Helgi Avatara (goutsoullac) wrote,
Helgi Avatara
goutsoullac

Конкретизация о временности (дополнение к комменту В. Карпецу)

Одним из выразителей ментальности русских стала "слободизация" России: "слободское" неприменно обозначает временное, в любой момент готовое к изгнанию, снесению и перемещению, то, что обустраивается кое-как, чтоб день прожить, принципиально чуждое укоренению [Глазычев В. Слободизация страны Гардарики // Иное: Хрестоматия нового российского самосознания (Москва). – 1995. - №1. – С.87; Ахиезер А.С. Диалектика урбанизации и миграции в России // Общественные науки и современность (Москва). – 2000. - №1. – С.86; заг. – С.78-89]. Например, "... крестьянские поселки, — пишет В. Ключевский, — по Волге и во многих других местах Европейской России доселе своей примитивностью, отсутствием простейших житейских удобств производят, особенно на путешественника с Запада, впечатление временных, случайных стоянок кочевников, не нынче-завтра собирающихся бросить свои едва насиженные места, чтобы передвинуться на новые. В этом сказалась продолжительная переселенческая бродячесть прежних времен и хронические пожары — обстоятельства, которые из поколения в поколение воспитывали пренебрежительное равнодушие к домашнему благоустройству, к удобствам в житейской обстановке" [Ключевский В.О. Соч. в 8 т. — М.: Госполитиздат, 1956. — Т.1. — С.69-72]. Н. Гоголь, к примеру, ставил своего героя в ситуацию осознания этого, изобразив выезд Чичикова из города, и сам автор, глазами героя, посреди столбовой дороги, оказывается «… пораженный бесприютностью пространств наших и грустной песней, несущейся по всему лицу земли Русской от моря до моря, обращается в лирическом возванье к самой России … Кому при взгляде на эти пустынные, доселе не заселенные и бесприютные пространства не чувствуется тоска, кому в заунывных звуках нашей песни не слышатся болезненные упреки ему самому, — … он нерусский в душе… и до сих пор остаются так же пустынны, грустны и безлюдны наши пространства, так же бесприютно и неприветливо все вокруг нас, точно как будто бы мы до сих пор еще не у себя дома (выделено нами, — О.Г.), не под родной нашею крышей, но где-то остановились бесприютно на проезжей дороге, и дышит нам от России не радушным, родным приемом братьев, но какой-то холодной, занесенной вьюгой … Общество наше, — чего не случалось еще доселе ни с одним народом. — воспитывалось в неведении земли своей (выделено нами, — О.Г.) посреди самой земли своей…» [Гоголь Н.В. Мертвые души. Выбранные места из переписки с друзьями / 2-е изд., стереотип. — М.: Дрофа, 2003. — С.294, 355].

Т. Шевченко эту слободизацию" так определил: "... В великороссийском человеке есть врожденная антипатия к зелени, к этой живой блестящей ризе улыбающейся матери природы. Великороссийская деревня — это, как выразился Гоголь, наваленные кучи серых бревен с черными отверстиями вместо окон, вечная грязь, вечная зима! Нигде прутика зеленого не увидишь, а по сторонам непроходимые леса зеленеют. А деревня, как будто нарочно, вырубилась на большую дорогу из-под тени этого непроходимого сада, растянулась в два ряда около большой дороги, выстроила постоялые дворы, а на отлете часовню и кабачок, и ей больше ничего не нужно. Непонятная антипатия к прелестям природы (1857)".

Однако «временность» и «измена» способствуют укоренению особого отношения к памяти: «… русский человек более склонен обсуждать пройденный путь, чем строить планы на будущее, он чаще оглядывается назад, чем смотрит вперед. По словам А. Чехова, «русский человек любит вспоминать, но не жить» (рассказ «Степь»)… Для русского человека очень важно его прошлое и типично душевное состояние ностальгии — по детству, по юности, по первой любви, по местам, где жил раньше (выделено нами, — О.Г.)… Почему прошлое столь важно для руского сознания? Потому что именно в прошлых фактах он ищет подоплеку для будущих действий, моральную опору, утешение, оправдание собственным поступкам, резон для выбора решений… Прошлое для них — подоплека, контекст и основа любого решения» [Сергеева А.В. Русские: Стереотипы поведения, традиции, ментальность / 4-е ид., испр. — М.: Флинта; Наука, 2006. — 184-185, 187]. «… Воображение русских не рисует отчётливых очертаний, вместо понимания реальности — грёзы. Русские много думают, но не умеют предвидеть, бывают застигнуты врасплох последствиями своих поступков. Утешение «ничего» как черта национального характера, способ умалить цель, признать тщету всякого начинания — самооправдание, извиняющее отказ от стойкого проведения своих намерений. Быстрая покорность судьбе, готовность склониться перед неудачей» [Солженицын А.И. Характер русского народа в прошлом // http://www.rustrana.ru/article.php?nid=5494].

Есть утверждающие, что именно историческая логика защиты от Степи диктовала условия такой "слободизации" [Ахиезер А., Клямкин И., Яковенко И. История России: Конец или новое начало? - М., 2006], якобы «… все русские империи были «империями обороны», отбивали от границ нашествия, перемещали линии защиты от московских рвов до Великой Китайской стены …» [Проханов А. Симфония «Пятой Империи». — М.: Яуза; Эксмо, 2007. — С.39].

Но такого почему-то не произошло на Украине, более близкой половецким и монголо-татарским набегам. Национальной южнорусской (украинской) ментальностью не овладела "временность бытия", а наоборот —«пространственность (у-коренённость) бытия», вероятно, из-за причины того, что пространство связано, в отличие от времени, с чувственным восприятием . Поэтому-то русская ментальность, желая той же «чувственности» (как же без неё!), достигает её с помощью эрзац-заменителей "вертикали": принуждение ("вздёрнуть на дыбу"/"послать на ...") и вертикаль власти.

Видимо, „слободизация” русcких обусловлена иным фактором, отсутствующим у «южнорусов» (украинцев), а именно — генезисом их ментальности.

Перефразируя М. Бубера, можно также сказать, что Украина является носителем духа согласия/злагоды (Behaustheit), а Россия — носитель духа беспризорности (Hauslosigheit), в первом случае человек чувствует себя во всей Вселенной как дома, а во втором — как в диком поле, где и колышка для шалаша нет [Бубер М. Два образа веры. — М., 1995. — С. 164-167].
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment