater Kurdistan.
The Crisis led to the Istanbul summit in June 2017. The summit culminated with
the Istanbul declaration, where Kurdistan gave up its claim to Turkish and
Iranian parts of Kurdistan, in exchange for diplomatic recognition.


            Today
Kurdistan’s economy is growing, with the central government only responsible
for defense, foreign affairs, and the currency union between the two separate regions,
giving them both free reign to develop as they want. The two regions (similar
to the setup of Bosnia and Herzegovina) are Rojava, itself divided into three
cantons and with a Democratic confederalism style of governance and economic
setup , and Iraqi Kurdistan, composed as one unit with a more traditional
structure. While Syria’s government at the time refuses to recognize the state,
it has no ability or influence to exert control over the territory. Iraq, while
recognizing the state, still has boundary disputes with the new state. For the
Kurds, these issues will be resolved in time; they are just glad to lose the
title of the “largest nation without a state.”


Kurdistan flag from Wikipedia.