November 7th, 2016

SOL

Опыт денацификации в Германии для будущей дерашизации России

Оригинал взят у parti_etat в Опыт денацификации в Германии для будущей дерашизации России

http://parti-etat.blogspot.com/2016/10/blog-post_24.html

В западной зоне оккупации Германии в 1945-48 годах союзники насчитали 3,5 млн. немцев, причастных к нацизму, реальные наказания понесли только десятки тысяч. Но в целом вся немецкая нация была признана больной, и прошла денацификацию, самой жёсткой формой которой стало принудительное перезахоронение жертв нацизма голыми руками.

В западной оккупационной зоне  американцы, англичане и французы разделили всех немцев на несколько групп. Причисление к определённой категории влекло различные наказания. Например, для виновных, в том числе для извлекателей пользы: а) рабочий лагерь до 5 лет, или привлечение к общественным работам, б) дополнительно полная или частичная конфискация имущества, особенно ценного, за исключением предметов повседневного употребления; в) в отдельных случаях лишение избирательного права или запрет на занятие определённых должностей сроком не менее 5 лет.

Для попутчиков: а) разовый взнос или регулярная выплата определённой денежной суммы в фонд компенсации нанесенного ущерба (минимум 50, максимум 2000 рейхсмарок); б) в случае отказа от платы денежный штраф заменялся принудительным трудом в течение не более 30 рабочих дней; в) предусматривалось дополнительное наказание для государственных служащих: судебная камера может предложить понижение в должности или отправку на пенсию. Характерно, что по поводу пункта «в» законодатель замечает: применять «в редчайших случаях».

Базисом для получения свидетельства о прохождении денацификации, а также возможного предъявления обвинения и его запуска в делопроизводство, служила обширная анкета (из 131 вопроса), которая требовала от заполняющего подробнейших сведений о личной, производственной и политической жизни. Чтобы пресечь попытку уклонения от анкетирования, прибегли к самому эффективному в послевоенное время средству: продуктовая карточка выдавалась лишь по предъявлении квитанции, подтверждающей сдачу анкеты в ратушу. Также и проживание в населённом пункте и трудоустройство в учреждение или на частное предприятие (и следующего за приёмом продолжения работы до момента увольнения) требовали наличия упомянутой квитанции.

В случае нелегального проживания серьезным санкциям подвергался сдатчик квартиры. Специально оговаривались наказания тюремным заключением или денежным штрафом за ложные данные в анкете и уклонение от регистрации.

В американской зоне, где подходы к чистке были самые строгие, были рассмотрены 3,5 млн. дел и признаны: главными виновными – 1654; виновными – 22.122; незначительно виновными – 106.422; попутчиками – 485.057; невиновными – 18.454; попавшими под амнистию – 2.789.196. Прекращено по разным причинам производство – 200.207.

В июле 1946 года по инициативе генерала Клея состоялась амнистия молодежи: те, кто родились после первого января 1919 года и не числились в списках активных нацистов и военных преступников, освобождались от прохождения денацификации.

В конце мая 1948 года союзники трёх западных зон прекратили контроль над денацификацией и передали её полностью немцам.

Но в целом союзники определили немцев как больную нацию и начали их «лечить». Сам великий психолог Карл Юнг разработал психологические основы денацификации. В частности, он определял главную проблему межвоенных европейских наций — отсутствие совести. А то, что произошло с немцами — это болезнь, и больны немцы все и сразу в равной мере вне зависимости от политических пристрастий, отношению к Гитлеру и членству в НСДАП.

Новая немецкая элита под надзором союзников не намеревалась ограничиться такими защитными мерами, как осуждение главных военных преступников и наказание крупных и мелких нацистов, а ставила целью полное искоренение рокового духа нацизма и демократизацию общество.

Перевоспитание начиналось в некоторых городах и деревнях с шоковой терапии: население принуждали осматривать концлагерь в их местности, демонстрировали «добровольно-принудительным» зрителям документальный фильм о лагерях уничтожения «Жернова смерти».

Но самым жёстким методом денацификации стало принудительное перезахоронение жертв нацизма руками простых немцев. Ниже – фотографии, как проходил этот процесс:




SOL

Арендт и Шмид: К коммунизму приведут Советы и технический прогресс

Оригинал взят у parti_etat в Арендт и Шмид: К коммунизму приведут Советы и технический прогресс

http://parti-etat.blogspot.com/2016/10/blog-post_8.html


В 1965 году философ Ханна Арендт и политолог, один из основателей послевоенной социал-демократии Германии Карло Шмид в беседе попытались определить, каков будет прогресс государств. Они приходят к неожиданному выводу, что прогресс — это система Советов, на самом деле придуманная отцом-основателем США Джеферсоном и позднее подхваченная Лениным. Главная же опасность — это власть технократов, при том, что к коммунизму нас приведёт всеобщее благосостояние и технический прогресс.

Данный текст представляет собой запись разговора между Ханной Арендт и Карло Шмидом, который передавался 19 октября 1965 года по третьей программе Северо- германского радио и был приурочен к выходу в свет книги Арендт «О революции». Арендт рассматривает революцию как начало чего-то нового, обнаруживает в ней проявление истинного духа политического. Сущность революции Арендт видит в радикальной трансформации общественной системы, в рамках которой старые властные отношения должны исчезнуть и должны появиться институты, в которых возможна реализация свободы. Но для того чтобы это произошло, люди должны действовать вместе. В результате совместного действия возникает пространство публичности, в котором и должна реализовываться свобода человека.

