June 18th, 2016

Я Африка

Александр Волынский: Сталин был подлым ничтожеством, погубившим миллионы людей, но самое страшное -

Оригинал взят у parti_etat в Александр Волынский: Сталин был подлым ничтожеством, погубившим миллионы людей, но самое страшное -

http://parti-etat.blogspot.com/2016/06/blog-post_18.html

Военно-дипломатическая практика империализма основывалась на наглости и насилии. Сталин показал себя типичным империалистом с той только разницей, что СССР до последнего не хотел признавать ФАКТ существования секретного протокола пакта Молотова -Риббентропа, поскольку понимал его подлый империалистический смысл и реакцию народов Восточной Европы.
Вина Британии и Франции огромна, они своей жадностью создали Версальскую систему, а потом оказались совершенно не дееспособными для ее удержания. Но ведь войну Гитлеру они объявили, хотя Гитлер был уверен, что Данциг ему отдадут без боя. После того как Гитлер проиграл Битву за Британию 10 мая 1941 года Гесс вылетел в Шотландию, надеясь заключить мир, но Британия не стала даже разговаривать с нацистами, всем стало понятно, что если не создать прочную антигитлеровскую коалицию, то Германия просто разгромит всех по одиночке.
Подлость - это ценность? противоположная благородству. Опыт человечества показал, что честное и благородное поведение оказывается более выгодной длительной стратегией? чем шкурная подлость, дающая сиюминутный успех.
Сталин был подлым ничтожеством, погубившим миллионы людей, но самое страшное, погубившим веру в моральное превосходство коммунизма.
Я Африка

Галина Иванкина: Свято место: о сакральном и духовном в советском мире

Оригинал взят у parti_etat в Галина Иванкина: Свято место: о сакральном и духовном в советском мире

http://parti-etat.blogspot.com/2016/06/blog-post_90.html

Илл. Юрий Ракша. «Разговор о будущем» (1979)
"В русском большевизме есть запредельность и потусторонность…"
Николай Бердяев

В своё время меня заинтересовали работы советского архитектора Георгия Крутикова, задумавшего в 1920-х годах проект "летающих городов" и "домов-коммун в стратосфере". Автор предлагал оставить старушку-землю исключительно для труда и культурного досуга, а жильё перенести в надземные поселения, зафиксированные высоко-высоко в пространстве. Перелетать же придётся самим жителям таких городов — в специальной кабине-капсуле. Проект оказался не просто смелым, но скандальным — его горячо обсуждали не только специалисты, но и обыватели. Типичный случай 1920-х — футуристическая рациональность, упование на технику, обожание стратосферы. Однако шли годы, и Крутиков обратился к совершенно иной теме — к сохранению храмовой архитектуры, которую он считал одним из важнейших символов русской идентичности. Продолжал он свою борьбу и после того, как власть перешла к Никите Хрущёву — главному богоборцу на советском престоле.

Кому-то, возможно, покажется, что путь Крутикова — единичен, странен и вызван какими-то фантасмагорическими подвижками в мировоззрении. На деле же тут нет ничего удивительного.  Вот вам ещё один, куда более известный пример: старший коллега Крутикова, Алексей Щусев, до революции создававший православные храмы, воздвигнул усыпальницу для Владимира Ленина, по сути, канонизированного советской властью. Ибо свято место пусто не бывает, а народ-богоносец не может существовать без веры. Атеизм оказывался маской — на месте "старорежимного" вероисповедания возникало и пестовалось новое поклонение, причём со всеми атрибутами настоящей религии. Верить теперь полагалось в Светлое Будущее. Но — верить. Его нельзя было постичь до конца — его можно было "…приближать своими трудовыми подвигами" или расписывать в жанре научной фантастики.

Отметим, что и она в СССР носила ярко позитивный характер и вещала о райской жизни. Дело даже не в том, что при Коммунизме окажутся удовлетворены все материальные потребности — главной ценностью представлялся эволюционирующий социум. Духовный, дерзновенный, чистый. В этом Иван Ефремов и братья Стругацкие пересекались с основателем русского космизма — Николаем Фёдоровым.

Грядущие историки, возможно, запутаются в коммунистических формулировках и красных лозунгах. Одно понятно — они вряд ли назовут СССР "атеистической цивилизацией". Хотя начиналось всё очень рьяно и под вопли пьяных мужиков, сбрасывавших колокола с храмов. На заре советской власти веру в Бога объявили "опиумом для народа", и дабы он (народ) не подсаживался на благолепный наркотик, выдумывали самые разные методы антирелигиозной пропаганды — от лекций в клубе и журнала "Безбожник у станка" до спешной замены церковных праздников революционными действами. Синеблузники выкрикивали плакатный лозунг: "Религия яд — береги ребят!", а самым нелепым и униженным героем "Двенадцати стульев" сделался провинциальный батюшка — отец Фёдор. Церковное венчание — аннулировалось, и на смену таинству пришла необременительная запись в ЗАГСе. Функционеры старательно пропалывали все сферы человеческого бытия — школу, музыку, питание, любовь, детские игрушки. Всё, всё должно стать свежим, звенящим, подлинно пролетарским! Однако на месте уничтожаемых культов тут же складывались новые, а к середине 1930-х годов советский народ обладал устойчивым религиозным, а иной раз даже мифологическим сознанием. Николай Бердяев полагал, что русский большевизм обладает потусторонностью и запредельностью, что отличает его от сходно-родственных движений на Западе: "Большевизм и есть социализм, доведённый до религиозного напряжения и до религиозной исключительности". Классическое прочтение — антропоцентрично. Это — война за хлеб и место под солнцем. В нашем варианте победила другая концепция — моральное совершенствование. Инаковость. Сверхчеловеческое. В многочисленных статьях подчёркивалось, что мы даже на искусство и природу взираем не так, как это делают жители буржуазных стран. У советских — особенные чувства. Примечательно, что ни одна из социалистических стран (за исключением, пожалуй, ГДР) за всю послевоенную историю не создала великой мифологии о себе и своём будущем. Там всё оказывалось материалистичным, а возвышенные лозунги носили подражательный характер.

В Советском Союзе культивировался сам процесс труда. Не результат, а именно — процесс. Эллинистические барельефы с токарями, барочные виноградники и яблоневые сады, трактора, домны, градирни, ЛЭПы — искусство славило работу и работника. Незыблемо царил библейский принцип, сформулированный апостолом Павлом во Втором Послании к Фессалоникийцам: "Если кто не хочет трудиться, тот и не ешь" (3:10). В культовом романе Олега Куваева "Территория" прослеживается великая идея: "…работа заменила собой веру или, вернее, сама стала верой…". А вот и Символ Веры по-советски из того же повествования: "Если ты научился искать человека не в гладком приспособленце, а в тех, кто пробует жизнь на своей неказистой шкуре, если ты устоял против гипноза приобретательства и безопасных уютных истин, … если ты веруешь в грубую ярость работы — тебе всегда будет слышен из дальнего времени крик работяги по кличке Кефир: "А ведь могём, ребята! Ей-богу, могём!"". Замечу, что здесь употреблён именно глагол "веруешь", а не обыденный вариант "веришь". Итак, созидательный труд, горение, преодоление — объявлены, по факту, религией… Религией жизни. А что же смерть?

Кажется, что советская культура, основанная на истмате и диамате, должна полностью десакрализовать смерть, низведя её до биологического факта. Всё гораздо сложнее и намного интереснее — ни одна из мировых культур Нового Времени не сотворила настолько парадоксальный заупокойный культ, каковой имел место в "грубо материалистическом" СССР. Ленинская гробница сделалась местом поклонения — люди стояли в километровых очередях, дабы благоговейно пройти мимо священной мумии. На Мавзолей поднимались по праздникам красные "фараоны". Безусловно, в 1920-х годах шло активное насаждение кремации, что для православного христианина выглядело кощунственно. Это не явилось исключительным богохульством "злобных большевиков" — трупосожжение внедряли по всему миру. Но! Параллельно с этим в советском сознании рождается культ праведной гибели. "В борьбе за это". Здесь не было никакой меланхолии, напротив, любая печаль считалась декадентским вздором. Благородная комиссарская смерть виделась чем-то вроде пропуска в Вальхаллу. Умереть "за Власть Советов", за Родину — вот наивысшая доблесть. Появляется и фигура ребёнка-мученика — юного пионера, павшего от рук врага. Валя-Валентина из "Смерти пионерки" умирает, отрицая крест, но веря в новые символы. Страшным заклинанием звучат строки: "Чтоб земля суровая / Кровью истекла, / Чтобы юность новая / Из костей взошла". Это не атеизм, отнюдь! Это планомерное вырабатывание религиозного духа.

