?

Log in

No account? Create an account

April 16th, 2017

Известия об островах в Атлантике весьма согласуются с сообщениями географа Плиния Старшего о том, что там находятся острова Горгады (Gorgades), т.е. острова Зеленого Мыса, до которых двухдневный путь плавания от самой западной известной грекам точки Африки, которую называли мысом Гесперу Керас (Hesperu Ceras, «Западный Рог», ныне Зеленый Мыс, Сенегал). Как сообщает Помпоний Мела и Плиний Старший, карфагенский флотоводец Ганнон Мореплаватель открыл острова Горгады во время  своего путешествия: «… Рассказывают, что против этого мыса также имеются острова – Горгады, некогда место, где обитали горгоны (на расстоянии двухдневного плавания от материка, как передаёт Ксенофонт Лампсакский). Проник на них полководец пунийцев Ганнон и сообщил, что у женщин (там) тела покрыты шерстью, а мужчины с ловкостью спасаются бегством. Две шкуры горгон, ради наглядного доказательства (увиденного им) и как чудо, он посвятил в храме Юноны; их можно было обозревать вплоть до времени взятия Карфагена»;  другой вариант перевода: «… Там же имеются острова Горгады, где раньше обитали Горгоны. Согласно рассказам Ксенофонта из Лампсака, эти острова отстоят от материка на два дня плавания. До этих островов доплыл карфагенский начальник флота Ганнон (Hanno Poenorum imperator). Он сообщил, что у живущих там женщин всё тело покрыто волосами, а мужчины были столь быстроноги, что убежали от преследования. Ганнон положил (posuit) шкуры двух туземных самок в карфагенском храме Юноны как свидетельство правдивости своего рассказа и как достопримечательность; там их показывали до взятия Карфагена римлянами» (Плиний, «Естественная история», XXXVI, 200).
Таким образом, по представлению древних, ранее на этих островах обитали мифические существа Горгоны (от греч. γοργός, gorgos – «грозный, ужасный»): Эвриала (Εὐρυάλη, Euriale — «далеко прыгающая»), Сфено  (или  Сфейно,  Стено,  Стейно – Σθεινώ, Stheino «могучая»), Медуза  (Μέδουσα, Medousa – «повелительница», «стражница») – самая известная из них и единственная смертная из трёх чудовищных сестёр. Они были дочерьми божества бурного моря и чудес Форкия (Форкиса), сына Понта и Геи, и его сестры, «прекрасноланитной» богини пучины  Кето (Псевдо-Аполлодор, «Мифологическая библиотека» I 2, 6; II 4, 2-3). Как гласит поздняя версия мифа, оформленная Овидием в «Метаморфозах», разгневанная Афина превратила Медузу и её сестёр в чудовищ после того, как Посейдон овладел Медузой в храме богини. По другой версии: Эвриала и Сфено решили стать чудищами сами из сострадания к судьбе сестры. Горгоны несколько драконоподобны в своём облике: крылья, клыки в пасти, когти на руках, на теле – практически непробиваемая чешуя. Медуза была смертной (убита Персеем), Эвриала и Сфено – бессмертны. На ларце Кипсела было изображено, как они преследуют на крыльях Персея. Они – сёстры дракона Ладона, охранявшего сад с яблоками Гесперид,  Фоосы  (матери  Полифема) и грай (Энио, Пемфредо и Дейно). Согласно Еврипиду, они охраняли Омфалос («пуп Земли»).
[Spoiler (click to open)]
Сам отец Горгон Форкий описывается как эфиоп и царь трех островов (Палефат, «О невероятном» 31) или трех дочерей, оставив им богатое наследство (Фульгенций, «Мифологии» I, 21). Он родился на некоем острове Керн за Геракловыми столпами (Гибралтаром) (Палефат, «О невероятном» 31). Но особенно интересно то, что по Марку Теренцию Варрону (116-27 гг. до н.э.), бывшему во время Цезаря начальником римской публичной библиотеки, Форкий, рожденный на острове Керн и бывший отцом трех Горгон и царем трех островов, являлся уже царем Корсики и Сардинии, и был побежден в морской битве царем Атлантом («Первый Ватиканский мифограф» II 27). Это соотносится с упоминанием его современника Диодора о вражде амазонок и ставших их союзниками атлантов с неким племенем горгон. Вероятно, остров Керн (Керна) стал резиденцией некоторой части атлантов после того, как «царь Атлант» завоевал его у рожденного на нем Форкия, отца Горгон (и предка племени горгон). Позже, как мы расскажем ниже, этот город атлантов Керн завоевали амазонки и переименовали его в Мирину.