Сравнивая Французскую и Американскую революции, Арендт приходит к выводу, что лишь Американская была успешной, поскольку смогла обеспечить участие народа в публичных делах. Во Французской же революции акцент постепенно сместился в сторону социального вопроса, что привело к падению революционного духа и в конечном итоге к поражению революции. Однако именно Французская революция стала примером для всех последующих революций в мире.

Перевод беседы был опубликован в журнале «Социологическое обозрение», №1, 2016. Мы публикуем её в сокращении.

Шмид: К свободе в смысле XVIII века приходят затем в XIX веке в процессе дальнейшего влияния вещей, оживших уже во Французской революции, но подавлявшихся (у Бабёфа и других). Теперь внезапно и все интенсивнее привносится другой элемент: свобода — это прекрасно, но что значит свобода? Анатоль Франс: «Миллионерам точно так же запрещено воровать хлеб, как и бродягам». Но как сделать так, чтобы не было тех, кому приходится воровать хлеб, чтобы не умереть с голоду?
Арендт: Но тем самым смещается акцент. Тем самым, с моей точки зрения, происходит смещение, при котором о государственной форме полностью забывают. Маркс вообще не интересуется государством, оно отмирает. А Ленин, который был очень странным господином, сказал однажды нечто, возможно, свидетельствующее о том, что первоначальный подход, то есть обоснование свободы, а не только освобождение людей… Когда его спросили, как бы он определил революцию, он сказал: электрификация плюс Советы.
С одной стороны, освобождение от нищеты, которое на самом деле есть условие свободы, но с другой стороны, новая форма правления — и Ленин обе эти вещи, новую форму правления, Советы, и электрификацию, т. е. техническое развитие, передал партии.
Шмид: Под электрификацией он понимал то, что иначе называют американизацией.
Арендт: Конечно, он это имел в виду.

Шмид: Под советской системой понимают и следует понимать систему советов, при которой государственная власть находится в руках тех, кто эффективно вносит вклад в существование общества и государства. Не человек как индивидуум, который сам по себе, но человек как участник производства.
Арендт: Или как член соседской общины, или даже как завсегдатай кафе. Венгерская революция, в которой социальный вопрос странным образом вообще не играл никакой роли, — это последняя революция, во время которой советы снова сразу же возникли. Значит, народ всегда хотел систему советов, сразу организовывал её и знал, каким образом её следовало организовывать. Вы можете обнаружить это в Парижской коммуне, в первой, которая ни в коем случае не занималась исключительно социальными вопросами.
Шмид: Система советов возникла совершенно спонтанно, без каких-либо раздумий относительно «что» и «как». В 1905 году в России, когда гарнизоны, взбунтовавшиеся во время первой революции, и фабрики, которые к ним присоединились, сказали: теперь мы должны выбрать наших доверенных людей, и они должны соединиться в одно целое, и вся власть советам. В их руках должна находиться вся власть, потому что мы, солдаты, матросы, рабочие, действительно являемся государством и государство действительно принадлежит нам: ведь если делать всё как прежде, то мы будем лишь обмануты.
Арендт: Правильно. Очень интересно, что в Америке, где этого меньше всего можно было бы ожидать, Джефферсон, уже выйдя в отставку в преклонном возрасте, также разработал подобную систему и сказал: «Я постоянно повторяю, разбивайтесь на wards (Избирательные участки внутри одной общины, округа) и сотни, потому что без этого республика не выживет».
Шмид: Это старый принцип распределения власти. Власть даже в государстве не определяется как единое целое и должна быть распределена между её различными носителями и держателями. И чем она ближе к народу, сказал Джефферсон, тем больше этой властью будет сам народ.
Арендт: Во-первых, народ осуществляет контроль, но есть ещё и другая вещь. Каждый человек из народа, если он того желает, имеет возможность действовать, принимать участие в публичных делах. Томас Джефферсон писал 2 февраля 1816 года Джозефу К. Кэбеллу:
«Где каждый человек является участником своей республики-района (ward-republic), или республики более высокого уровня, и чувствует, что он является участником в управлении делами, но не только на выборах один день в году, а каждый день; когда не останется человека в государстве, который не был бы членом какого-нибудь из его советов, большого или маленького, он скорее даст вырвать сердце из своего тела, чем позволит Цезарю или Бонапарту отнять у себя власть».
Шмид: Тогда ещё существовало право быть оптимистом.
Арендт: В любом случае единственные государственные формы, возникающие непосредственно из революции, — это, во-первых, республика, а во-вторых, система советов. Причем возникающие спонтанно.
Шмид: Обе имеют одинаковый корень, представляя собой разные техники для осуществления воли народа. Но корень один и тот же: народ есть государство. Власть принадлежит народу. В больших государствах её нельзя больше применять так, как в сельской общине, как в кантонах; нужно иметь представительство, репрезентацию народа. Одни говорят: основанием для этого является площадь, выборный округ, страна; другие возражают: нет, там, где сосредоточено существование индивидуума, на производстве. Романтики говорили тогда: в семье, в деревне.
Арендт: Нет, не в семье. Видите ли, как только вы это привнесёте, так сразу же все разрушите. Семья — это частная сфера.
Шмид: Я имею в виду не систему советов, а нечто, возникшее из похожей мысли, романтическое сословно-государственное представление. Шарль Моррас писал: человек, до того как он человек, есть член семьи, ещё прежде он является жителем деревни и так далее, и эти вещи должны вознаграждаться репрезентацией.
Арендт: Всё это может быть репрезентировано. Что не может быть репрезентировано, так это мое желание действовать самостоятельно. Свои интересы я могу доверить представителю интересов, но своё действие — нет.
Шмид: Об этом говорит Руссо: суверенитет не может быть делегирован.
Арендт: Вопрос, возникающий сегодня в связи с гигантскими государствами, заключается в том, как их можно снова, так сказать, разбить, чтобы для тех, кто хочет — что ни в коем случае не идентично с большинством населения, — была возможность счастья публичности, как его назвал XVIII век. Что народ стремится в этом направлении, видно по революциям. Каждая революция производит из себя систему советов. Для этого не нужно никакой традиции, революционеры об этом понятия не имеют.
Шмид: Но вернемся к тому, что нового пришло в XIX век. Если в XVIII веке свобода легитимировала государство, то в дальнейшем его будет легитимировать социальное.
Арендт: Да, справедливость.
Шмид: Но и здесь нужно кое-что учитывать: значение слова «социальный» претерпело изменение. Прежде оно означало общественное, связанное с обществом, не индивидуум и не государство, а систему потребностей, — и вдруг «социальное» получает внутреннее значение. Оно теперь означает заботу о том, чтобы никто не страдал от нужды, чтобы каждый имел возможность достойного человеческого существования благодаря наличию средств пропитания. И в то время как ещё у Канта благосостояние не было критерием правильности государства, теперь им становятся возможность, способность, воля государства к созданию благополучия.
Арендт: И это стало возможно впервые. Обнаружилось, что социальные вопросы можно решить только при помощи техники, а не посредством классовой борьбы, т. е. это не имеет отношения к политике.
Шмид: Я хотел бы копнуть ещё немного глубже. На основе представления, что государство должно быть социальным, возникли два движения. Первое утверждало: необходимо проводить реформы, которые ведут к этой цели; представители другого говорили: реформы не имеют никакого смысла, потому что общество, с точки зрения их подхода к пониманию, чем оно является, совершенно к ним не готово.
Таким образом, если действительно хочется, чтобы человек был свободным, чтобы работа не была в тягость, но была тем, в чём человек находит своё сущностное предназначение, тогда необходимо перевернуть всю организацию работы, всю организацию производительных сил, необходимо произвести переворот.
Арендт: Вы говорите ещё из перспективы.
Шмид: Я пытался сказать так, как мог бы сказать Маркс. Я точно так же, как и вы, считаю, что сегодня это устарело. Оно стало беспредметным, потому что условия изменились. Впрочем, Маркс придерживался мнения, что в один прекрасный день даже работа как таковая перестанет быть необходимой. В его представлении, в бесклассовом обществе будут такие же условия, какие были в Афинах времен Перикла для свободных, но не для тех, кто вынужден был работать, не для banausos (ремесленников) и рабов.
Арендт: Я очень рада, что вы это говорите. Конечно, почти никто не замечает, что для Маркса Афины Перикла были всегда представлением, на которое он ориентировался.
Шмид: Он совершенно не случайно читал Софокла.
Арендт: Конечно, нет сомнений, что так и было. Но могут возникнуть значительные проблемы, если мы получим поздний Рим с плебсом. Это, к сожалению, намного вероятнее.
Шмид: Чем демос.
Арендт: Чем демос, чем свободный человек. Потому что люди, действительно обладающие этим вкусом к публичному и к свободе, о которых говорит Токвиль, не являются большинством ни в одном социальном слое.
Шмид: Во Франции существует для этого термин, который обосновали итальянцы (la classa politica, Моска), Токвиль и другие: la classe politique — политический класс. Слой людей, который проходит через все социальные слои, снизу доверху, у которого есть, так сказать, страсть (Eros) к идентификации собственного бытия с государством. Этот класс людей сегодня стал очень тонким.
Арендт: Да, он стал слишком тонким в том числе и потому, что не существует институтов.
Шмид: Они были в Англии, я не знаю, есть ли они ещё (в моей юности они ещё были): джентри и тому подобное.
Арендт: Они всё еще есть в Америке: townhall meetings (Общие собрания).
Шмид: Они были во Франции Третьей республики: все эти hommes de lettres и адвокаты.
Арендт: Однако Франция Третьей республики была тем, чему стоило исчезнуть.
Шмид: Но существовал classe politique. Он был, возможно, плохим, глубоко коррумпированным, но он существовал. Ведь решающим является в первую очередь то, что есть люди, которые, каковы они есть, хотят встроиться в государство. Хорошо или плохо они делают — это другой вопрос. У нас же я вижу, что людей, готовых идентифицировать себя с государством, войти в него, чтобы его формировать и нести ответственность, становится всё меньше и на место этих свободных граждан приходят деятельные люди, менеджеры, организаторы, без которых ничего не делается, у которых есть своя ценность. Но тогда это больше не республика, о которой мечтали, когда шли за это слово на баррикады.
Арендт: Да, и это был бы, конечно, конец революции. Видите, революционный дух, который был открыт в революции, а не до нее, идентичен собственно политическому духу.
Шмид: Это противоположность технократического мышления. На место этого истинно политического духа приходит технократия.
Арендт: Технократия абсолютно необходима, потому что без неё, без её решения нет политики. Но всё это технократическое имеет какой-либо смысл только в том случае, если оно может вспыхнуть в свободном пространстве публичности, где существует только политика.
Шмид: Здесь я бы повторил вместе с Платоном то, что он говорит о поэте. Платон сказал, что покрыл бы его розами, но выслал бы из государства. Технократа, с моей точки зрения, можно увенчать дубовой листвой, но не в государство, а в полис.
Арендт: К полису он не принадлежит!
Шмид: Но он снова туда попадает. При том, что сегодня называется политикой — это не вопрос страсти, формы, но радость от организации, от технического, правильного соединения действующих сил.
Арендт: Существует человеческая и нечеловеческая власть.
Шмид: Взгляните сегодня на предвыборную борьбу. Больше никто не пытается найти лучшие аргументы, а ищут трюки и способы, при использовании которых достигается большая популярность. Но это техническая вещь: подготавливать нечто таким образом, чтобы приобретать популярность ради выполнения цели. Возможно, здесь уместно напомнить о том, что слово «революция» когда-то имело выраженный оптимистический характер, общечеловеческий акцент. Существовало убеждение, что человечество будет благодаря ей лучше и счастливее.

Вопрос в том, связывают ли сегодня слово «революция» с этим оптимистическим, общечеловеческим акцентом. Может быть, в Китае. Я думаю и о другом, о предвидении Оруэлла. До этого утопии были почти всегда оптимистичными. Начиная с атомного века, с века технократии, они становятся пессимистичными. Человек, взгляни на то, куда ты идешь!
Достоинство человека также предполагает, что он не успокаивается на достигнутом. Утопия, на мой взгляд, является условием для того, чтобы человечество не загнивало или постепенно не зарастало тиной. Люди будут осознавать: мир в том виде, в каком он существует сейчас, неправилен. Но сегодня у нас есть ряд вещей, которых не было у наших предков и которые нам позволяют пользоваться миром и изменять его.
SOL

О КОНЦЕНТРАЦИИ ПОЛЮСОВ: ПОЛЮС - ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИЛ НА БАЗЕ ЛЕНИНСКОЙ ШКОЛЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО

Оригинал взят у parti_etat в О КОНЦЕНТРАЦИИ ПОЛЮСОВ: ПОЛЮС - ОБЪЕДИНЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ СИЛ НА БАЗЕ ЛЕНИНСКОЙ ШКОЛЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО

http://parti-etat.blogspot.com/2016/10/blog-post_31.html

С какими итогами борьбы за экономическое освобождение трудящихся и видением перспектив смены капиталистической формации на коммунистическую формацию подходят авангардные политические группы пролетарского класса к 99 годовщине Октября 1917 года?

События года, в преддверии приближающейся 99 годовщины пролетарской революции, социалистической направленности, дали основания ряду важных утверждений и констатаций, характеризующих положение пролетарского и левого движений в России. Вот и очередная новость: о готовящейся встрече коммунистических и рабочих партий в Ханое (Вьетнам) в конце октября.

Пролетариям, трудящимся, в свете событий на Украине и на Юго-Востоке Украины, стала окончательно понятна суть осколков КПСС. Стали очевидными главные проблемы встреч коммунистических партий, апологетов идеологии КПСС - это крайняя формализованность, закрытость, келейность, оторванность от насущных проблем трудящихся масс. И самое важное и главное - нет каких-либо очевидных шагов по созданию Международного ЦЕНТРА исследования (и обмена) опыта стран, развивающихся по коммунистическому (народоправному) пути.

Вот и 24.10.2016 - 08:24 Геннадий Воробьёв, высказывается в этом же ключе понимания положения, в котором находится коммунистическое движение: "Современное коммунистическое движение не отвечает требованиям времени. Основной причиной которого является отход от марксизма. Карл Маркс в своей работе "Критика готской программы" указывал, что переход от капиталистических общественных отношениях к коммунистическим общественным отношениям в переходный период может осуществляться ни чем иным, как государством революционной диктатуры пролетариата. Только революционный класс пролетариата стремиться к отказу от привилегий государственной власти, только революционный пролетариат стремиться к ликвидации социальных сословий и классов, только революционный пролетариат стремиться к отказу государственного управления обществом. революционность пролетариата заключается в неуклонном стремлении смене отжившего буржуазного общества на новое, прогрессивное общество без эксплуатации и угнетения. "Все известные социалистические общества и государства прошлого и настоящего сталкиваются с нарушением требований марксизма об обязательности переходного периода от капитализма к коммунизму в определенных политических условиях (социализм) и только под руководством государства революционной диктатуры пролетариата".

Концентрация коммунистического (народоправного) полюса, исходя из оценки состояния пролетарских сил (по итогам, прошедшего на днях семинара Конфедерации труда России, о котором рассылка МКК ЕПС трудящихся сообщала) и факта отсутствия организованного коммунистического движения России, и заключается в решении фундаментальной необходимости - ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЛЕНИНСКОЙ ШКОЛЫ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО И ПРАКТИЧЕСКОГО МАРКСИЗМА и сплочение, на основе её прорывных теоретических разработок, разрозненных групп революционно мыслящих пролетариев и авангардных политических групп.

Отправным моментом консолидированного и солидарного движения по эмансипации трудящихся текущего момента должно стать твёрдое и ясное понимание, и однозначное принятие следующих фактов. В СССР погиб не социализм, а государственный капитализм при власти КПСС. В послевоенный период (ВОВ) на конец 50-х годов КПСС не освободилась от, утвердившихся в советской политэкономической школе, псевдомарксистских положений, что и вело, в конце концов, к перерождению высшего и среднего звена государственно-партийного аппарата КПСС и СССР. На сегодняшний факт предательства КПСС и её осколков более, чем очевиден.

24.10.2016 - 23:12 Папиев. Сан.Петербург. Подтверждает это, когда пишет, что "марксизм из живого учения превратился в гранитную статую".

Марксисты - материалисты знают, что марксизм существует только в развитии. Сталкиваясь день ото дня с множеством суждений наших соотечественников, дающими оценки и компартиям, и их программам, не отвечающих их трудовым интересам и чаяниям,отмечают острую необходимость объединения в единую политическую силу. Следовательно, концентрация полюса - объединение политических сил на базе ленинской школы теоретического и практического марксизма есть не только насущное веление времени, но и потребность. Реализация такого действия зависит от того, какая политическая группа (партия, движение) возьмёт на себя роль объеденителя и организатора объединительного процесса.

Марксисты - материалисты знают: процессы природы обусловлены законами естественного развития. Процессы в обществе обусловлены, с одной стороны действиями государственного аппарата (управляющий надстройкой), законами экономического общественного развития и......рефлексией народа, стремящегося выжить и воспроизвести себя в предлагаемых государством обстоятельствах. С другой стороны, в обществе всегда есть социальные и политические группы, действующие на острие социальных движущих сил, придающие динамику и направленность общественному развитию.

На сегодняшний день концентрация коммунистического (народоправного) полюса, по естественным историческим основаниям (революции 1905-1907гг, революция февраля и октября 1917 года, народная революция 1991 года), осуществляется теми, кто понимает её суть и назначение, кто не просто ставит вопросы, указывает на наличие разномыслия и на разногласия в теоретических вопросах, а предлагает и показывает персональную, и коллективную практику реализации предложений, указывая на основы и путь консолидации. Примером такой деятельности последних дней служит учреждение Секции Плюс Оргкомитета, предложившая План конкретной работы в увязке с юбилейными датами: 100 - летие Великой Октябрьской революции 1917 года и 200- летие К.Маркса. Важнейшими составляющими Плана Секции Плюс Оргкомитета является ряд практических шагов,которые содействуют процессу концентрации коммунистического (народоправного) полюса.

Фонд "Центр марксистских исследований" выражает уверенность, что к процессу концентрации коммунистического (народоправного) полюса присоединятся и другие политические субъекты, позиционирующие себя авангардными политическими группами (партия, движения) пролетарского класса стран СНГ. Учредителями Секции Плюс Оргкомитета готовится ОБРАЩЕНИЕ к трудящимся, гражданам и всем политическим группам.

С.С. Гандилян, О.Б. Гуцуляк, Г.В. Жданова, Н.В. Миляев, Е.Л.Рохлина, Л.И.Столярова, Т.А.Саидов, А.В.Чижиков, В.Е. Яковлев,
Фонд "Центр марксистских исследований", ИПГ "Народоправие".
SOL

ОБРАЩЕНИЕ к трудящимся, гражданам и всем политическим группам

Оригинал взят у parti_etat в ОБРАЩЕНИЕ к трудящимся, гражданам и всем политическим группам

http://parti-etat.blogspot.com/2016/11/blog-post_5.html



Товарищи!

Прогрессивное человечество  готовится отметить  100 –  летие  ВОСР и   200 – летие со дня рождения К. Маркса: конференции, форумы, юбилейные монографии, разного рода буклеты….. Можно не сомневаться, так и будет!  Чем должны стать, приближающиеся юбилейные даты, для революционно мыслящего пролетариата, если  цели  Октября 1917 года так и не достигнуты? На этот и другие вопросы, связанные с переходом от капиталистического общества к коммунистическому обществу, от капитализма к социализму (первая фаза коммунизма),  имеются  ответы, содержащиеся в материалах и статьях, доведенных до  общественности.

Неявка большинства граждан на выборы 18 сентября 2016 г. – это момент истины, который показал недовольство граждан существующим положением дел в стране. Изменение этого состояния организационно заключается  в создании марксистской пролетарской партии, руководствующейся классическим и творчески развивающимся теоретическим и практическим марксизмом. Важнейшая задача будущей партии — создание Единой политической силы трудящихся  на Единой  идеологической платформе - на базе концепции (основа – экономический персонализм) народоправного общественного развития.

Данная концепция учитывает опыт построения социализма в СССР и применяет  диалектическую  логику к научным  работам  Ф. Энгельса «Развитие социализма из утопии в науку» (1887 г.) и В.И. Ленина «Государство и революция» (1916 г.). Опирается на методологию и инженерные решения основ экономического персонализма В.С. Петрухина (1970 – 2016 гг.) и на правовое обоснование совладения национальным достоянием В.С. Нерсесянца (1990 г.). А так же на современные практики деятельности авангардных политических групп России и стран СНГ.

 Выход из состояния, в котором находится народ России, требует осмысления  трёх фактов, характеризующих состояние пролетарского и левого движений России.


Первый факт — отсутствие коммунистических партий, деятельность которых отвечала бы целям Октября 1917 года и организованного коммунистического движения.

Второй факт. Есть передовые авангардные политические группы, предлагающие Концепцию народоправного общественного развития и проект Программы, утверждённой на Съезде  сторонников народоправного развития России (19.12. 2015 г.).

Третий факт. Идёт работа по созданию Единой политической силы граждан (трудящихся) России с ядром – марксистской пролетарской партией, идеологической  основой которой является Концепция народоправного общественного развития.

Мы можем достойно двигаться к знаменательным юбилейным датам: 100–летию ВОСР и 200-летию со дня рождения К. Маркса, если, осмысливая существующие реалии, посредством переговоров, начнём процесс  объединения в  ЕПС трудящихся с формированием региональных структур. Политэкономическая цель движения - уничтожение наёмного рабства и эксплуатации всех видов и форм, с последующим установлением народоправного способа производства. Производительным трудом ассоциированных свободных производителей и будет строиться новое общество с новыми отношениями собственности (присвоения)
и власти.

Учредители Оргкомитета по подготовке к юбилейным датам и Секции Плюс Оргкомитета  призывают соотечественников — трудящихся откликнуться на Обращение и включиться в практическую работу по решению поставленных задач. Заключительной частью этой работы будет подготовка полноценного Документа  к Международной научно-практической конференции, в котором будут отражены фундаментальные основы творчески развиваемого марксизма  21 века, а именно: теоретические и практические основы экономической и духовной эмансипации человека.

В этом и заключается современное движение по реализации  целей Октября 1917 года, и целей учения Маркса, достижение которых актуализировано  трагедиями 20 века и вызовами 21 века!

к 7 ноября (25 октября по старому стилю) 2016 г.

Ассоциированные члены Секции Плюс Оргкомитета:

Фонд «Центр марксистских исследований»;
Межрегиональное общественное движение «Фонд организации наивысшей производительности труда»;
Международный Координационный комитет по созданию Единой политической силы трудящихся России;
Московское региональное отделение Единой политической силы трудящихся России;
Тульское региональное отделение Единой политической силы трудящихся России;
Инициативная политическая группа «Народоправие»;
Интернет-портал «Огонь Прометея» http://www.mesoeurasia.org
SOL

"ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ ПОДГОТАВЛИВАЕТ НОВУЮ РЕВОЛЮЦИЮ В ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗАКОНАХ ДВИЖЕНИЯ ОБЩЕСТВА"

Оригинал взят у parti_etat в "ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ ПОДГОТАВЛИВАЕТ НОВУЮ РЕВОЛЮЦИЮ В ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЗАКОНАХ ДВИЖЕНИЯ ОБЩЕСТВА" (К.Маркс

http://parti-etat.blogspot.com/2016/11/blog-post_6.html

Марксисты - материалисты знают: социальная революция по заказу не делается, ровно как то, что социальная революция имеет две фазы.

Первая фаза - политическая, в период которой осуществляется становление политических органов новой власти.

Вторая фаза: экономическая, в период которой осуществляются преобразования, позволяющие достичь  целей революции.

Цели Октябрьской социалистической  революции  в СССР  достигнуты не были.

Действительно, развитие естественных наук дают марксистам - материалистам мощное объективное подтверждение верности марксизма, особенно, в части последствий, вытекающих из познания закона прибавочной стоимости. В контексте этих особенностей и сложились причины, приведшие  СССР к распаду и  продолжают существовать в настоящем времени.

Поднимаемый  вопрос о том, что  рабочая сила человека имеет две формы: химическую-аденозинтрифосфорную кислоту (АТФ) и электрическую - протонный потенциал, целиком и полностью имеет перспективу своего раскрытия, если продолжить рассмотрение РАБОЧЕЙ СИЛЫ как средство воспроизводства  жизненных сил человека в мере, согласующейся с уровнем цивилизационного (НТР)  развития общества.

К человеку современное общество предъявляет значительные и физические, и интеллектуальные  требования на соответствие уровню технического развития производительных сил. Но человек в системе капиталистического олигархата, будучи ограбленным и отчуждённым от многих социальных институтов  государства, оказывается не способным  не только  воспроизводить свои жизненные силы, но и интеллектуально соответствовать вызовам эпохи. Подтверждения этому можно найти повсюду.

Следовательно, настойчиво предлагаемый обществу экономический персонализм  есть единственная возможность, позволяющей уйти от бюрократического управления социальной  системой (родовспоможение, воспитание, образование, здравоохранение) воспроизводства  человека переходом на персонализированное воспроизводство своей жизни через коллективистский труд в общественно персонализированном  народоправном производстве. Только преодолев грабёж по закону  олигархическим государством ЧЕЛОВЕКА, можно  обеспечить достаточный уровень воспроизводства  им себя, адекватно жизненным потребностям и затратам живой рабочей силы.

Естествознание подготовляет новую революцию в экономических законах движения общества!  Макс прав! Поэтому в преддверии 100- летия Октябрьской революции, храня в памяти сердца столетнюю историю социалистической революции через судьбу каждого её сторонника, надлежит  проникнутся пониманием необходимости завершить  революцию  Октября 1917 года и создать новые социально- экономические и политические условия, которые будут подготавливать новую революцию в  экономических законах движения общества.

Какими  будут политэкономические особенности общества 22 века?  На их характер укажут, научно  исследованные  противоречия отношений народоправного (коммунистического) способа  производства.

А.В.Чижиков, Фонд "Центр марксистских исследований".
SOL

Персонализация функции воспроизводства как мера единства вещей и отношений свободного (гражданского)

Оригинал взят у parti_etat в Персонализация функции воспроизводства как мера единства вещей и отношений свободного (гражданского)

http://parti-etat.blogspot.com/2016/11/blog-post_58.html

Единство вещей и отношений.в функции воспроизводства КАЖДЫМ СВОЕЙ ЖИЗНИ  в текущем моменте истории не обеспечиваются  в России господствующими отношениями собственности  и присвоения.
Маркс и все другие его последователи  помогают понять в чём заключается "единство вещей и отношений", помогают аккумулировать  мысль каждого, кто серьёзно и основательно задумывается над  ФУНКЦИЕЙ ВОСПРОИЗВОДСТВА  КАЖДЫМ СВОЕЙ ЖИЗНИ.
Как показывает практика (СССР, деятельности политического постсоветского олигархического режима, осколков КПСС, пролетарских масс, самодеятельных социалистов- индивидуалистов, активистов авангардных политических групп) народ   России  вынужден жить в условиях, когда функцию воспроизводства жизни каждого РЕГУЛИРУЕТ  ОЛИГАРХИЧЕСКАЯ  ВЛАСТЬ, когда значительная часть  личных усилий и результатов  личного  труда человека  грабится государством узаконенного грабежа.
Если человек  понимает это  и он чувствует в себе силы изменить  такое положение «единства вещей и отношений», то он  неизбежно задумывается над логикой истории (логикой материалистической  диалектики), чтобы определиться вектором (и содержанием) движения по достижению  персонализации  функции  воспроизводства своей жизни.  Человек, просвещённый опытом СССР  и деятельностью  осколков КПСС  (от Едро  до КПРФ, РКРП-КРПСС) знает, что никто  не обеспечит  воспроизводство  его жизни, ибо это может только  обеспечить  личным трудом  сам человек, трудясь коллективно в  условиях  общественно персонализированного способа производства (диалектика русской крестьянской общины, коммун А.С. Макаренко, всего опыта СССР).
Человек в таком  обществе трудиться, присваивая  результат  своего  личного труда, чем и осуществляется обеспечение «единства вещей и отношений» и воспроизводство  своей  жизни, и жизни своих детей  так,  как  это позволяют и  диктуют цивилизационные и формационные условия.
А.В.Чижиков, Фонд "Центр марксистских исследований".
SOL

Григорий Асмолов: «Бесполезный класс» и научное объяснение популярности Дональда Трампа

Оригинал взят у parti_etat в Григорий Асмолов: «Бесполезный класс» и научное объяснение популярности Дональда Трампа

http://parti-etat.blogspot.com/2016/11/blog-post_3.html

Профессор иерусалимского университета Юваль Ноах Харари продолжает утверждаться в роли одного из глобальных интеллектуальных лидеров. Сначала в книге «Sapiens: Краткая История Человечества» он представил свою концепцию прошлого и настоящего человечества. В новой книге “Homo Deus” он предлагает концепцию нашего будущего. Лекция, посвященная выходу книги, прошла на шестом этаже книжного магазина Foyles в лондонском районе Сохо.

Свою лекцию Харари начал с описания двух примеров, демонстрирующих, как развитие цифровых алгоритмов меняет целые индустрии. Первая область – это транспорт, где компьютеры скоро заменят водителей, так что уже через несколько десятков лет мысль о том, что люди когда-то водили машины, будет вызывать недоумение. Вторая область – это медицина, где датчики, собирающие о нас информацию и алгоритмы, ее анализирующие, вскоре начнут все больше вытеснять врачей, которые уже сегодня не способны уделить должного внимания пациентам.

Однако эти примеры не более чем иллюстрация принципиальных и глубинных процессов, которые, как считает Харари, еще при нашей жизни могут полностью изменить наше общество и наш образ жизни. По мнению Харари, рост сложности и эффективности алгоритмов, а также появление новых форм искусственного разума ведет к быстрой смене структуры рынка труда, при которой большинство существующих сегодня профессий будут стремительно терять свою актуальность.

Харари выделяет два типа человеческих ресурсов, которые превращают нас в рабочую силу. Первый – это физические ресурсы. Здесь роль людей постепенно вытесняется машинами уже со времен индустриальной революции. Второй тип это ментальные и когнитивные возможности человека. Сегодня это возможности стали постепенно заменяться при помощи информационных технологий.

Основной вопрос, которым задается Харари, – придут ли на смену вымирающим работам новые формы трудоустройства.

Согласно оптимистическому сценарию, новые работы предложат альтернативу старым.

Однако существует и менее радужный сценарий, согласно которому старые профессии вымрут, а достаточное количество новых не появится.

По мнению израильского исследователя, подобная динамика может привести к возникновению «нерабочего класса» как наиболее значимой и масштабной социальной группы, и обеспечение ее нужд может оказаться под вопросом.

Если в XX веке государства, даже тоталитарные, остро нуждались в человеческих ресурсах и поэтому инвестировали в развитие масс, поддерживали их существование, то в уже в самом ближайшем будущем массы могут потерять свою экономическую значимость и оказаться абсолютно ненужными государству.

К примеру, люди в таком количестве больше не нужны военной индустрии, которая сегодня базируется на высоких технологиях и маленьких группах высоких профессионалов.

В этой ситуации элиты могут потерять мотивацию инвестировать в массы и проявлять какую-либо заботу относительно граждан. Этические обязательства перед людьми ещё могут некоторое время удерживать власти в векторе заботы о массах в либеральных государствах и государствах благосостояния. Однако во многих других странах этики не достаточно, чтобы обеспечить минимальное внимание государства по отношению к своим гражданам. По мнению Харари, скоро мы можем стать свидетелями распада связки либерализма и капитализма. До недавнего времени экономические требования мотивировали этичное поведение, процветание требовало либерализации и охраны человеческих свобод. Но развитие алгоритмов может вскоре привести к тому, что забота о массах потеряет экономический смысл, и в результате пути экономики и либеральных ценностей разойдутся.

Удар будет нанесен не только по капитализму. Социализм базируется на идее о важности рабочего класса как основного ресурса развития, и поэтому с возникновением «бесполезного класса» идеи социализма потеряют свою актуальность. Согласно автору «Homo Deus», в ситуации, когда старые идеологические модели устарели, возникнет необходимость формирования новых идеологий.

У возникновения «бесполезного класса» есть еще целый ряд последствий. «Власть уходит от людей и переходит к алгоритмам, которые начинают понимать нас лучше, чем мы понимаем самих себя», — говорит Харари. По словам ученого, рост количества данных не оставляет иного выбора, кроме как полагаться на алгоритмы и решения, которые они принимают за нас. Харари приводит примеры власти алгоритмов:

Алгоритмы могут отвергнуть вас. Алгоритмы могут сказать вам «нет», и никто не поймет, почему вы не понравились алгоритму. Алгоритмы могут уволить вас с работы

В этой ситуации, по словам ученого, под вопросом оказывается свобода человеческой воли в принципе.

Формирование «бесполезного класса», по словам Харари, ведет к исчезновению эффективной экономической модели для существования людей. Все, что нам остается, это быть потребителями. Впрочем, и в этом мы можем быть постепенно вытеснены алгоритмами. Харари приводит в качестве примера работу над маркетинговой кампанией его новой книги: «Я написал краткое описание новой книги так, чтобы заинтересовать читателя. Но потом к работе подключился редактор и изменил текст так, чтобы он понравился поиску Гугла и алгоритму Амазона. Мой потребитель в данном случае – это поиск Гугла», — заключает Харари, предполагая возможность существования экономических моделей, в которых люди оказываются не нужны ни в какой роли.

Харари считает, что ради повышения уровня жизни и поддержания здоровья люди будут готовы все больше отказываться от защиты частной информации. А возможные последствия для политической системы можно наблюдать уже сейчас, в ходе президентской кампании в США: «Растущий разрыв между политической и экономической системами ведет к тому, что у рядовых граждан усиливается ощущение того, что они теряют какую-либо возможность влиять на процессы, так как система в них не нуждается. Этим можно объяснить и популярность Дональда Трампа».

Трамп в своей абсурдности идеальный кандидат для того, чтобы дать пинок системе и доказать ей, что избиратели по-прежнему обладают силой над системой

Впрочем, здесь по мнению Харари, людей может ждать разочарование, так как подобный кандидат может привести к реформированию системы, в результате чего институты полностью потеряют свое значение, а голоса избирателей будут значить еще меньше.

Впрочем, Харари не хочет оказаться в роли Кассандры, предсказавшей падение Трои: «Я не предлагаю пророчества, а только рисую возможные пути развития». По словам израильского профессора, в то время как люди в Силиконовой долине являются источниками хороших новостей о будущем, социальные исследователи и философы должны помогать смотреть на вещи критически, чтобы таким образом дать возможность изменить ход грядущих событий. «Я не предсказываю будущее, я повышаю осведомленность чтобы это будущее предотвратить».

По мнению Харари, есть и ряд хороших новостей. Во-первых, технологии никогда не детерминистичны, а значит могут вести к формированию очень разных типов общества. Кроме того, есть сфера, которая продолжает оставаться вне власти алгоритмов, – это человеческое сознание. «Мы можем создавать искусственный разум, но мы не можем приблизиться к созданию искусственного сознания, — подчеркивает Харари. — Предположение, что развитие разума достигнет порога, на котором появится сознание, пока что не работает».

Возможно, миром будет править искусственный разум, но им не будет править искусственное сознание!

По мнению исследователя, именно сознание должно стать приоритетной областью исследований современной науки: «Мы должны изучать сознание, а не мозг. Представьте себе гору. И вот мы роем туннель только со стороны изучения мозга. А нужно еще рыть туннель с другой стороны – стороны сознания. Возможно, эти туннели встретятся, и тогда мы только ускорим процесс научного познания. А возможно, окажется, что это два совершенно разных туннеля…».

Григорий Асмолов, докторант факультета Медиа и Коммуникаций Лондонской Школы Экономики (LSE). Эксперт в области применения информационных технологий в ситуациях кризисов и природных катаклизмов. Автор и участник проектов «Карта Помощи» и «Виртуальная Рында». В прошлом работал в Мировом Банке, центре Беркмана Гарвардского университета, а также в газетах «Коммерсант», «Новая Газета» и 9-ом канале израильского ТВ.