Тема загробного бытия не обсуждается — согласно материалистической науке, оно невозможно, вместе с тем показательны "оговорки" у поэтов и писателей: "Да. В дальнюю область, в заоблачный плёс / Ушёл мой приятель и песню унёс". Атеист ничего и никуда не уносит — некуда ибо. Тут — иное! От сакрализации героической смерти поэзия постепенно перешла к её романтизации — явились образы "комиссаров в пыльных шлемах" и кавалергардов, чей "век недолог". На рубеже 1960— 1970-х годов в творчестве многих соцреалистов возникли подражания средневековой и ренессансной живописи. Молодые строители напоминали апостолов с фресок, а девушки-студентки — мадонн. Замечательны словесные обороты, никак не указывающие на тотальное безбожие советской парадигмы. В официальном лексиконе бытовало устойчивое сочетание — "храм науки", что подчёркивало отношение власти к этой наиважнейшей сфере. "Храмом музыки" мог именоваться концертный зал или какая-нибудь филармония. Это — место, где надо вести себя торжественно и чинно. Большевистская "запредельность", о которой говорил Бердяев, оказалась эклектичной — в ней было много и от язычества, и от христианства (причём культ истового труда — это узнаваемый протестантизм). Писался причудливый догматический узор, выраженный тезисом: "Учение Маркса всесильно, потому что оно верно. Оно полно и стройно, давая людям цельное миросозерцание, непримиримое ни с каким суеверием…" Суеверие — нечто противное любой вере. Есть учение — всесильное, верное. Почему — верное? Даёт цельное миросозерцание. Бесспорно.

Нелишне сравнение с Третьим Рейхом, коему досужие фантазёры приписывают мистериальность, языческую символику и зловещую сверхъестественность. Безусловно, гитлеровская верхушка увлекалась мистикой, но в данном случае это было последним вздохом Серебряного века — тогда весь мир интересовался магией, поисками эликсиров, чаш и заклинаний. Все "оккультные общества", которые якобы привели нацизм к власти, процветали как раз в 1900-1910-х годах. Игры Генриха Гиммлера в рыцарские ордена, исповедующие при этом дохристианские культы, никак не влияли на социально-духовный климат Рейха. Общество нацистской Германии жило в сугубо реалистичном, "жующем" мире, где ценность явления оказывалась в прямой зависимости от его съедобности, а Гитлера они выбрали с голодухи, а не потому, что восстал дух Фридриха Великого и попросил их об этом. Все сферы бытия пронизывал торжествующий биологизм. Когда мы пытаемся рисовать войну как столкновение света и мглы, мы… льстим нацистам. То было противостояние романтиков-богоносцев, ошибочно полагающих себя безбожниками, — с хорошо скроенными биороботами, которым хотелось латифундий, ресурсов, еды и бесплатной рабочей силы. Поэтому победа советского мира — это ещё и триумф нашего идеалистического (по факту!) мышления над их физиологическими устремлениями.

Деконструкция советского мифотворчества начала происходить задолго до пресловутой Перестройки — ещё в конце 1960-х массовое сознание сосредоточилось на гастрономических ценностях — они оказались ближе и понятнее, чем райский Коммунизм с его ангельскими планетолётами. Люди хотели импортных джинсов, поп-музыки на ста пятидесяти каналах ТВ, жвачек с вкладышами, наклеек с Микки-Маусом и календарей с красотками. С таким настроем действительно не надобны горние выси. Крушение смыслов прекрасно выписано у Виктора Пелевина в "Дне бульдозериста" и "Омоне Ра". Обе вещи пронизаны злобным антисоветским пафосом, точнее, конечно же, анти-пафосом; а так как Пелевин — неимоверно талантлив, то и удар был нанесён с филигранной точностью. Руины сознания. Ржавые останки. Обшарпанные шлагбаумы, перекрывающие дорогу-бетонку в Никуда.

Ностальгия по СССР вспыхнула году этак в 1995-м, когда все распробовали баббл-гам и даже поняли, что джинсы — это всего-навсего штаны. Но дело-то в другом. Мы вдруг отчётливо осознали, что загубленная советская страна — последняя сакрально-мистично-религиозная цивилизация посреди жрущего, потребляющего, помешанного на удовольствиях мира. Этакий Дон-Кихот. Отсюда и ностальгия. А не потому, что в СССР было самое лучшее в мире мороженое и бесплатные кружки авиамоделирования…
Я Африка

Александр Деев: Когда рухнет режим? Точные сроки

Оригинал взят у parti_etat в Александр Деев: Когда рухнет режим? Точные сроки

http://parti-etat.blogspot.com/2016/06/blog-post_17.html

Лет пять назад, стоило только заикнуться в тырнетах о революции в России, начиналось глумление: мол, размечтались, придурки, никому не нужна революция; экономика растет, жизнь налаживается, люди квартиры и машины покупают; массы всем довольны, а недовольных в случае чего в асфальт закатают, причем еще до приезда ОМОНа; лидеров нет, еслинепутинтокто? Сегодня ситуация совсем иная. Единственный серьезный аргумент охранителей заключается в следующем: ну и когда же произойдет ваша революция? Мы, дескать, уже лет 10 слышим вопли о ее неизбежности, а ее до сих пор не случилось. Собаки лают, караван идет, и так будет вечно...

Ну, так Лев Толстой (не зря его Ленин назвал зеркалом русской революции) 30 лет вопил о том, что если элита не одумается, народ подымется и сметет ее. Над ним смеялись, как над юродивым. Он вопил, караван шел, существующее положение вещей казалось вечным. Только через семь лет после смерти писателя свершилась та буря, которую он предрекал. У нынешних же консерваторов никаких 30 лет в запасе нет. Счет идет на годы. Предсмертные судороги Ресурсной Федерации уже начались.

Самое главное заключается в том, что возможность революции не отрицается даже самыми упоротыми сетевыми кремлешлюхами, они уже давно перешли к обороне, перестав имитировать оргазм по поводу великих побед путинизма. Более того, масса людей склоняется от мысли возможности и желательности революции к мнению о ее неизбежности. И совсем уже фантастика (то, что казалось фантастикой несколько лет назад): в России о революции заговорили не 17-летние маргиналы-анархисты, не упоротые столичные либерал-фундаменталисты, а представители науки. 8 июня в Москве состоялась научно-экспертная сессия, участники которой попытались коллективными усилиями смоделировать варианты ближайшего будущего страны.

Я не могу сказать, что там собрались пламенные революционеры, однако любой честный, серьезный анализ неизбежно приводит к выводу о том, что выход из нынешнего кризиса будет носить революционный характер. Способность системы к трансформации уже утрачена. Это мнение было практически единодушным. На наших глазах происходит легитимизация понятия «революция». То, что еще вчера считалось самым ужасным, что может с нами произойти, начинает восприниматься, как последняя надежда, как необходимая неизбежность.

Кстати, о сроках. Я считаю принципиально невозможным спрогнозировать точную дату революционного взрыва. Если революцию можно спрогнозировать, ее можно и предотвратить. Как показывает история, революции случаются в самые неожиданные, в том числе и для самих революционеров, моменты. По каким объективным критериям можно было прийти к выводу, что именно в феврале 1917 г. в России рухнет самодержавие? Кто мог 18 августа 1991 г. предположить, что СССР доживает последние недели? Да, ползучий распад Союза происходил уже несколько лет, да, центробежные тенденции доминировали, но даже в этой ситуации развал страны не был неизбежным. Свержение режима Януковича произошло именно в тот момент, когда, казалось бы, кризис урегулирован (гарантами этого урегулирования выступили лидеры влиятельных европейских стран), действующий президент потерпел моральное поражение, и добивать его, вроде бы, не было ни малейшей политической необходимости. Назовете мне хоть одну революцию, которую удалось спрогнозировать, предсказать, предугадать?

Но, если кто-то хочет узнать точные сроки революции в России, то и на сей счет есть научный прогноз. Смотрите ролик. Собственно, в представленном прогнозе самое главное не временная шкала, которая может быть растянутой или сжатой, а представленные в графическом виде тенденции, взаимодействующие факторы.

  Революции сначала происходят в головах, и только потом на улицах. Сейчас происходит стремительный рост революционных настроений именно в головах. В головах у ничтожного меньшинства, но историю всегда творит активное меньшинство, за которым следует пассивное большинство. Именно поэтому сегодня революционеры не создают массовых партий, не выводят тысячи на баррикады и миллионы на улицы, не точат тиранию герильей и не «штурмуют Зимний». Нынешняя стадия по-научному называется «вызревание революционной ситуации», это латентная, то есть скрытая фаза любой революции. Линия фронта проходит не по площадям, на которых жгут покрышки, а в головах людей. Именно на завоевание умов и направлены основные усилия революционеров.

Собственно, и контрмеры режима предпринимаются именно в той сфере, где происходит подтачивание его гегемонии. Сотни приговоров за лайки в соцсетях – тому подтверждение. Конечно, погононосная шваль понимает, что невозможно полностью перекрыть все щели. КГБ СССР не мог разобраться с диссидентами, которые по ночам копировали на печатных машинках «Архипелаг ГУЛАГ». Сегодня это копирование с одновременным распространением происходит нажатием одной кнопки «Опубликовать у себя». Любой активный интернет-пользователь способен за час выполнить тот объем работы, на который у сотни советских диссидентов уходил год.

В карательных органах, видя, что невозможно наказать всех, кто распространяет подрывной контент, работают в двух направлениях: целенаправленно гасят генераторов этого контента, что логично, и осуществляют демонстративно-жестокое подавление совершенно случайных людей, которые что-то там лайкнули или откомментили. Не пытайтесь искать в этих карательных спецоперациях какую-то логику или систему. Задача силовиков не наказать виновных, а запугать общество в целом, показать, что любой, даже несовершеннолетний, может схлопотать срок за репост демотиватора. Вся суть в случайном выборе жертвы и демонстративной жестокости наказания за… За что? В общем-то ни за что.

Цель карателей – не защита закона, а запугивание. Логика та же, что и у нацистских карателей, которые убивали не партизан, а сжигали деревни с детьми и стариками.  Сожгли пару деревень, а жители других пусть сто раз подумают, давать ли краюху хлеба ночным гостям из леса. Партизанское движение невозможно без деятельной поддержки населения. Соответственно, если запугать население, партизаны переведутся.

Эффективны ли методы запугивания, применяемые путинским режимом против населения? Не более, чем деятельность гитлеровских зондеркоманд в оккупированной Белоруссии. На каком-то этапе карательные мероприятия начинают вызывать не столько страх, сколько ненависть и жажду мести. Именно поэтому еще ни одному диктаторскому или оккупационному режиму не удалось удержать власть, опираясь исключительно на массовые репрессии.

А теперь небольшой тест. Посмотрите на эту листовку и попытайтесь найти в ее содержании признаки преступления хотя бы по одной статье УК.


А как насчет невинных демотиваторов? На сколько лет потянут?

Не смотря ни на какие репрессии, режим вчистую проигрывает революционерам. Потому что с идеями невозможно бороться с помощью кандалов, резиновых палок и пуль. Даже телезомбирование не помогает, потому что оно ничем не заполняет голову, а всего лишь замораживает мозг, дабы в него не проникли извне крамольные мысли. В идейном же, интеллектуальном, концептуальном плане кремлевский режим – полнейший импотент. Именно поэтому во всех подконтрольных Кремлю медиа наложено жесткое табу на обсуждение вопроса будущего. Всем приказано жить одним днем и не думать о завтра.

Даже в предвыборной риторике партии власти уже давно не прослеживается даже намека о целях в будущем. Лейтмотив сводится к тому, что «сохраним стабильность, не допустим развала». Что касается «системной оппозиции», то она не то что образ будущего не генерирует, она, чтобы не конкурировать с партией власти, обращается исключительно к прошлому. Уже более 20 лет самая популярная «оппозиционная» партия выступает под лозунгом «Вернем все взад!».

В предреволюционной ситуации распространение революционных идей носит вирусный характер. В чем суть: имеет значение не объем революционной пропаганды, не источник ее распространения, не затраты на продвижение контента, а тот резонанс, который она вызывает. Есть резонанс с коллективным бессознательным – есть вирусный эффект. О том, в каком состоянии находится общественное сознание, можно судить по тому, какая информация входит с ним в резонанс. Вот конкретный пример – в августе прошлого года я жахнул пост "Диагноз окончательный – смерть!", который являлся откровенным ремейком поста пятилетней давности "Диагноз – скорая смерть".

Оба поста взлетели в топе и удостоились тысяч комментариев. На содержание не обращаем внимания, смотрим в самом низу на кнопочки репоста. Первая публикация удостоилась аж 362 репостов в Фейсбуке за истекшие годы. Вторая получила «эхо» в 19.127 перепостов в той же социальной сети (Фейсбук благодаря активности пользователей служит главным индикатором вирусного эффекта). Разница впечатляет? Если кому не лень, можете покопаться и в коментах – получите наглядное представление о том, как изменилось отношение тезису о нежизнеспособности действующего режима.

Теперь смотрим на содержание. Меседж направлен на делегитимизацию и десакрализацию путинского режима. Там нет ничего нового, никаких откровений и сенсаций, просто подборка широко известных фактов, позволяющая сделать вывод, что дни путинизма, путиномики и путрастии сочтены. Эта мысль теперь находит горячий отклик у очень широкой аудитории. Только в ЖЖ пост "Диагноз окончательный – смерть!" прочли более миллиона человек, а сколько за его пределами – даже предположить не берусь.

Вывод следующий: общественное сознание крайне незрело, оно уже готово воспринимать информацию о том, «как на самом деле все плохо, и кто в этом виноват», а вот вопросом «что, почему и как делать, чтобы изменить ситуацию?» задается пока очень незначительная часть моей аудитории, которая достаточно широка (более полумиллиона) для того, чтобы обладать репрезентативностью. Проверим этот тезис?

В мае-июне я опубликовал серию постов о революции в России. Те тексты, которые претендовали на исторический анализ, не получили широкого отклика в Фейсбуке (90, 128, 218 репостов), а те, где было поверхностное «ужос, фсё пропало!» или затрагивался вопрос «кто виноват?» сразу набрали более 500 репостов. Еще одно наблюдение: аудитория «Одноклассников» исключительно редко проявляет вирусную активность выше, чем фейсбучники, но вот этот и этот посты пользовались у нее успехом. В чем секрет? Видимо в том, что средний возраст пользователей ОК выше, и потому данная аудитория гораздо более восприимчива к историческому контексту повествования. Более молодое поколение ФБ не сильно отягощено интересом к прошлому, историческое сознание его более стерильно, молодежь не склонна к анализу, живет настоящим, потому более чутко реагирует на текущие события.

Исходя из этого я делаю вывод, что если протестные настроения у людей старшего возраста имеют во многом идейную (мировоззренческую) подоплеку, то молодежь более чувствительна к экономическим раздражителям. Но старики не устраивают революцию, это дело молодых. Соответственно, катализатором революционной ситуации будут экономические провалы режима.

Кто сказал, что иначе и быть не может? Очень даже может. Но у нас вряд ли кто-нибудь пойдет защищать памятники Ленину, как на Украине, да и валить их не станут. Никого не колышет, кто на каком языке говорит, кто кому молится и каких расцветок ленты носит.