В острове Керн видят финикийскую колонию Керна, находившуюся на одном из нынешних безымянных островов близ мыса Арген в бухте Леврие (Северо-Западная Мавритания) либо в районе западносахарской Рио-де-Оро: «Ниже неё (реки Ксион) есть остров по имени Керна... От Солунта до Керны морской путь (составляет) пять дней» («Перипл Псевдо-Скилака», 112) [(Псевдо)-Скилак Кариандский. Перипл обитаемого моря / Пер., ст. и прим. Ф. В. Шелова-Коведяева // Вестник древней истории. – 1988. – № 2. – С. 265]. Из «Перипла Ганнона» (450 г. до н.э.) следует, что к острову Керна (финик.  Khernaa «рог», «вершина», иврит akharon «крайний, последний»), составляющему всего 5 стадий, т.е. 1 км., карфагеняне от страны ликситов «плыли вдоль пустыни (на юг) два дня, а оттуда снова на восток, в глубь залива на целый дневной переход; там был обнаружен небольшой остров, на котором и основали колонию Керна». Ганнон так описывает географическое положение Керны: «Мы определили по пройденному пути, что он (остров Керна) лежит по прямой линии к Карфагену; ведь морской путь от Карфагена до Столбов (Гибралтара, – О.Г.) был равен пути (12 дней, – О.Г.) оттуда до Керны».
Керна как самая южная из семи финикийских колоний на африканском берегу находилась в пределах Тропической Африки, населенной темнокожими благими «эфиопами», т.е. негроидами. Общались карфагеняне с «эфиопами» и узнавали местные названия с помощью переводчиков из лекситов-номадов, т.е. берберов, язык который был известен карфагенянам настолько, что они могли понимать ликситов. Именно у берегов Тропической Африки, на юг от Керна, карфагеняне узнали, что они «прибыли в залив, который, как сказали переводчики, называется Западным Рогом». «… Псевдо-Скилак описывает "эфиопов", живущих на материке близ Керны, как всадников, вооруженных луками и метательными копьями, питающихся мясом и молоком. В Уммат-Шегаг, на севере Мавритании (и только в этом единственном месте на всем пространстве от берегов Средиземного моря до Гвинейского залива!), обнаружены наскальные изображения  всадников,  вооруженных луками.  По-видимому,  здесь конные  стрелки появились независимо от конных стрелков Востока,   хотя финикийские моряки имели возможность наблюдать и   тех и  других.  Псевдо-Скилак  роняет  ценное замечание о характере царской власти у "западных эфиопов" – князем они избирали самого высокого. То же самое Геродот сообщал о восточных эфиопах – мероитах, у которых царем признается лишь самый высокий и сильный. Бион и Страбон также говорят о том, что у "эфиопов" Мероэ царем избирался наиболее красивый. Если Псевдо-Скилак не просто повторяет Геродота, то он является первым в мировой литературе автором, который указал на физические требования, предъявляемые   западноафриканскими  неграми  к  своему  священному царю» [Кобищанов Ю.М. Карфаген в мировой политической системе в VII-IV вв. до н.э. // Кобищанов Ю.М. Африка в древнейшем мире. –  http://biofile.ru/his/197.html].
