Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Я Африка

Почему США объявили Китаю холодную войну сейчас?

Почему США объявили Китаю холодную войну сейчас? 

Да, первая причина состоит в подавлении конкурента: КНР вышла на второе место в мировой экономической системе, вытеснив из неё ЕС и явно угрожает прибылям американских корпораций. 

Но американцы не были бы американцами, если бы не было у них еще одной причины: новый "железный экономический занавес" (изоляция КНР от рынков и мировых финансов) ставит целью именно сбить все ростущую интенсификацию экономики КНР с целью заставить её развиваться экстенсивно (в ширь и с имеющимися уже технологиями с невозможностью их совершенствования). Но экстенсивно развиваться куда? "На север, на север, на север...". Лет так на 200 увязнуть в противостоянии России и освоении обширных пространств Сибири. Тем самым подрывая экономику как "северного медведя", так и зависящую от его "шишек"-ресурсов Европу...

Я Африка

Мои твиты

Collapse )
Я Африка

Мои твиты

Я Африка

Сурен Гандилян: Госкапитализм - закономерный этап на пути к социализму. После него - экономический п

Оригинал взят у parti_etat в Сурен Гандилян: Госкапитализм - закономерный этап на пути к социализму. После него - экономический п

http://parti-etat.blogspot.com/2017/07/blog-post_24.html

Проблема в том, что наши оппоненты спотыкаются о мысли К. Маркса, Ф. Энгельса и прочих... Наши оппоненты или боятся своих выводов, или боятся смотреть своими глазами на опыт СССР... А на самом деле, вопрос крайне прост, как валенки.

Строили социализм, а построили государственный капитализм!

И как должен поступать марксист? Марксист должен поступать просто. Мы знали и знаем более менее точно конечную цель общественного развития - коммунизм.
Но мы не знали и не знаем конкретный путь и все исторические зигзаги на этом пути. И когда мы в СССР вместо социализма получили государственный капитализм, то это всего на всего означает, что путь к социализму (коммунизму) лежит через государственный капитализм.

И не никакой  трагедии тут нет и не может быть. И повода, рвать волосы на своей голове, тоже нет. Мы не можем переделать объективную действительность. Мы можем познавать объективную действительность и учиться ... И продолжать жить... И следовать законам развития общества...

Собственно, в марксизме уже содержаться все выводы о том, что для перехода  в социализм, к социалистическим производственным отношениям проскочит капитализм не получиться. Необходимо капитализм, капиталистические производственные отношения, довести до завершения.

Как оказалось, за классическим капитализмом следует монополистический капитализм (империализм), а за империализмом оказался государственный капитализм. Собственно, государственный капитализм практически предсказал Ф. Энгельс, когда писал о доведении до крайности противоречий капитализма в условиях, когда государство от имени общества берет средства производства.

Теперь мы этот этап, этап государственного капитализма пережили... Теперь мы, на основе как раз государственного капитализма СССР или Советского социализма полагаем, что следующим шагом должна быть персонализация или социализация государственной собственности, или экономический персонализм. А говоря простым бытовым языком: следующим шагом должна быть передача государственной собственности или общественного капитала от государства людям в совместную собственность. Всем вместе и каждому в отдельности! Теперь мы более конкретно можем сказать, что социализм - это труд на себя и на общество на совместных, общих для всех, и индивидуально для каждого, средствах производства.

Экономический персонализм невозможно опровергать словами. Экономический персонализм можно окончательно подтверждать или опровергать лишь практикой... Конечно же, после персонализации государственной собственности может не получиться  ТОТ социализм, о котором написан в книжках или в мечтах тех или иных фантазеров.. Но, полученный социализм после персонализации или социализации государственной собственности будет реальным, единственно возможным социализмом в действительности. Так как экономический персонализм содержится в самом развитии производительных сил общества.

Мы, на самом деле, даже не можем себе представить все последствия социализма для общества. Никто не обращает внимания на то, что система распределения в СССР, то есть государственная торговля, по своей сути, насквозь была буржуазной... И не зря самые грубые искажения социализма и нарушения законов совершались в сфере торговли.. Собственно, монополистический капитализм в СССР вернулся через систему торговли...

Персонализация государственной собственности полностью  перевернет систему распределения или систему государственной торговли. Так как  каждому способу производства соответствует свой способ распределения.
Девушка

Александр Запесоцкий: Правительство России как угроза национальным интересам

Оригинал взят у parti_etat в Александр Запесоцкий: Правительство России как угроза национальным интересам

http://parti-etat.blogspot.com/2016/01/blog-post_28.html

Александр Запесоцкий,  профессор, ректор СПбГУП о смене социально-экономического уклада в стране.

Только что вернулся с каникул из Дубая, с очередной порцией горечи в душе. Конечно, в Эмиратах есть проблемы и неблагополучия. Но за 40 лет страна прошла путь от пустыни, кочевников на верблюдах к современному и весьма впечатляющему укладу жизни. Там думали о будущем и своевременно диверсифицировали экономику, создав целый ряд перспективных отраслей экономики рядом с добычей нефти.

Россия 25 лет назад была в ряде отношений передовой державой: наука, образование, культура, искусство, - во всех этих сферах нам было чем гордиться. Мы не на верблюдах ездили, а в космос для человечества дороги прокладывали. Были и природные ресурсы. Но главное – замечательный народ, который хотел честно работать и хорошо зарабатывать. Что теперь получили?

Не нравится говорить об Эмиратах – давайте сравним с Китаем. В 1990 году Российская Федерация (без остальных республик СССР) производила в 3 раза больше, чем Китай. Через 20 лет проведения принципиально разных курсов реформ оказалось, что Китай производит примерно в 5 раз больше, чем Россия. В Китае тоже много своих проблем. Однако реформы там, как и в Эмиратах, тоже дают совершенно иные чем у нас результаты.

Разве простые люди виноваты в тяжелейшей экономической ситуации, сложившейся в стране? Наши сограждане чем-то хуже китайцев или арабских кочевников? Трудно предположить, что россияне – худший в мире народ. А состояние экономики в стране неприличное. Почему промышленность России четверть века (!) лишена доступа к кредитам? – Все ведь понимают, что при их стоимости в 15-20% годовых она развиваться не может в принципе. Почему не срабатывают рыночные механизмы, не работает конкуренция? Почему владельцы производств не вкладывают средства в обновление фондов? Почему не растет производительность труда, не развивается малый и средний бизнес, да и вообще никакой бизнес, кроме «освоения» бюджета, не развивается? Почему с маниакальным упорством разрушаются наука и образование, а здравоохранение становится привилегией богатых, зачем населению вопреки его протестам навязывается аморальное телевидение, с его помощью – аморальное поведение?

Подобным вопросам нет числа. А ответ один: в начале 90-х избрана неверная стратегия развития страны.

Правительству пора перестать обманывать народ. Оно не справляется с развитием экономики. То, что у нас происходит, это вообще не кризис. Это деградация и распад социально-экономической системы. Не только лично я так думаю, но и все известные мне ученые мирового класса, доброжелательно относящиеся к России. Существует огромный массив фактов и теоретических исследований, это подтверждающих, но нагло скрываемых от общественного мнения. Происходящее губительно для страны, но выгодно узкому слою чиновничества и приближенных к нему «субъектов экономической деятельности». Со времен Гайдара у нас избран порочный курс развития и построена дефективная социально-экономическая формация. Определенным узким кругам она выгодна. И экономический блок правительства работает на пользу этих кругов, а не на благо страны. Десятилетиями из России выводится за рубеж по сути треть валового продукта нации. Даже не буду спрашивать, те ли произвели, кто выводит. Спрошу: какая экономика такое разорение выдержит?


На пагубность сложившейся системы правительству многократно указывали лучшие умы страны, академики Абалкин, Богомолов, Львов, Шмелев, Глазьев, Некипелов. Ноль внимания. Впрочем, не совсем – в итоге РАН фактически закрыли, чтобы академики не лезли с умничаниями и под ногами не путались. Правительство назначило себе совсем иных «ученых», действующих по принципу: «чего изволите?». Группа американских нобелевских лауреатов, заинтересованная в мировой стабильности, дважды писала письма нашему руководству на ту же тему – о неэффективной экономической политике. Им ответил госдепартамент США. В том духе, что не надо мешать русским делать то, что делают. Дескать, хотят столкнуть свою страну в пропасть – и хорошо.

Полагаю, пора дать отдохнуть всему экономическому блоку нашего правительства. Ведь разорить одну из богатейших стран мира бездарнейшим управлением – нужен особый дар, некий фантастический талант идиотизма. Да еще – помноженный на фантастическое трудолюбие.

Господа Улюкаев и Наибуллина каждый день нам рассказывают, что «кризис достиг дна», «рубль достиг равновесия» и т.д. и т.п. Кивают на санкции и падение цен на нефть. А в Дубае ни на что не кивают. Стройки не прекращаются. Работа кипит. Развитие непрерывное.

Китайцы тоже работают. Главный принцип – не повторять российских ошибок, не делать, как русские. Целые исследовательские институты созданы специально для отслеживания нашего негативного опыта. Правда, в последнее время возникли проблемы: темпы экономического роста с 9% в год упали до 6%. Как они это переживут на фоне наших минус четырех процентов – вообразить невозможно…

Может быть, я пессимист. Но думаю, что если в ближайшее время не будет решительной смены сложившегося социально-экономического уклада, Россию ждут тяжелейшие потрясения. Дай Бог, если ошибаюсь. Но в любом случае за державу обидно. Обидно за людей.
Девушка

О профессоре Губанове и его концепции неоиндустриализации

Оригинал взят у parti_etat в О профессоре Губанове и его концепции неоиндустриализации

http://parti-etat.blogspot.com/2016/01/blog-post_89.html

Сергей Семенович Губанов, д.э.н., профессор МГУ, главный редактор  журнала "Экономист", автор концепции неоиндустриальной парадигмы.

В январе 1987 года С.С.Губанов  впервые выступил с докладом о противозатратных методах хозяйствования в Институте экономики  АН СССР. В июле 1991 года  стал одним из создателей и руководителей (заместитель председателя Совета) Союза  рабочих  Москвы, являясь в нём представителем Объединённого  фронта трудящихся. В декабре того же года вошёл в Координационный совет  "Трудовой России".

    С. С. Губанов:
1. Считает, что  «… в системе управления не должно быть балласта, не должно быть воровства, не должно быть лишних ненужных предприятий, тем более фирм-однодневок и тому подобного.  "Закон" вертикальной интеграции, открытый профессором С. С. Губановым, автором неоиндустриальной парадигмы, гласит: «Рентабельность промежуточных переделов должна быть близка к нулю». Расширительная трактовка закона: «Не должно быть паразитарных интересов ни в системе управления, ни в цепочке добавленной стоимости».

2. Различает 4 стадии развития капитализма  и  формулирует понятие  Неоиндустриализация.
Для понимания сути понятия "неоиндустриализация" необходимо, сначала, определиться со стадиями того социально-экономического строя, в рамках которого эта неоиндустриализация, в настоящее время, и происходит в наиболее развитых странах мира. Строй этот - капитализм. Причем надо понимать, что неоиндустриализация, в конечном итоге, приведет к построению высшей его стадии - государственного капитализма.


(нажать на картинку для увеличения)

 Как видно из  таблицы, рассматривая  СССР,  так же  как и А.В.Чижиков и Л.И.Столярова  (сторонники  концепции  экономического  персонализма), С.С.Губанов, видит систему СССР  госкапиталистической (государство - это совокупный капиталист). Но экономические персоналисты идут далее: не только констатируя госкапитализм при власти КПСС (СССР), но и предлагают  завершить переходный период от капитализма к коммунизму и установить отношения начальной фазы коммунизма - отношения народноправного общественно персонализированного способа производства. А потому и  рождается сегодня в России политическая  сила (ядро которой сторонники народоправного развития России), на знамени которой выведен лозунг: «Национальное  достояние и власть – самоуправляемому народу!».  Смысл этого лозунга прост: «не отдельные личности и не обезличенный народ, а каждый человек – высшая ценность!». Эта зарождающаяся политическая сила понимает сложившуюся на постсоветском пространстве действительность как переход народов от советского государственного капитализма (с КПСС во главе) к новому  подлинно социалистическому способу производства, смысл которого: при общем владении каждый – собственник, каждый – работник (собственник и работник в одном лице). А во главе  страны- не партии, а самоуправляемый народ.

Александр Чижиков

--------------------------------------------

Неоиндустриальная парадигма как формула развития России  -концепция Сергея Семеновича Губанова

Что же нужно делать в экономике?

     Однозначный ответ дан отечественной наукой – перейти с сырьевой ренты на неоиндустриальную. За последние 20-30 лет мировая экономическая мысль не выдвигала ничего подобного неоиндустриальной парадигме. Сегодня предложенная школой профессора Губанова С.С. концепция развития России завоевывает лучшие умы в ведущих интеллектуальных центрах на постсоветском пространстве.


     Действительно, ключевой вопрос сегодня заключается в отношении к стихии рынка: есть ли альтернатива стихийному производству по базовому критерию максимизации прибыли (т.н. либеральный капитализм низшего порядка). Какова роль планирования? Из чего выжимать максимум прибыли – из промежуточных переделов, как это делается сегодня в России, или из конечного производства как это делается в США и Европе?

     «Великая депрессия» низшего стихийного («либерального») капитализма 1929-1933 года привела к мировой войне 1939-1945 гг. Глубокий анализ причин победы советской экономики над экономикой Европы, позволил кардинально переформатировать всю экономическую систему Запада. Именно осмысление феноменальной победы военной промышленности СССР над лучшими европейскими концернами, как и быстрое восстановление страны, привело к переходу США и Европы к стадии государственно-корпоративного капитализма, основанному на огосударствлении экономики и главенстве вертикально-интегрированных межотраслевых комплексов (ТНК). «Кейнсианской революции» вобрала в себя лучший опыт тогдашних мировых лидеров индустриального развития. По оценкам С.Губанова сегодня доля ТНК с капитализацией свыше 1 млрд. долларов в экономике США по совокупному капиталу превышает 83,2% (в 1970 году – 48.8%), а по прибыли – 86% (против 51,9% в 1970 году). По производству электронного оборудования и двигателестроения, микропроцессорам и двигателям технотронного типа – удельный вес ТНК в объеме инновационных разработок - 100%.

     Это господство экономики корпораций, экономики вертикальной интеграции. Доля малых предприятий – 10%! В России все с точностью наоборот – свыше 90% у дезинтегрированных, децентрализованных неконкурентоспособных предприятий. Вопиющая некомпетентность и интеллектуальная ущербность ведущих идеологов экономического блока российского правительства вызывает глубокое сожаление. Ведь на днях помощник президента Аркадий Дворкович предложил взять за основу формулы выхода из кризиса… малый бизнес и несостоятельную парадигму информационного общества. Ясно, что не читали и не читают нынешние горе - советники серьезную экономическую литературу. Ведь давным-давно опубликована убийственная детальная критика «постиндустриальной парадигмы» младотроцкиста Белла, как и наспех скомпилированной на его базе концепции «информационного» общества, согласно которой якобы свыше 70% в занятости и ВВП в США относятся к сфере услуг.

     Но цифры показываю иное: сегодня развитие ведущих держав движется за счет производства средств производства (США – доля средств производства в совокупном общественном продукте 55,8%, Германия – 58%, Япония – 60%)! Где же здесь доминирование сферы услуг? Доля материальных ресурсов в конечном потреблении домохозяйств превышает 65,3%, т.е. 2/3 общего объема. Лукавство и подтасовки статистики США давно вскрыты российскими учеными. Сегодня доля государственно-корпоративного сектора США в общей занятости составляет 78,4% (60,3% - занятые в материальном производстве, 1,1% - занятые в сельском хозяйстве и 17% госсектор).

    Сегодня в экономическом блоке правительства России нет элементарного понимания индустриализации как замены стадии развития капитализма, а не машинизация труда, что главный критерий – это не удельный вес индустрии, а доля машинных работников и степень машинозамещения ручного труда. Как и того, что сегодня мы находимся всего лишь на второй стадии индустриализации – стадии автоматизация (базовый продукт которой – микропроцессор и технотронные двигатели). Но в отдельных отраслях – сельском хозяйстве, авторанспорте и ряде других мы не прошли даже первую фазу индустриализации - стадию электрификация, базовый продукт которой – электричество, а главный критерий – доля электрифицированных машин и рабочих мест. А логика управления промышленным капиталом кардинально отличается от логики управления фиктивным или денежным капиталом. Сырьевые олигархи и биржевые спекулянты никогда не смогут поднять отечественную промышленность. Отечественный промышленный капитал должен поглотить сырьевой и банковский. А не наоборот. Сегодня на повестке дня – запуск обрабатывающей промышленности через стратегическую национализацию сырьевой, банковской, земельной и инфраструктурной ренты.

     В условиях глобальной конкуренции переход России на государственно-корпоративную стадию развития неизбежен.

Марат Мусин
Девушка

О профессоре Губанове и его концепции неоиндустриализации

Оригинал взят у parti_etat в О профессоре Губанове и его концепции неоиндустриализации

http://parti-etat.blogspot.com/2016/01/blog-post_89.html

Сергей Семенович Губанов, д.э.н., профессор МГУ, главный редактор  журнала "Экономист", автор концепции неоиндустриальной парадигмы.

В январе 1987 года С.С.Губанов  впервые выступил с докладом о противозатратных методах хозяйствования в Институте экономики  АН СССР. В июле 1991 года  стал одним из создателей и руководителей (заместитель председателя Совета) Союза  рабочих  Москвы, являясь в нём представителем Объединённого  фронта трудящихся. В декабре того же года вошёл в Координационный совет  "Трудовой России".

    С. С. Губанов:
1. Считает, что  «… в системе управления не должно быть балласта, не должно быть воровства, не должно быть лишних ненужных предприятий, тем более фирм-однодневок и тому подобного.  "Закон" вертикальной интеграции, открытый профессором С. С. Губановым, автором неоиндустриальной парадигмы, гласит: «Рентабельность промежуточных переделов должна быть близка к нулю». Расширительная трактовка закона: «Не должно быть паразитарных интересов ни в системе управления, ни в цепочке добавленной стоимости».

2. Различает 4 стадии развития капитализма  и  формулирует понятие  Неоиндустриализация.
Для понимания сути понятия "неоиндустриализация" необходимо, сначала, определиться со стадиями того социально-экономического строя, в рамках которого эта неоиндустриализация, в настоящее время, и происходит в наиболее развитых странах мира. Строй этот - капитализм. Причем надо понимать, что неоиндустриализация, в конечном итоге, приведет к построению высшей его стадии - государственного капитализма.


(нажать на картинку для увеличения)

 Как видно из  таблицы, рассматривая  СССР,  так же  как и А.В.Чижиков и Л.И.Столярова  (сторонники  концепции  экономического  персонализма), С.С.Губанов, видит систему СССР  госкапиталистической (государство - это совокупный капиталист). Но экономические персоналисты идут далее: не только констатируя госкапитализм при власти КПСС (СССР), но и предлагают  завершить переходный период от капитализма к коммунизму и установить отношения начальной фазы коммунизма - отношения народноправного общественно персонализированного способа производства. А потому и  рождается сегодня в России политическая  сила (ядро которой сторонники народоправного развития России), на знамени которой выведен лозунг: «Национальное  достояние и власть – самоуправляемому народу!».  Смысл этого лозунга прост: «не отдельные личности и не обезличенный народ, а каждый человек – высшая ценность!». Эта зарождающаяся политическая сила понимает сложившуюся на постсоветском пространстве действительность как переход народов от советского государственного капитализма (с КПСС во главе) к новому  подлинно социалистическому способу производства, смысл которого: при общем владении каждый – собственник, каждый – работник (собственник и работник в одном лице). А во главе  страны- не партии, а самоуправляемый народ.

Александр Чижиков

--------------------------------------------

Неоиндустриальная парадигма как формула развития России  -концепция Сергея Семеновича Губанова

Что же нужно делать в экономике?

     Однозначный ответ дан отечественной наукой – перейти с сырьевой ренты на неоиндустриальную. За последние 20-30 лет мировая экономическая мысль не выдвигала ничего подобного неоиндустриальной парадигме. Сегодня предложенная школой профессора Губанова С.С. концепция развития России завоевывает лучшие умы в ведущих интеллектуальных центрах на постсоветском пространстве.


     Действительно, ключевой вопрос сегодня заключается в отношении к стихии рынка: есть ли альтернатива стихийному производству по базовому критерию максимизации прибыли (т.н. либеральный капитализм низшего порядка). Какова роль планирования? Из чего выжимать максимум прибыли – из промежуточных переделов, как это делается сегодня в России, или из конечного производства как это делается в США и Европе?

     «Великая депрессия» низшего стихийного («либерального») капитализма 1929-1933 года привела к мировой войне 1939-1945 гг. Глубокий анализ причин победы советской экономики над экономикой Европы, позволил кардинально переформатировать всю экономическую систему Запада. Именно осмысление феноменальной победы военной промышленности СССР над лучшими европейскими концернами, как и быстрое восстановление страны, привело к переходу США и Европы к стадии государственно-корпоративного капитализма, основанному на огосударствлении экономики и главенстве вертикально-интегрированных межотраслевых комплексов (ТНК). «Кейнсианской революции» вобрала в себя лучший опыт тогдашних мировых лидеров индустриального развития. По оценкам С.Губанова сегодня доля ТНК с капитализацией свыше 1 млрд. долларов в экономике США по совокупному капиталу превышает 83,2% (в 1970 году – 48.8%), а по прибыли – 86% (против 51,9% в 1970 году). По производству электронного оборудования и двигателестроения, микропроцессорам и двигателям технотронного типа – удельный вес ТНК в объеме инновационных разработок - 100%.

     Это господство экономики корпораций, экономики вертикальной интеграции. Доля малых предприятий – 10%! В России все с точностью наоборот – свыше 90% у дезинтегрированных, децентрализованных неконкурентоспособных предприятий. Вопиющая некомпетентность и интеллектуальная ущербность ведущих идеологов экономического блока российского правительства вызывает глубокое сожаление. Ведь на днях помощник президента Аркадий Дворкович предложил взять за основу формулы выхода из кризиса… малый бизнес и несостоятельную парадигму информационного общества. Ясно, что не читали и не читают нынешние горе - советники серьезную экономическую литературу. Ведь давным-давно опубликована убийственная детальная критика «постиндустриальной парадигмы» младотроцкиста Белла, как и наспех скомпилированной на его базе концепции «информационного» общества, согласно которой якобы свыше 70% в занятости и ВВП в США относятся к сфере услуг.

     Но цифры показываю иное: сегодня развитие ведущих держав движется за счет производства средств производства (США – доля средств производства в совокупном общественном продукте 55,8%, Германия – 58%, Япония – 60%)! Где же здесь доминирование сферы услуг? Доля материальных ресурсов в конечном потреблении домохозяйств превышает 65,3%, т.е. 2/3 общего объема. Лукавство и подтасовки статистики США давно вскрыты российскими учеными. Сегодня доля государственно-корпоративного сектора США в общей занятости составляет 78,4% (60,3% - занятые в материальном производстве, 1,1% - занятые в сельском хозяйстве и 17% госсектор).

    Сегодня в экономическом блоке правительства России нет элементарного понимания индустриализации как замены стадии развития капитализма, а не машинизация труда, что главный критерий – это не удельный вес индустрии, а доля машинных работников и степень машинозамещения ручного труда. Как и того, что сегодня мы находимся всего лишь на второй стадии индустриализации – стадии автоматизация (базовый продукт которой – микропроцессор и технотронные двигатели). Но в отдельных отраслях – сельском хозяйстве, авторанспорте и ряде других мы не прошли даже первую фазу индустриализации - стадию электрификация, базовый продукт которой – электричество, а главный критерий – доля электрифицированных машин и рабочих мест. А логика управления промышленным капиталом кардинально отличается от логики управления фиктивным или денежным капиталом. Сырьевые олигархи и биржевые спекулянты никогда не смогут поднять отечественную промышленность. Отечественный промышленный капитал должен поглотить сырьевой и банковский. А не наоборот. Сегодня на повестке дня – запуск обрабатывающей промышленности через стратегическую национализацию сырьевой, банковской, земельной и инфраструктурной ренты.

     В условиях глобальной конкуренции переход России на государственно-корпоративную стадию развития неизбежен.

Марат Мусин
Девушка

Александр Запесоцкий: Правительство России как угроза национальным интересам

Оригинал взят у parti_etat в Александр Запесоцкий: Правительство России как угроза национальным интересам

http://parti-etat.blogspot.com/2016/01/blog-post_28.html

Александр Запесоцкий,  профессор, ректор СПбГУП о смене социально-экономического уклада в стране.

Только что вернулся с каникул из Дубая, с очередной порцией горечи в душе. Конечно, в Эмиратах есть проблемы и неблагополучия. Но за 40 лет страна прошла путь от пустыни, кочевников на верблюдах к современному и весьма впечатляющему укладу жизни. Там думали о будущем и своевременно диверсифицировали экономику, создав целый ряд перспективных отраслей экономики рядом с добычей нефти.

Россия 25 лет назад была в ряде отношений передовой державой: наука, образование, культура, искусство, - во всех этих сферах нам было чем гордиться. Мы не на верблюдах ездили, а в космос для человечества дороги прокладывали. Были и природные ресурсы. Но главное – замечательный народ, который хотел честно работать и хорошо зарабатывать. Что теперь получили?

Не нравится говорить об Эмиратах – давайте сравним с Китаем. В 1990 году Российская Федерация (без остальных республик СССР) производила в 3 раза больше, чем Китай. Через 20 лет проведения принципиально разных курсов реформ оказалось, что Китай производит примерно в 5 раз больше, чем Россия. В Китае тоже много своих проблем. Однако реформы там, как и в Эмиратах, тоже дают совершенно иные чем у нас результаты.

Разве простые люди виноваты в тяжелейшей экономической ситуации, сложившейся в стране? Наши сограждане чем-то хуже китайцев или арабских кочевников? Трудно предположить, что россияне – худший в мире народ. А состояние экономики в стране неприличное. Почему промышленность России четверть века (!) лишена доступа к кредитам? – Все ведь понимают, что при их стоимости в 15-20% годовых она развиваться не может в принципе. Почему не срабатывают рыночные механизмы, не работает конкуренция? Почему владельцы производств не вкладывают средства в обновление фондов? Почему не растет производительность труда, не развивается малый и средний бизнес, да и вообще никакой бизнес, кроме «освоения» бюджета, не развивается? Почему с маниакальным упорством разрушаются наука и образование, а здравоохранение становится привилегией богатых, зачем населению вопреки его протестам навязывается аморальное телевидение, с его помощью – аморальное поведение?

Подобным вопросам нет числа. А ответ один: в начале 90-х избрана неверная стратегия развития страны.

Правительству пора перестать обманывать народ. Оно не справляется с развитием экономики. То, что у нас происходит, это вообще не кризис. Это деградация и распад социально-экономической системы. Не только лично я так думаю, но и все известные мне ученые мирового класса, доброжелательно относящиеся к России. Существует огромный массив фактов и теоретических исследований, это подтверждающих, но нагло скрываемых от общественного мнения. Происходящее губительно для страны, но выгодно узкому слою чиновничества и приближенных к нему «субъектов экономической деятельности». Со времен Гайдара у нас избран порочный курс развития и построена дефективная социально-экономическая формация. Определенным узким кругам она выгодна. И экономический блок правительства работает на пользу этих кругов, а не на благо страны. Десятилетиями из России выводится за рубеж по сути треть валового продукта нации. Даже не буду спрашивать, те ли произвели, кто выводит. Спрошу: какая экономика такое разорение выдержит?


На пагубность сложившейся системы правительству многократно указывали лучшие умы страны, академики Абалкин, Богомолов, Львов, Шмелев, Глазьев, Некипелов. Ноль внимания. Впрочем, не совсем – в итоге РАН фактически закрыли, чтобы академики не лезли с умничаниями и под ногами не путались. Правительство назначило себе совсем иных «ученых», действующих по принципу: «чего изволите?». Группа американских нобелевских лауреатов, заинтересованная в мировой стабильности, дважды писала письма нашему руководству на ту же тему – о неэффективной экономической политике. Им ответил госдепартамент США. В том духе, что не надо мешать русским делать то, что делают. Дескать, хотят столкнуть свою страну в пропасть – и хорошо.

Полагаю, пора дать отдохнуть всему экономическому блоку нашего правительства. Ведь разорить одну из богатейших стран мира бездарнейшим управлением – нужен особый дар, некий фантастический талант идиотизма. Да еще – помноженный на фантастическое трудолюбие.

Господа Улюкаев и Наибуллина каждый день нам рассказывают, что «кризис достиг дна», «рубль достиг равновесия» и т.д. и т.п. Кивают на санкции и падение цен на нефть. А в Дубае ни на что не кивают. Стройки не прекращаются. Работа кипит. Развитие непрерывное.

Китайцы тоже работают. Главный принцип – не повторять российских ошибок, не делать, как русские. Целые исследовательские институты созданы специально для отслеживания нашего негативного опыта. Правда, в последнее время возникли проблемы: темпы экономического роста с 9% в год упали до 6%. Как они это переживут на фоне наших минус четырех процентов – вообразить невозможно…

Может быть, я пессимист. Но думаю, что если в ближайшее время не будет решительной смены сложившегося социально-экономического уклада, Россию ждут тяжелейшие потрясения. Дай Бог, если ошибаюсь. Но в любом случае за державу обидно. Обидно за людей.
Девушка

Олег Леусенко: Украина поставила крест на проекте "РФ" (мнение азиопца)

Оригинал взят у parti_etat в Олег Леусенко: Украина поставила крест на проекте "РФ" (мнение азиопца)

http://parti-etat.blogspot.com/2015/11/blog-post_6.html

Очередной плач азиопца Эль-Мюрида про "россию которую они просрали". Мюрид, хоть и имперский долбоёб, но русской вате он даст фору. Он прекрасно понимает, что 23 года Украина в качестве проекта УССР-2 оставалась серой зоной. Что для борьбы с Украиной Кремлю нужен здесь хаос. Но, он также и понимает, что без Украины России пришел песец, но Украина уже навсегда оторвана от русского Мордора. Читать не только текст, но и комменты всем зрадофилам и прочим всепропалищикам:

Originally posted by el_murid at Два ответа (2)

........Естественно, что после того, как к власти в России пришли новые хозяева и прошел первый этап грабежа советского наследства, воры и преступники быстро осознали, что восстановление уничтоженного ими хотя бы на самом минимальном уровне требует вновь возвращения к строительству пусть и серьезно усеченного, но все-таки общего пространства - в противном случае награбленное будет попросту отнято ворами и преступниками гораздо более высокого уровня.

Не зря уже при Ельцине был запущен первый пилотный проект союзного государства России и Белоруссии, затем - зашла речь о создании разного рода объединений с общими правилами вроде ЕврАЗЭС, Таможенного союза, теперь вот Евразийского Экономического Союза. Деваться некуда - или ты, или тебя.

Проблема в том, что немедленно возникло жесткое противоречие. Объективные факторы и инстинкт самосохранения толкали к объединению и развитию, субъективные факторы, главным из которых было стремление касты нуворишей в мировую элиту, требовал сохранения России (и прочих бывших республик) в ранге и качестве придатков мировой глобальной системы. Только на таком уровне был призрачный шанс встроится хоть на лакейских ролях, но в эту самую элиту. Развитие страны означало борьбу за рынки, за более достойное место в мировом разделении труда, а в конечном итоге - противостояние с той самой мировой элитой, куда им так хотелось вползти.

Собственно, это противоречие и обусловило хаотичность процесса строительства всех объединительных структур на территории бывшего СССР. Шаг вперед всегда сопровождался двумя шагами назад и в сторону.

При чем тут Украина? А при том, что любое объединение без мощного промышленного потенциала Украины, ее выгодного геоэкономического положения (геополитика - это борьба за ресурсы, геоэкономика - борьба за транспортные коридоры) было бесперспективным. Кроме того, Украина - это серьезный внутренний рынок с 45 миллионным населением. Стоит вспомнить, что из 200 млрд экспорта российского газа 40 приходилось на Украину - вот вам и емкость украинского рынка.

Борьба за Украину в таком случае превращалась в борьбу за реализацию единственной вменяемой задачи для России даже в ее нынешнем состоянии: с продажной воровской элитой, разрушением своего собственного промпотенциала, уничтожения своего собственного населения и перспектив. Без строительства (а точнее, воссоздания) даже усеченного единого пространства никаких перспектив у России не существовало и не существует. Украина становилась ключевой точкой, в которую сходилось очень много факторов, позволяющих прогнозировать: удастся решить эту стратегическую задачу или нет.

У Украины, как независимого государства (при всей условности этого понятия применительно к Украине) была иная стратегическая задача, далеко не во всем совпадающая с российской. Украина, являясь транзитной территорией между Россией и Европой (а в перспективе - между Китаем и Европой) должна была сохранить свое независимое положение, не включаясь ни в один из существующих интеграционных проектов, но выгодно продавая свое исключительное геоэкономическое положение. В этом смысле поначалу украинское руководство тоже при всех своих "вывихах и закидонах" вело себя относительно осмысленно. В Москве это очень не нравилось и называлось политикой "сосания у двух маток", но объективно для Украины именно такая политика была наиболее эффективной: торговать собой, не отдаваясь никому.

Существующее противоречие создавало дополнительные сложности в строительстве всех интеграционных проектов на территории бывшего СССР, однако фатальных факторов, которые делали невозможной реализацию одновременно российского и украинского проекта, не существовало. Создание гибкого союза, в котором были бы учтены интересы России и Украины, вероятно, было возможным. Не без компромиссов - но в конце концов, это как раз нормально.

Первый Майдан стал первой попыткой жестко переориентировать Украину в направлении Запада, однако украинская элита даже в "оранжевом" варианте была не готова заходить так далеко, поэтому очень быстро ситуация вернулась на круги своя, хотя в какой-то степени показала Москве, что Запад не будет молча смотреть на ее упражнения в области строительства конкурирующего экономического проекта.

Что сделала Москва в сложившейся ситуации? Рекомендую почитать книгу Зыгаря "Вся кремлевская рать" (это не реклама, предупреждаю сразу). Там неплохо описана подоплека новогодних газовых войн, в результате которых Москва создала насквозь коррупционную прокладку РосУкрЭнерго в интересах узкой группы лиц, и стала оценивать взаимоотношения с укроэлитой через степень ее лояльности в отношении такой политики. "Газ - это бизнес президентов", - как в свое время совершенно ничего не стесняясь сообщил Кучма.

В отношении Украины в Кремле возникла та же проблема: конфликт интересов. Объективно там понимали, что без Украины никакого единого пространства построить невозможно, субъективно шкурные интересы высшей элиты требовали рассмотрения Украины в качестве вечной "серой зоны", на которой можно прокручивать разного рода непрозрачные схемы с участием тех или иных "прокладок".

Доигрался Кремль в 13 году - когда действующий медленно, но неотвратимо Запад предпринял очередную попытку развала российского проекта.

Крым можно и нужно рассматривать, как откровенную провокацию, которая рывком перевела вялотекущую грызню между Украиной и Россией в критическое состояние. Мало того, что теперь Запад получил возможность давить на Россию как на полноценного агрессора, но теперь Украина, сумев пересобрать свою госвласть после переворота в феврале 2014 р. ни при каких обстоятельствах не может рассматривать свое участие в российских проектах в любой форме.

Тем самым Запад одним движением разрушил сразу два стратегических проекта - российский и украинский. Был ли вариант, при котором после Крыма оставалась возможность вернуть ситуацию если не в прежнее положение, то хотя бы не слишком от него отклониться? Да, но только один. Немедленно разрушать до основания пришедшую к власти киевскую хунту и хаотизировать все украинское пространство, кристаллизуя при этом на Юго-Востоке структуры управления, которые станут перехватывать власть постепенно в других украинских регионах. План, мягко говоря, небесспорный и трудно выполнимый - но альтернатива ему у нас перед глазами. В худшем случае к лету-осени 14 года мы могли иметь две Украины, в оптимальном - относительно устойчивую единую Украину, в которой объективно пришлось бы проводить конституционную реформу с федерализацией с возможным переходом на конфедеративное устройство.

И в том, и другом случае шанс на продолжение стратегического проекта России по строительству единого пространства оставался - хотя коррективы в него, безусловно, пришлось бы вносить. Совсем идеально, конечно, было бы не присоединять Крым, а оставить его независимой территорией, что сделало бы любые планы по ликвидации хунты и дальнейшим преобразованиям гораздо более успешными - но когда бог отнимает разум, он его отнимает совсем. Основной проблемой после ликвидации последствий госпереворота оставалось создание условий для восстановления украинского проекта "игры на две стороны" - жесткое включение Украины в российский проект означало существенное ухудшение отношений с Западом на долгосрочную перспективу.

Вместо всего этого мы видим то, что мы видим - судорожные тактические ходы, которые никак не влияют на общий стратегический провал. Украина оторвана от России и никогда уже не будет участвовать в наших интеграционных проектах, чья цена на международном рынке теперь резко упала. Собственно, поэтому и Казахстан, и Белоруссия теперь будут вынуждены учитывать рухнувшую стоимость ЕАЭС, и удивляться тому, что они станут теперь смотреть "на сторону", не приходится.

Можно ли всё это назвать поражением? Без сомнения. Что бы ни произошло - ключевая задача по вовлечению Украины в российский интеграционный проект теперь закрыта. Привлекательность ЕАЭС существенно снижена. Отношения с Западом подорваны, кризис слабой и без того российской экономики идет в полный рост.

Что делает российское руководство в складывающихся обстоятельствах? Правильно. Немедленно влазит в сирийскую авантюру. Остается только встать и аплодировать. Бурно и несмолкающе. А что еще делать-то?
Девушка

Эдуард Нигмати: Нужно бить в сердце буржуазного государства, а не по его отдельным органам

Оригинал взят у parti_etat в Эдуард Нигмати: Нужно бить в сердце буржуазного государства, а не по его отдельным органам

http://parti-etat.blogspot.com/2015/09/blog-post_0.html

Некоторые современные революционеры имеют предположение, что рабочий класс к возможности политической борьбы готовит экономическая борьба. В течение последних 10 лет такую же тактику разделяли и большевики. Я помню прекрасно выступление  Лапина, в котором он говорил рабочему, что если тот боится выступить против своего хозяина и менеджмента, то как же он тогда думает участвовать в политической революции? Позднее Лапин во многих инструктивных разговорах ссылался на это свое "открытие".

Между тем, и я убеждаюсь на опыте руководства протестами уже более года на нескольких российских предприятиях, вступить в экономическую борьбу объективно гораздо труднее, чем в политическую.На то и существует буржуазное государство и система подавления, чтобы как можно сильнее затруднить условия борьбы за права. Кроме того, рабочий отдельного предприятия подвержен отдельному внутреннему гнету своего руководства.

Возникновение новых профсоюзов и попытки старых революционных профсоюзов заменить собой официозные профсоюзные организации при содействии политической администрации подавляются, а участники таких движений подвергаются обструкции.

Давайте будем помнить и то, что в РФ официально запрещены забастовки солидарности. Т.е. депо "Баумана" законодательно не имеют право поддерживать рабочие других предприятий.

Все это не обозначает, что коммунисты должны перестать поддерживать экономическую борьбу. Это обозначает, однако, что не следует испытывать иллюзии по поводу ее эффективности для агитации. Мы можем и должны воспитывать рабочий класс на политическом материале,мы можем и должны не упрекать рабочих за слабую активность в экономической борьбе, поиск компромиссов, письма Путину и т.д. Мы можем и должны показывать рабочему классу тот политический предел, который мешает ему свободно отстаивать экономические права в этом "свободном" обществе, вовлекая людей прежде всего в политические организации, учебу, и политические действия.

Плюсом будет возникновение более широкой солидарности, чем солидарность одного предприятия, а такая возможность дает получить и промежуточные экономические победы, например, отмену запрета забастовки солидарности, разрешение забастовок явочным порядком, заключение коллективных договоров через голову консервативных профсоюзов.

Нужно бить в сердце буржуазного государства, а не по его отдельным органам.