Скептики возражают мне довольно предсказуемо: мол, да, в тырнетах сейчас начинается протестное поношение и рост всякого рода диссидентских настроений. Но, во-первых, нет объединяющей всех идеи, а, во-вторых, все это брожение не выплескивается в оффлайн, а затрагивает лишь небольшую часть общества. Абсолютное большинство же сохраняет искреннюю лояльность режиму и не только не поддерживает идей радикального преобразования общества, но и довольно агрессивно их отвергает. И, самое главное, нет лидеров, за которыми пошли бы массы, а без этого ничего невозможно сделать.

Да все именно так, и иначе не может быть. В предреволюционной ситуации новые идеи, которые в самое ближайшее время овладеют массами, вызревают, оформляются, выкристаллизовываются в андеграунде. Они не могут обрести широкой поддержки исключительно потому, что любая передовая идея обгоняет свое время, текущее состояние общественного сознания не готово к их воспринятию. Поэтому основные усилия революционеров в текущей ситуации должны быть направлены не вовне, не на обретение широкой народной поддержки, а на формирование и расширение этого андеграундного, контркультурного ядра. Сейчас важнее качественный генезис ядра, а не «набор массы».

Очень часто я сталкиваюсь с тем, что какой-нибудь одержимый зудом бурной деятельности товарищ заявляет: все, мы уже написали офигенную программу, как спасти Россию, она безупречна, никакие сомнения не принимаются, надо нести ее в массы, получать всеобщую поддержку, приходить к власти (желательно на выборах, а не в ходе вооруженного восстания, потому что это стремно) и преобразовывать мир. Начинать надо сегодня, потому что завтра будет поздно.

Такой подход видится мне совершенно наивным, озабоченность вопросом немедленного получения всеобщей народной поддержки – глупой. Философия андеграунда совершенно иная. Очень наглядный пример дает развитие рок-музыки в СССР. Возникнув и оформившись, как массовое (относительно) явление в конце 70-х, это движение не было ориентировано на широкие массы, не затачивалось под ТВ-формат и коммерцию. Оно развивалось в скорлупе, более того, без этой скорлупы андеграунд просто не мог существовать. Участники культурного подполья сознательно отгораживались от общества, противопоставляли себя большинству, а вовсе не старались ему понравиться. Они являлись носителями разных мировоззренческих концепций, поэтому между  культурным мейнстримом и контркультурой долгое время существовали антагонистические отношения. Проще говоря, власть гоняла рокеров, а те ныкались в подвалах и весело показывали системе фак.

Но в середине 80-х в СССР начала складываться революционная ситуация и в общественном сознании стали происходить тектонические сдвиги. Затронуло это и культурную сферу. В 1985 г. III фестиваль Ленинградского рок-клуба проходил еще в полуподпольной и полускандальной атмосфере, однако впервые некоторые музыканты решились исполнить незалитованные, то есть не утвержденные цензурой песни с протестно-политическим подтекстом. И очень удивились, когда никаких последствий это не возымело. Через два года рок-подпольшики совершили прорыв на телеэкраны, еще через два года музыка бунта стала невероятно популярной, волосатые рокеры сделались всеобщими кумирами, они красовались на обложках журналов, заполнили телеэкраны, собирали стадионы, продюсеры выстраивались к ним в очередь, чтобы предложить роли в кино. Но все это стало возможным благодаря тому, что рок-движение в СССР несколько лет вызревало в скорлупе. Когда возникли условия, и только тогда, когда возникли условия, скорлупа лопнула и контркультрурное явление превратилось в мейнстрим, пусть и на очень короткое время.

Думаю, аналогия с рок-подпольем будет весьма точной. Сегодня революционный андеграунд должен вызреть в скорлупе. Основные усилия должны быть направлены не на то, чтобы завоевать всеобщее внимание (условий и возможностей для этого пока нет), а на то, чтобы ДОЗРЕТЬ. Поэтому страдания на тему «Ах, я такой великий и альтернативный, готовый лидер, а власть меня игнорирует и массы не понимают» считаю глупыми и неуместными.

Сколько времени осталось до того момента, пока контрэлита вылупится из скорлупы? Может, год, может три. Да, пусть даже пять. В любом случае, времени осталось немного. Но только когда сложится революционная ситуация возможен переход от эмбриональной стадии развития революционного движения к собственно революции.
Я Африка

Об „истинном друге России” Саркози

Оригинал взят у ss69100 в Об „истинном друге России” Саркози
Afficher l'image d'origineОдним из побуждающих мотивов заняться блогерством лет 5-6 назад послужила фраза тогдашнего президента Франции, сына переехавшего в эту страну венгерского иудея Николя Саркози. Фразу ту где-то углядел во франкоязычной прессе. Запомнились слова: ces russes sanguinaires (эти кровожадные русские).

Несколько лет спустя попытался снова эти слова отыскать в Сети - безрезультатно. Оно и понятно: чтобы иметь право называться «истинным другом России», данная ранее характеристика жителей России должна быть повсеместно затёрта. Ну, а кто контролирует Интернет, думаю, все понимают.

Но дело даже не в самой фразе, а в тех деяниях, что натворил Саркози. (Или Сарко, как его называют во Франции. Видимо, по ассоциации с известным смертельным заболеванием - саркомой.)

Этот выкормыш ЦРУ (т.е. Сарко изначально настроен против Русского мира) фактически организовал развал Ливии. Через своего полномочного представителя, другого иудея - Бернара Леви. Последний хвастался тем, что, будучи направленным в ливийский город Бенгази, имел персональный спутниковый канал мобильной связи с президентом Франции Саркози.

Именно Леви, что он сам подробно описал в своих опусах, организовал „народное восстание ливийцев”. Сделав Бенгази очагом разрушения страны и оплотом наёмных боевиков. Которых после стали называть Аль-Каида, затем Братьями-мусульманами, ДАИШем и т.д. Логично предположить, что как и его французский хозяин, Леви действовал под чутким и чётким водительством того же ЦРУ.

А ведь уничтожение Ливии лишь укрепило геополитического противника России. т.е. здесь Сарко явно играл против России.
Collapse )
Я Африка

Из руководства спортивными организациями должны быть изгнаны жулики, лодыри и соплежуи

Оригинал взят у alexandr_palkin в Из руководства спортивными организациями должны быть изгнаны жулики, лодыри и соплежуи
Российскому спорту необходимы честные, решительные и беспощадные организаторы: войны от спорта, а не тупые жирные крысы

Оригинал взят у rt_russian в Глава ОКР: Россия будет бороться до конца за право выступать в Рио-де-Жанейро

Глава Олимпийского комитета России Александр Жуков заявил, что РФ до конца будет бороться за право российских атлетов выступать на Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро.


Collapse )

Россиян отстранили от Олимпиады без объяснений

18 июня 201607:49 Анна Редькина


Совет Международной ассоциации легкоатлетических федераций оставил в силе дисквалификацию Всероссийской федерации легкой атлетики. Решение было озвучено накануне в Вене, но конкретных доводов в пользу такой позиции так и не прозвучало. Зато Олимпийский комитет США уже выразил поддержку. Последнее слово — за исполкомом МОК. Заседание состоится уже сегодня, еще через три дня состоится саммит, на котором решат, стоит ли применять принцип коллективной ответственности по отношению к чистым от допинга спортсменам.


Collapse )

Исинбаева: Решение ВАДА — это нарушение прав человека

Георгий Иванов сегодня в 07:38

Фото: © РИА Новости/Владимир Песня



Двукратная олимпийская чемпионка прокомментировала дисквалификацию российских легкоатлетов.

Елена Исинбаева прокомментировала отстранение российской сборной по лёгкой атлетике от участия в Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро. По словам спортсменки, решение ВАДА является прямым нарушением прав человека.

— Я не собираюсь молчать, я буду принимать меры. Я пойду в суд по правам человека и докажу, что ИААФ и ВАДА приняли неверное решение, — заявила она в адрес Всемирного антидопингового агентства.

Collapse )