Мифограф 4 в. до н. э. Палайфат (IV в. до н.э.) описывал жителей Керна как имевших много золота.  Геродот описывает, как карфагеняне покупали золото на западном побережье Африки (Геродот, «История» IV, 196). «Перипл Псевдо-Скилака» сообщает лишь, что Керна служила карфагенянам для торговли с «эфиопами», причем карфагенская керамика, благовония и «египетский камень» (фаянс) обменивались здесь на слоновую кость, шкуры антилоп и вино, предлагаемые «эфиопами» с материка («Перипл Псевдо-Скилака», 112). «… Вызывает недоумение замечание Псевдо-Скилака о том, что местные   "эфиопы" имели  виноградники,  производили в больших количествах вино и даже продавали его карфагенянам. У Геродота мы также находим описание острова Карависа, или Керавниса (Керна?), поросшего маслинами и виноградом и даже имеющего золотоносные пески. По-видимому, это сильно искаженная информация. Во всяком случае виноград и маслины – излюбленные и священные растения финикийцев – возделывались во всех сельскохозяйственных поселениях Карфагена; если они и появились в древности в Западной Африке, то лишь благодаря карфагенянам (кстати, название соседней с Керна финикийской колонии Арамбис, Arambys, Arambi вероятно восходит к еврейско-финикийскому «Har Anbin», то есть «Гора винограда» или «горный виноград», – О.Г.). Возможно, отдельные карфагенские колонии были основаны впоследствии на побережье материка против Керны и далее к югу. Страбон, критикуя Эратосфена за "фантастические рассказы", причисляет к ним "упоминание острова по имени Керна и других стран (мест на атлантическом побережье Африки), которые теперь нигде нельзя обнаружить", "слухи о путешествиях финикийцев (которые немного спустя после Троянской войны объехали страны за Геракловыми Столбами и основали там города, так же как и в середине Ливийского побережья)" и "рассказ о том, что в заливах (африканской Атлантики) были древние поселения тирийцев (т.е. финикийцев), теперь покинутые, числом не менее трехсот городов, разрушенные фарусиями и нигретами; а эти племена, как говорят, находятся от Ликса на расстоянии тридцатидневного пути". Ко времени Страбона карфагенское поселение на Керне, как и другие пунические колонии южнее Танжера, уже давно исчезли, но сохранилась память о том, что фарусии и нигреты – самые южные из берберских племен Мавритании – некогда разрушили эти поселения. Конечно, о 300 колониях, даже если отождествлять их с простыми селами, не может быть и речи, но гибель финикийских поселений в Атлантике, вероятно, правильно связана с экспансией фарусиев и нигретов. Следовательно, самые южные из карфагенских поселений должны были находиться на материке значительно южнее Ликса» [Кобищанов Ю.М. Карфаген в мировой политической системе в VII-IV вв. до н.э. // Кобищанов Ю.М. Африка в древнейшем мире. –  http://biofile.ru/his/197.html].
Однако наиболее интересно то, что, по сообщению римского историка Диодора Сицилийского (90-30 гг. до н. э.), на атлантическом острове Керне (κέρνας, kernas) находилось могущественное укрепление Атлантиды (Диодор Сицилийский, «Историческая библиотека» III, 54:4-7) [Diodorus Siculus, Bibliotheca Historica, Books I-V. Immanuel Bekker, Ludwig Dindorf, Friedrich Vogel, Immanel Bekker, Ed. // http://www.perseus.tufts.edu/hopper/text?doc=Perseus%3Atext%3A2008.01.0540%3Abook%3D3%3Achapter%3D54%3Asection%3D4]
Этот остров захватили таинственные ливийские амазонки: «… понтийских амазонок нужно отличать от ливийских союзниц Диониса, некогда населявших Гесперу – остров на озере Тритон, столь богатый фруктовыми деревьями, овцами и козами, что амазонкам даже не нужно было выращивать зерно («… их родина была на острове, который, потому что он был на западе, назывался Геспера, и он располагался в болотах Тритониды. Это болото было рядом с океаном, который окружает землю, и получило своё название от некой реки Тритон, которая впадала в него, и это болото было также около Эѳиопии и, что гора на берегу океана, которая является самой высокой из находящихся поблизости, омывается океаном и греки называют её Атлас. Вышеупомянутый остров был огромного размера и заполнен фруктовыми деревьями всякого вида, которые обеспечивали местных жителей пищей. На нем также было множество мелкого и крупного скота, а именно, коз и овец» (Диодор Сицилийский, «Историческая библиотека» III, 52:4), – О.Г.). Захватив все города на острове, за исключением священной Мены, где жили эфиопские поедатели рыбы (добывавшие изумруды, рубины, топазы и сердолик), они победили соседних ливийцев и кочевников и основали великий город Херсонес, названный так потому, что он был построен на полуострове. «… Первый народ, против которого они двинулись, согласно легенде, были атланты, наиболее цивилизованные люди среди обитателей тех областей, которые жили в процветающей стране и обладали большими городами; рождение богов случилось среди них, как утверждает мифология, в областях, которые расположены вдоль берега океана, с этим согласуются многие легенды, имеющие хождение среди греков… Тогда царица амазонок Мирина собрала, как говорят, армию в тридцать тысяч пехотинцев и три тысячи всадников, поскольку они предпочитали в необычайной степени использовать кавалерию на войне. Как защитное снаряжение они использовали шкуры больших змей, так как в Ливии обитают такие животные невероятных размеров, а как наступательное вооружение – мечи и копья; они также использовали луки и стрелы, которые они пускали не только перед лицом врага, но даже и во время бегства, стреляя назад в преследователей весьма действенно. При вступлении в страну атлантов, они в крупном сражении нанесли поражение жителям города Керны, как его называли, и проникнув за стены вместе с бегущим врагом, они заполучили город в свои руки; и желая вселить ужас в соседние народы, они обошлись с пленными с жестокостью, предали мечу мужчин, начиная с юношей и старше, женщин и детей увели в рабство, и разрушили город. Но когда ужасная судьба жителей Керны стала известна среди их соплеменников, рассказывают, что атланты, поражённые ужасом, сдали свои города на условиях капитуляции и объявили, что они будут делать все, что будет им приказано, и что царица Мирина, держась честно по отношению к атлантам, установила дружбу с ними и на месте разрушенного города основала город, носящий её имя, и в нем поселились как пленные, так и уроженцы (других городов) по желанию. После чего атланты преподнесли ей великолепные дары и всенародным постановлением проголосовали за оказание ей значительных почестей, а она в свою очередь любезно приняла их и в дополнение пообещала, что будет проявлять доброту к их народу» (Диодор Сицилийский, «Историческая библиотека» III, 54:1-6).
Затем, по просьбе атлантов, амазонки начали войну против народа горгон: «… Царица амазонок Мирина собрала тридцать тысяч всадниц и три тысячи пехоты. Все они были вооружены луками, из которых при отступлении попадали точно в своих преследователей. Доспехами им служили шкуры невероятно больших ливийских змей. Вторгшись в землю атлантов, Мирина нанесла им сокрушительное поражение и, переправившись на остров Керну, захватила город. Она предала мечу всех мужчин; женщин и детей захватила в качестве рабов и сровняла с землей городские стены. Когда оставшиеся в живых жители Атлантиды согласились сдаться, она отнеслась к ним очень хорошо, подружилась с ними и в возмещение захваченного у них острова Керна построила новый город Мирину, где поселила всех пленников и тех, кто согласился жить в этом городе. Поскольку атланты предложили воздавать ей отныне божественные почести, Мирина защищала их от соседнего племени горгонов, многих из которых она перебила и не менее трех тысяч взяла в плен. Однако в ночь, когда амазонки праздновали победу, пленники похитили отобранные у них мечи и по сигналу основные силы горгонов, собравшиеся и спрятавшиеся в дубраве, бросились со всех сторон избивать соплеменниц Мирины. Соплеменницы Мирины погребены под тремя огромными курганами, которые до сих пор называют "курганами амазонок", но ей самой удалось бежать, и она, пройдя большую часть Ливии, с новой армией вторглась в Египет, помогла царю Гору, сыну Исиды, и приступила к-завоеванию Аравии. Кое-кто утверждает, что именно ливийские амазонки, а не те, что жили у Понта Эвксинского, сумели покорить Малую Азию и что Мирина на самых удобных местах в своей новой империи основала большое количество прибрежных городов, включая Мирину, Киму, Питану, Приену, а также другие города вдали от моря. Кроме того, она покорила несколько островов в Эгейском море, в частности Лесбос, где построила город Митилену, названный так по имени ее сестры, участвовавшей в этом походе. В то время когда Мирина покоряла острова, ее флот попал в бурю, но Мать богов благополучно отнесла все суда к острову Самофракия, который в то время был необитаемым. Поэтому Мирина посвятила эту землю Матери богов, поставила ей многочисленные жертвенники и принесла обильные жертвы. После этого Мирина переправилась в материковую Фракию, где царь Мопс и его союзник скифский царь Сипил победили ее в честном бою, а сама она была убита. Войско амазонок уже никогда не оправилось от этого поражения, и, уступая фракийцам в мелких стычках, оставшиеся в живых амазонки окончательно ушли в Ливию» [Грейвс Р. Мифы древней Греции / Пер. с англ. Под ред. и с послесл. А.А. Тахо-Годи. – М. : Прогресс, 1992. – С. 366-367].
Далее «… горгоны, в последующие дни возросшие в силе, были повторно подчинены Персеем, сыном Зевса, когда Медуза была царицей над ними, и, в конце концов, и они, и род амазонок были полностью уничтожены Гераклом, когда он посетил западные края и установил свои столпы в Ливии, так как он чувствовал, что это плохо согласуется с его решимостью стать благодетелем всего рода человеческого, если он позволит страдать какому-либо народу под властью женщин. Этот рассказ также сообщает, что болота исчезли из бытия в ходе землетрясения, когда те его части, которые лежали в сторону к океану, были расколоты на части» (Диодор Сицилийский, «Историческая библиотека» III, 55:3).
Также знаменитой амазонкой была Сфинкс (Сфинга «Душительница»), первая жена брата Европы финикийца Кадма (внука Посейдона, основателя Фив в Беотии на месте убийства им дракона бога Ареса, охранявшего священный источник). Якобы Сфинга укрепилась на горе Фикион и стала воевать с Кадмом (Палефат, «О невероятном» 4). По другой версии, Сфинга была побочной дочерью внука Кадма Лая (деда Эдипа), и он сообщил ей тайну изречения дельфийского бога, данного Кадму («О Европе не беспокойся»). От наложниц у Лая было много сыновей, и все они не могли ответить на вопрос и гибли (Павсаний, «Описание Эллады» IX 26, 3-4). По другому истолкованию, Сфинга была морской разбойницей, блуждавшей по морям с войском и флотом, захватив гору, занималась разбоем, пока Эдип с войском из Коринфа не победил её (Павсаний, «Описание Эллады» IX 26, 2).
Все античные рассказы об амазонках в Греции, Малой Азии, Кавказе и Скифии исходят из того, что там они появились из свой изначальной родины – Ливии, возле горы Атлас (!), по Геродоту (Геродот, «История», IV, 184), у озера Тритон (Тритония, Тритонида), которое было отделено от Средиземного моря простым земляным валом (видимо, аналог египетского оазиса Фаюм), но, как сообщает Диодор Сицилийский, из-за землетрясения оно исчезло. Некоторые исследователи отождествляют его с Тунисским заливом.
На берегу этого же ливийского озера Тритон явилась миру богиня Афина (поэтому Гомер величает её «Тритонией») во всем военном облачении, «выпрыгнув» из головы Зевса (и будучи рожденной первой женой Зевса океанидой Метидой «Разум», которую Громовержец проглотил беременной), или родившись из земли.
Геродот сообщает о живущих вокруг этого озера Тритонида ливийских племенах махлиев и авсеев и, из которых первые почитают больше Посейдона, а вторые – Афину, и оба «… Афину же они почитают дочерью Посейдона и богини озера Тритониды. Поссорившись со своим отцом (т.е. Посейдоном, – О.Г.), она предалась Зевсу, и тот принял ее как свою дочь» (Геродот, «История», IV, 180). Другие версии мифа рассказывают именно о ссоре с Зевсом и что Афина была союзницей Геры и Посейдона против Зевса (Гомер, «Иллиада» I 400).
Римский историк Диодор в III и V книгах из своего труда «Историческая библиотека», рассказывая о живущих у Тритонского озера ливийских амазонках и их нападении на атлантов, живущих около гор Атласа в Северной Африке, говорит, что Аммон поручил Афине и её девам-воительницам (амазонкам) охранять ребёнка Диониса (Диодор Сицилийский. Историческая библиотека III 70:2; ІІІ, 71: 4-5). Когда гиганты разорвали младенца Диониса, Афина спасает его сердце и командует амазонками во время борьбы с гигантами (Диодор Сицилийский. Историческая библиотека ІІІ, 71,5), а также в других войнах на стороне Зевса и Диониса (Диодор Сицилийский. Историческая библиотека ІІІ, 73,7). Зевс победил гигантов на колеснице, которой правила Афина (Еврипид, «Ион» 1528-1529). Среди жертв Афины – Астер, гигант с острова Кос (Меропида, фр.4-6 Бернабе), в честь победы над котором и были установлены празднества Панафиней (Аристотель, фр.594 Розе).
Как видим, знаменитый завоевательный поход атлантов на Египет и Грецию, приписываемый Платоном атлантам, у Диодора соотносится и с «амазонками» культа Диониса, а сами атланты оказываются вместе с египтянами, греками, фракийцами и скифами жертвами их экспансии.
Вероятнее всего, под ливийскими амазонками следует понимать берберов, самоназванием которых является «амазиги» (imaziɣen; ед. ч. amaziɣ) – «свободные, благородные, светлые люди». И действительно, среди амазигов много рыжеволосых, белокожих людей с голубыми или светло-карыми глазами. В частности, именно такими изображали их на стенах храмов и зданий в Древнем Египте и времен римського владычества в Марокко, Ливии и Тунисе (Кирене, Лептис-Магне и Сабрате). В Египте неоднократно правили династии фараонов ливийского происхождения, а римський император Септимий Север, основа вший династию Северов (193-235 гг.), был по происхождению из амазигов-берберов.
Из берберров-амазигов наиболее известна народность туарегов. У них есть легенда, что корни их идут от легендарной праматери и великой правительницы, царицы Сахары – Тин Хинан (Tin-Hinan), которая была амазонкой и пришла в Хоггар  (Ахаггар) на белом верблюде со своей служанкой Такамат из южной области нынешнего Марокко, называвшегося Тафилалет (оазис  Тафилальт  в  Атласских  горах). По преданию к ней приезжали многочисленные поклонники желающие на ней жениться, однако после совокупления она всех их убивала. Царица и служанка рожали детей, положив начало роду туарегов. От царицы произошли ихаггарены (благородное племя), а от служанки – имрады (племя вассалов). В 1925 г. в районе древнего укрепления Абалессы в Ахаггаре нашли богатое захоронение женщины, лежащей лицом на восток, завёрнутый в кожаные полосы красного цвета. Многие туареги верят, что это именно Тин-Хинан. Тело в наши дни находится в Музее Бардо в Алжире. Рядом стояли сосуды и мехи, в которых были съестные припасы и питьё. Там же лежали всевозможные украшения: браслеты, кольца, ожерелья, также в гробнице было найдено грубо исполненное из камня изображение женщины  ориньякской культуры – древнейшая каменная скульптура Сахары. В городе Таманрассет проходит ежегодный фестиваль, названный в честь Тин-Хинан.
Хотя по религии туареги — мусульмане-сунниты, однако они сохранили много матриархальных традиций, таких как матрилинейную родовую организацию, матрилокальное брачное поселение и матрилатеральный брак. В тех племенах, в которых еще не доминируют исламские фундаменталисты, женщины пользуются большими правами, почетом и уважением в туарегском обществе. Девочки с раннего возраста учатся читать и писать, в то время как мужчине позволительно быть неграмотным. В отличие от большинства мусульманок, туарегские женщины ходят с открытыми лицами, тогда как мужчины их закрывают, заматывая лицо и голову специальным шарфом «тагельмуст». Несмотря на то, что туареги исповедуют ислам, где разрешено многоженство, у настоящего туарега имеется только одна жена. Тем не менее, традиция, обеспечивающая женщине почти неограниченную свободу, позволяет незамужней женщине самой выбирать любовников, что повышает ее статус, любовный опыт и привлекательность для мужчин. Развод женщины, хотя это и редкость, торжественно празднуется всем кланом. Туарегские женщины отличаются большой силой и выносливостью, а изнасилования у туарегов крайне редки. Туарегские девушки охотно борются между собой – тогда, когда пожелают. Женская борьба – это неотъемлемая часть традиционной туарегской культуры. Причиной поединка может быть утверждение себя в женском обществе, спор из-за любовника или просто желание померяться силами. Девичья борьба – это также часть ритуалов посвящения девушки во взрослый женский мир [Worley Barbara A. Where all the Women are Strong (Women of the Tuareg tribe)" by // Natural History.  – 1992. – Vol. 101, N 11. – P. 54].

(с) Олег Гуцуляк, Ph.D.

 

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner